Народ – за Глазьева!

0
151

 

 

 

Это парадокс, но, судя по нашему голосованию «Абсолютного рейтинга», народ на должности премьер-министра России хотел бы видеть Сергея Глазьева. Человека, которого мы вообще практически не наблюдаем на экранах ТВ, который не может и близко сравниться с политической тяжеловесностью своих конкурентов, которого интересует лишь экономика, а не популистские гиперзвуковые «Кинжалы» и проведение футбольных чемпионатов ради престижа страны.

Его — в конкуренции с московским мэром Сергеем Собяниным – потенциально видят самым эффективным на этой должности. Рейтинг глазьевского «премьерства», судя по вашему голосованию, опережает медведевский в 10 раз! Вопрос. Как без ТВ-поддержки его вообще так хорошо знают или помнят? И почему – именно он?

Он – наверное, потому что народ устал от обещаний и убеждений известных нам политиков, льющихся с голубых телеэкранов все того же ТВ. О том, что «правильной дорогой идем, товарищи». Потому что уже успели увидеть – что какой-то неправильной. Идем-идем, слушаем-слушаем, а даже горизонта надежды не видно. И не надо ничего для этого глубоко анализировать. Те, кто находится в малом бизнесе – знают, как день за днем падает покупательская способность. Этого достаточно, чтобы поставить клеймо всей экономике.

Поэтому нужен спаситель. Незапятнанный ТВ-обещаниями, разбирающийся в экономике, ну и какой-то реальный. Чтобы к власти был все-таки близок, потому что попасть наверх и начинать реализовывать свою программу без близости к ней невозможно. А нам зачем теоретик? Нам нужен практик!

И вот тут как раз – Глазьев! Идеально подходит на эту роль. 57 лет. Экономист и академик. Советник Президента РФ. В прошлом – один из лидеров избирательного блока «Родина» (2004 год), депутат Государственной Думы и – если кто забыл – кандидат в Президенты России 2004 года. Занявший, кстати, тогда третье место — с результатом 4,1%.

А теперь разберемся, что же он хочет. Его предложения во многом состоят из экономических терминов с применением таких же сложнопроизносимых инструментов, в которых обычному человеку без специального образования порой разобраться не так-то просто. Но давайте пройдемся по основным. Их он в последний раз сформулировал чуть более года назад в своем докладе «12 шагов для экономического развития». Выделю главные, на мой взгляд, и наиболее понятные.

Первое. Плановая экономика

«Без планирования невозможно себе представить современный мир, потому что средний научный производственный цикл в передовых отраслях промышленности — 8-10 лет, и бизнес неизбежно должен составлять план на этот период. Если говорить о структурных звеньях в экономике, то там цикл — 30-40 лет. 30-40-летний горизонт планирования — это основа долгосрочного высокотехнического прогнозирования. Он существует во всех передовых странах мира без исключения. На базе таких прогнозов разрабатываются стратегии рационального развития, затем концепции, затем программы, а затем в рамках бюджета реализуется индикативный план».

Любимая советская плановая экономика! Дело, конечно, нужное! Только ведь надо чтобы было что планировать, а, самое главное, откуда деньги на эти планы брать. Кроме того, мне кажется, что даже у кабинета Медведева есть примерно такой план.

Второе. Личная ответственность чиновников

«Необходимо введение механизма личной и коллективной («сквозной», «вертикальной» и «горизонтальной») ответственности госслужащих, а также системы их поощрения за реализацию индикативных планов роста инвестиций и производства. Эти нормы также должны распространяться на деятельность государственных корпораций и госбанков».

Прекрасный тезис. Вообще-то этот пункт всегда и везде должен быть и так. Только все мы знаем – Путин своих не бросает! Переход Мутко в вице-премьеры по строительству прекрасно иллюстрирует нынешнее положение дел. И кто же Глазьеву позволит поднять руку на обворовавшегося или несправившегося с задачами чиновника, если он в хороших и уж тем более в дружеских отношениях с Президентом?

Третье. Снижение банковской маржи

«Процентные кредитные ставки госбанков необходимо регулировать, исходя из рентабельности производственной сферы. Процент кредита должен составлять в среднем 2 процента, а маржинальность самых банков – 1%».

Действительно, странно кредитовать одной ставкой нефтегазовые проекты и посадку сада яблок, например. Поэтому-то никто сады сейчас эти и не сажает! И «в молочку» никто не рвется. А фермеры мыкаются со своей сметаной с утра до ночи, не зная как ее продать в нужном объеме – чтобы отбить кредиты – и при этом, чтобы эта самая сметана еще не успела испортиться.

Как человек, регулярно общающийся с фермерами, на деле вижу их ежедневную измотанность, страдания от логистики и пьяных работников (а кто еще поедет в глушь, где можно действительно готовить здоровый продукт!), проблем сбыта или открытия собственного магазина.

А банкиры тем временем сидят в теплых кабинетах, не производят ВВП, считают 20-процентные заработки и живут в разы лучше этих трудяг. Впрочем, так было всегда.

Но! 1% — им! Не больше!

Теперь вы спросите – а откуда столько дешевых денег на эти самые кредиты. А вот это – в четвертом нашем пункте.

Четвертое. Напечатать денег

По мнению Глазьева, «в отличие от экономик стран –эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денег и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительно время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций».

При этом Глазьев ссылается на оценки Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Выход на 4–5-процентный ежегодный прирост ВВП, выше среднемирового уровня, может быть достигнут только при повышении нормы накопления (доли инвестиций) до 27% ВВП к 2018 году. Только в этом случае возможна реализация поставленной президентом РФ задачи достижения роста ВВП выше среднемирового уровня. А чтобы догнать по темпам роста китайскую экономику, норму накопления необходимо довести до 35%.

Профинансировать эти предложения можно за счет целевой кредитной эмиссии (то есть – печатание денег) под приоритетные инвестиционные проекты.

«При этом инфляционного эффекта от наращивания кредитной эмиссии в объеме до 5 трлн. рублей не прогнозируется, так как уровень монетизации российской экономики ниже оптимального на 7 – 10 трлн. рублей. Главным условием здесь является направление этой кредитной эмиссии исключительно на цели роста объемов и модернизации производства пользующейся спросом продукции».

Если уважаемый экономист говорит, что при печатании денег – инфляции не будет, нам остается только ему поверить. И это было бы действительно выходом, подстегнув еще и угасшую покупательскую способность. Вот только что-то мне здесь тревожно за курс рубля.

Пятое. Новые масштабные инвестпроекты – вместе с китайцами

«Реализация двух трансконтинентальных интеграционных инициатив — ЕАЭС и Шелкового пути — открывает возможности расширения взаимовыгодного сотрудничества с Китаем. Инфраструктурные проекты могут финансироваться, в частности, не только за счет госбюджета, но и при помощи «выпуска целевых низкопроцентных облигаций, котируемых на бирже и выкупаемых ЦБ. Для их сопряжения с китайскими источниками финансирования может быть использован механизм валютно-кредитных свопов. В целях привлечения средств международных банков развития и финансовых рынков могут быть выпущены специальные долгосрочные облигации, обращающиеся на финансовом рынке Евразийского экономического союза и КНР.

Что касается самих инфраструктурных проектов, то, например, можно сочетать формирование единого воздушного пространства с переходом на самолеты совместного производства в рамках российско-китайско-индийско-иранской кооперации. Или открытие внутренних водных путей со строительством и использованием судов собственного производства. Или сооружение трансконтинентальных транспортных коридоров с развитием единой базы железнодорожного и автодорожного машиностроения. Аналогичный подход может быть применен к формированию общего энергетического пространства, совместной машиностроительной базы.

 

 

Пока российско-китайские инвестиционные проекты развиваются сравнительно вяло. Созданные для этого международные банки развития, в первую очередь Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, остаются в стороне».

И правда, китайцы — наши друзья и партнеры, их экономика сильно растет, у них достаточно денег, а мы совсем не используем их возможности. Даже о главном российско-китайском проекте – газопроводе «Сила Сибири» — не слышно, не видно.

Поскольку сам не раз вступал в переговоры с китайцами по вопросам бизнеса, скажу о своих выводах. Им нужно два условия на свое согласие в инвестиционном участии в проекте. Первое – поддержка государства. Второе – время. Они никогда быстро не принимают решения. Им надо изучить тебя, прийти к тебе в гости и узнать твою семью, проверить тебя временем.

Оба условия в нашей ресурсной базе взаимоотношений с ними сейчас как раз есть. То, о чем говорит Глазьев, это как раз проекты государства, а Путин с Си Цзиньпином уже столько находятся в дружеских отношениях, что все проверки временем пройдены с запасом. Тем более что оба только-только получили полномочия на очередные долгие сроки правления, что должно еще больше поспособствовать их уверенности в реализации совместных масштабных и долгосрочных проектах.

Но где сейчас все эти ежедневные переговоры с китайцами на высшем уровне? И где, кстати, разпиаренный Банк БРИКС?

Шестое. Два бюджета, и один из них – только на капстроительство

«Здесь уместно вновь обратиться к китайскому опыту. Для борьбы с бюджетным дефицитом и финансирования крупного инфраструктурного строительства в Китае еще с 1982 года стали использовать так называемый двойной бюджет: регулярный государственный бюджет и бюджет капитального строительства»

Регулярный государственный бюджет формируется главным образом за счет налогов, а бюджет развития — за счет неналоговых поступлений от предприятий, перечислений из внебюджетных фондов. Бюджет капитального строительства (или бюджет развития) предназначен для целей экономического строительства, в основном для строительства важнейших объектов общегосударственного значения. Основной целью «двойного бюджета» является выведение всех расходов по капитальному строительству за рамки регулярного госбюджета, а также полного использования газово-нефтяного дохода на финансирование этого строительства.

Глазьев напоминает, что после дефолта 1998 года разделение бюджетов использовалось в правительстве Евгения Примакова. Тогда государство как раз только начало формировать бюджет развития.

«Впоследствии этот эффективный экономический механизм, принесший свои плоды, был заменен Стабилизационным фондом, ставшим каналом перекачивания российских бюджетных доходов в американские долговые обязательства».

От перемены мест слагаемых, денег, конечно, больше не станет. Но, возможно, этот механизм и будет действенен, прежде всего, в отношении того, чтобы деньги оставались в России. Кроме того, уменьшится возможность пошаманить в едином бюджете, когда запланированные деньги на больницы вдруг перераспределяются в ведомство Шойгу на очередные испытания или проверки боеготовности. Это я – не к тому, что знаю об этом, просто у Правительства ведь всегда есть подобные искушения.

Воровать, возможно, при такой структуре бюджетов меньше не станут, но строить будут больше – это точно. Мне всегда казалось, что шальные нефтяные деньги не должны откладываться по кормушкам, а должны работать! Причем — сразу! Если бы эти деньги работали с начала нулевых, у нас была бы сейчас совсем другая инфраструктура – со множеством предприятий, выпускающих необходимую продукцию. И эта инфраструктура, как и Стабилизационный фонд, помогли бы пережить нам кризисы 2008 и 2014 годов.

Вот только Стабилизационный фонд сейчас растворился, а инфраструктура – осталась бы!

Это как – что лучше — снимать квартиру или платить те же деньги, взяв ее в ипотеку, а через лет десять получить ее в собственность?

Седьмое. Хватит манипуляций с курсом рубля!

«Необходимо внедрение системы контроля над целевым использованием кредитов госбанков и бюджетных ассигнований, исключающей их вывоз за рубеж и использование в спекулятивных целях.

Введение избирательного валютного и финансового регулирования на основе косвенных методов (налог Тобина, резервные требования и проч.) в целях предотвращения спекулятивных атак, манипулирования рынками и курсом рубля, сооружения «финансовых пирамид» и прочих махинаций, дестабилизирующих экономику.

Необходимо активизировать расширение использования рубля в качестве валюты цены и валюты расчетов по российским экспортным поставкам, формирование основы для превращения рубля в международную валюту расчетов.

Для этого необходима стабилизация курса рубля на среднесрочный период по отношению к корзине евразийских валют».

Курс рубля – боль нашего народа! И любое предложение по заморозке этого курса и осуждению того, что с ним происходило ранее, может быть встречено Парадом и радостными демонстрациями на Красной площади почище, чем на майские праздники!

Потому что мы уже устали от этого обмана. Когда государство переводит доллары за нефть и газ в рубли по более высокому курсу, тем самым исполняя свои обязательства перед бюджетом и народом. Получается, за наши же деньги.

Да, сейчас это уже не так. Теперь в бюджет идут деньги, исходя из нефтяной цены — 40 долларов за баррель. Остальное идет в накопительной фонд. Но кто ответит за то, что было раньше? За то, что мы все в два раза обеднели? Ведь этим людям сейчас аплодируют и с орденами и медалями оставляют их в новом Правительстве.

https://ar.mirtesen.ru/publications/137 — link

 

 

 


Размеры мужской одежды
Размеры женской одежды
Размеры детской одежды

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here