Взятие Пальмиры (Сирия) БТГ «Вагнер» в 2016 году

0
242

 

30 сентября 2015 года Россия официально объявляет о начале военной операции в Сирии по просьбе законного правительства страны. Вместе с авиагруппой ВКС РФ и «сирийским экспрессом» в Сирию была переброшена группа российских добровольцев и ветеранов военных действий под командованием Дмитрия Уткина (БТГ «Вагнер», «Девятый»).

Первая Пальмира. Невеста пустыни

С петлей на шее

В 2014 году ситуация в Сирийской Арабской Республике, где уже к тому времени шел продолжительный военный конфликт, кардинально изменилась. Боевики группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) к середине лета 2014 года вытеснили силы умеренной и радикальной оппозиции из Восточной Сирии, заняв практически всю провинцию Дейр эз-Зор. 30 июня 2014 года главарь боевиков ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади объявил о создании «халифата» — террористического квазигосударства на территориях Сирии и Ирака с претензией на мировую экспансию.

Не имея других противников среди конкурирующих группировок в восточной Сирии, боевики ИГИЛ (сменившей к тому времени название на ИГ — «Исламское государство», убрав тем самым региональную привязку) вскоре перешли к атакам на сирийские правительственные силы. В августе и декабре 2014 года банды ИГ атаковали авиабазу Дейр эз-Зор и прилегающие к ней районы города, взяв последний анклав сирийской армии на берегах Евфрата в кольцо блокады. И параллельно с этим, ИГ предпринимает первые вылазки в Центральную Сирию с целью захвата опорных пунктов правительственной армии.

16 июля 2014 года небольшой мобильный отряд из 100 опытных боевиков ИГ атаковал газовое месторождение Аш-Шаир к северо-западу от Пальмиры. Газовое поле защищали около 400 военнослужащих САА и ополченцев «Национальных сил обороны» при поддержке самолетов ВВС Сирии с близлежащей авиабазы Шайрат. После 12 часов непрерывных боев ИГ захватило восемь блокпостов вокруг месторождения, взяв подразделения сирийской армии в окружение. Вырваться из «котла» удалось только 30 военнослужащим: оставшиеся на Аш-Шаире 270 человек, в том числе 11 гражданских рабочих, были казнены боевиками. Еще до 200 человек, оказавшихся в «котле», остались в плену или пропали без вести.

Спустя 10 дней армия снова заняла газовое месторождение, однако боевики ИГ ушли с Аш-Шаира в горные районы Восточного Хомса. В конце октября ИГ снова атаковало газовое поле, на короткое время захватив Аш-Шаир и район газоперерабатывающего комплекса Hayyan Petroleum Company. Несмотря на то, что боевики не смогли закрепиться на данных рубежах, фактически правительственная армия не контролировала значительные части горных массивов Восточного Хомса и Восточной Хамы, а также не могла адекватно реагировать на атаки боевиков, следовавшие из так называемой «Белой пустыни».

В результате, уже к весне 2015 года боевики «Исламского государства» занимали значительные территории в Центральной Сирии, сжимая «петлю» вокруг Пальмиры и ее газовых полей. Северной стенкой пальмирского «кармана» стал округ Акербат на востоке Хамы: благодаря горному массиву населенный пункт Акербат и прилегающие к нему территории превратились в сложный укрепрайон, в котором были сосредоточены до нескольких тысяч боевиков. К югу от Пальмиры террористы действовали к северу от населенного пункта Эт-Танф, атакуя фосфатные месторождения Хнейфиса. С учетом контроля ИГ над всей провинцией Дейр эз-Зор, все это создавало большую угрозу для Пальмиры и ее окрестностей.

Падение Пальмиры

12 мая 2015 года правительственная армия перебросила часть своих сил в провинцию Идлиб, где шли боевые действия с боевиками «Исламского государства». Главари ИГ посчитали это удобной возможностью для начала атаки на район Пальмиры. На следующий день, 13 мая, боевики развернули масштабное наступление на позиции сирийских военных сразу по двум направлениям. Целью исламистов был захват самой Пальмиры, а также ряда военных объектов, в частности оружейных складов, находящихся вблизи города.

Первый удар ИГ пришелся на населенный пункт Эс-Сухне к востоку от Пальмиры: в результате массированного наступления, поддержанного атаками смертников на «джихад-мобилях», в городе началась паника среди гражданского населения. Боевые действия шли прямо на улицах Эс-Сухне, в том числе возле штаб-квартиры партии «Баас» и городского госпиталя.

После суток городских боев к 14 мая боевики контролировали полностью город и трассу на Пальмиру, выбив правительственные силы из Эс-Сухне. В этот же день террористы попытались прорваться в восточные районы Пальмиры, однако быстро оказались выбиты оттуда правительственными войсками. В течение дня боевики ИГ прорывались к зданию городской тюрьмы и аэропорту, попутно безуспешно пытаясь захватить тяжелое вооружение.

15 мая сирийская армия направила подкрепление в Пальмиру, в то время как силы ИГ находились в одном километре от города. Попытка контрнаступления сирийских войск позволила лишь на короткое время сдержать атаки ИГ и не дать боевикам прорваться к зоне археологических древностей Старого Города. Отойдя от восточных окраин примерно на два километра, исламисты заняли северную часть населенного пункта Аль-Амирия, а ночью снова попыталось захватить древний комплекс Пальмиры.

16 мая боевики ИГ прорвались в археологическую зону и захватили руины средневекового замка Фахр ад-Дина. В ходе наступления боевики захватили северную часть Пальмиры после массированной атаки. Уже к 17 мая правительственные силы смогли вытеснить боевиков из города, однако ИГ закрепилось в районе Аль-Амирии и к востоку от Пальмиры, где исламисты захватили насосную станцию Т-3 и газовое месторождение Аль-Хиль.

18−20 мая продолжались бои за Аль-Амирию, которая переходила несколько раз из рук в руки. Помимо этого, боевики ИГ попытались открыть «второй фронт» к северо-западу от Пальмиры, атаковав сирийскую армию в районе нефтяного месторождения Джазаль. В результате продолжительных боев на этом направлении погибли 48 солдат и 30 боевиков, еще 150 сирийских военных получили ранения.

Развязка наступила 20 мая: полностью захватив Аль-Амирию, ИГ сумело продвинуться в Пальмиру с севера и северо-востока и занять треть города. Атаки боевиков в остальных секторах обороны были остановлены, однако прибывшее подкрепление ИГ в размере 800 боевиков довершило прорыв в город. К середине дня боевики полностью контролировали Пальмиру, кроме здания городской тюрьмы на востоке и штаба военной разведки на западе. Уже к вечеру все сирийские вооруженные силы были выведены из города на его окраины, а боевики ИГ закрепились в районе аэропорта Тадмора.

21 мая силы ИГ вошли в археологический комплекс Пальмиры. Параллельно с этим боевики захватили КПП «Эт-Танф», который был последним пограничным переходом с Ираком, контролируемым сирийской армией. В период с 23 по 24 мая боевики продвинулись в район Телль ас-Саввана и захватили старую базу ракетно-воздушного батальона на дороге Пальмира — Хомс, в результате чего в плен попали 22 военнослужащих.

25 мая боевики ИГ атаковали район нефтяного месторождения Джазаль для обеспечения контроля за стратегическими газовыми полями, которые снабжают электроэнергией и газом западную часть страны. После четырех часов боев штурм был отражен, но бои за Джазаль продолжились и далее. В результате прорыва ИГ к 26 мая линия фронта сместилась в район Фруклуса, Эль-Каръятейна и Тияса.

Нашествие варваров

Падение Пальмиры сопровождалось многочисленными преступлениями и зверствами, совершаемыми боевиками ИГ. Вот лишь неполный перечень преступлений, в которых были повинны исламисты.

Практически сразу после захвата города, ИГ приступило к массовым чисткам и казням среди жителей, которые не успели эвакуироваться из Пальмиры. Исламисты проводили поквартирные обыски, чтобы найти и убить всех сторонников правительства или беглых солдат. 22 мая 2015 года различные источники сообщили о том, что боевики казнили от 150 до 280 сторонников правительства президента Башара Асада и солдат. Казни проводились прямо на улицах и городской площади посредством огнестрельного оружия или обезглавливания, еще 600 человек позже были задержаны и казнены.

Пальмирский некрополь. Часть башен будет уничтожена боевиками ИГИЛ.

Чуть больше, чем через месяц после захвата города боевики приступили к методичному и безжалостному разрушению древностей Пальмиры, памятников культурного наследия ЮНЕСКО. 27 июня была снесена статуя «Лев Аллат», 23 августа был взорван храм Баалшамина, 30 августа 2015 года исламисты взорвали храма Бэла, разрушив его главное святилище. 4 сентября были уничтожены три погребальные башни в пальмирской Долине гробниц. Но самым варварским деянием исламистов стало уничтожение символа Пальмиры — Триумфальной арки эпохи Древнего Рима, которая была взорвана 5 октября 2015 года.

Кроме того, археологический комплекс Пальмиры стал еще одной ареной кровавого пиара боевиков ИГ. В начале июля 2015 года террористическая организация выпустила видео, на котором 25 завербованных в ИГ подростков казнили взрослых пленников на сцене амфитеатра Пальмиры.

Еще один удар исламистов пришелся на национальный музей Пальмиры, где были собраны уникальные экспонаты и археологические находки. В поисках золота и других сокровищ террористы убили главного смотрителя музея, Халеда аль-Асаада — видного археолога, который не покинул древний город, изучению которого посвятил всю свою жизнь. Его останки будут обнаружены в братских могилах вокруг Тадмора только после окончательного освобождения города.

Тревогой за культурное наследие Пальмиры не исчерпывался весь спектр проблем, навалившихся на сирийские правительственные силы после массированного прорыва боевиков. Во-первых, город находится на перекрестке крупных магистралей и основных коммуникаций, и в первую очередь шоссе Дамаск — Дейр эз-Зор, перерезанное боевиками. Вопрос контроля над Пальмирой таким образом переквалифицировался в вопрос контроля над всей Центральной Сирией.

Пустыня под Пальмирой.

Во-вторых, нельзя забывать и об экономической инфраструктуре вокруг древнего города. Нефтегазовые месторождения Пальмиры не так сильно развиты, в отличие, например, от промыслов в Дейр эз-Зоре или Ракке. Тем не менее, на газовые поля Джазаль (на тот момент занятые частично боевиками), а также установки в Аш-Шаире и Телль ас-Савване приходится порядка 60% добычи ресурсов во всей провинции Хомс и электропитание всей центральной части страны. Таким образом, помимо очевидного стратегического преимущества в войне с боевиками, сирийская армия должна была обезопасить месторождения от набегов ИГ.

На волосок от смерти

Первая попытка отвоевать Пальмиру была предпринята силами сирийской армии в июле-августе 2015 года. 8 июля Сирийская Арабская Армия и «Национальные силы обороны» (NDF) при поддержке ВВС Сирии начали наступление на Пальмиру и уже к следующему дню контролировали позиции в 10 километрах от города. После ожесточенных боев к 13 июля спецназ сирийской армии «Силы Тигра» занял район древних мраморных каменоломен к северо-западу от Пальмиры.

Согласно поступавшей тогда информации, сирийские войска находились менее чем в двух километрах от горы Джебель Касьюн, прикрывавшей исторический центр Пальмиры. Параллельно с действиями в районе Пальмиры 15 июля САА и Национальным силам обороны, продвигавшимся по южной оконечности прорыва боевиков, удалось занять фермы Аль-Машталь и руины замка Каср аль-Хейр аль-Гарби к югу от военной авиабазы Т-4. Также 15 июля боевые действия между ИГ и «Силами Тигра» переместились к юго-востоку от древних каменоломен.

Выдвижение к Пальмире.

Бои вокруг Пальмиры продолжались 20 и 22 июля. 24 июля САА возобновила операции в направлении южного периметра каменоломен и начала продвижение в горных массивах Джебель ат-Тар и Джебель Хайял. 26 июля сирийские правительственные войска заняли несколько возвышенностей в этих горных районах, с которых открывался вид на долину Пальмиры. 27 июля отряды сирийской армии при поддержке сил ливанского движения «Хезболла» после трехчасовой перестрелки заняли замок Фахр ад-Дина, в результате чего в рядах боевиков ИГ началась паника. Однако главари «Исламского государства» не хотели сдавать стратегически важный узел. Воспользовавшись растянутостью коммуникаций сирийской армии, силы ИГ смогли развернуть ход сражения в свою пользу, поставив всю Сирию на грань уничтожения.

Параллельно с отражением наступления сирийской армии на Пальмиру, главари ИГ перебросили свежие силы на северное и южное направления — до 2 тысяч опытных боевиков из Ирака. 4 августа мобильные отряды ИГ одновременно начали контрнаступление с двух сторон пальмирского выступа — в районе горы Джебель Хамр аль-Джизель и древних каменоломен с севера, и в район стратегического населенного пункта Эль-Каръятейн с юга.

Главной целью боевиков был прорыв к трассе Хомс — Пальмира, чтобы тем самым замкнуть кольцо окружения сирийских войск под Пальмирой. Столкнувшись с высоким риском попасть в «котел», армейскому командованию пришлось спешно перебрасывать силы на участки прорыва. 5 августа САА удалось отразить нападение ИГ и вернуть большую часть утраченной территории на севере. Однако южная группировка войск не смогла отразить удар, и к вечеру 5 августа боевики овладели Эль-Каръятейном. На следующий же день отряды «Исламского государства» вывезли из города в неизвестном направлении 230 мирных жителей, в том числе по меньшей мере 60 христиан.

Падение Эль-Каръятейна вызвало окончательный коллапс южной части пальмирского выступа: к 8 августа боевики пробились еще дальше, захватив христианский город Мхин и поселение Хаварин. После резни, устроенной боевиками в городе, ИГ получило возможность прорваться к шоссе М-5 Дамаск — Алеппо, перерезав единственный крупный путь снабжения правительственных сил и раздробив надвое территорию, подконтрольную Дамаску. Кроме того, высока была вероятность продвижения боевиков к границе с Ливаном и расширения географии самопровозглашенного «халифата» ИГ. В довершение всех бед сирийская армия стала стремительно терять контроль над газовыми месторождениями: 7 сентября отряды ИГ захватили поле Джазаль — последнее, которое контролировалось правительственными войсками.

В этих условиях 30 сентября 2015 года Россия официально объявляет о начале военной операции в Сирии по просьбе законного правительства страны. С этого момента ситуация в районе Пальмиры начинает кардинально меняться.

Ответный удар

В течение октября российские ВВС наносили удары по позициям боевиков в различных провинциях Сирии, оказывая воздушную поддержку действиям сирийской армии. Начиная с 9 октября Россия увеличила интенсивность вылетов боевой авиации в Сирии. За сутки с авиабазы «Хмеймим» было совершено 64 боевых вылета на самолетах Су-34, Су-24М и Су-25СМ по 55 объектам ИГ.

«Солнцепек» под Пальмирой.

Ключевой задачей на первом этапе наступления сирийских войск при поддержке ВКС РФ было ликвидировать последствия прорыва ИГ и отбросить боевиков от трассы М-5. После того, как силы САА атаковали позиции ИГ со стороны населенного пункта Садад, им удалось закрепиться на нескольких ключевых высотах в районе Джебель аль-Хазм. На протяжении следующих нескольких недель основной целью сирийских войск стали стратегические высоты вокруг Мхина.

17 ноября силы САА заняли Джебель аль-Хазм и получили огневой контроль над Мхином. Темпы продвижения сирийской армии поддерживались авиационными и ракетными ударами, которые наносились по боевикам ИГ силами России. 16 ноября 2015 года президент Владимир Путин на совещании по итогам расследования теракта на борту самолета А-321 над Синайским полуостровом приказал усилить удары авиации по объектам ИГ в Сирии. На следующий день в результате «ударов возмездия» 14 командных пунктов боевиков были поражены 34 крылатыми ракетами.

К борьбе с исламистами подключились также самолеты дальней авиации РФ и Военно-морской флот. 20 ноября с кораблей Каспийской флотилии был осуществлен запуск 18 крылатых ракет «Калибр» по объектам террористов в Сирии. В ходе ударов были уничтожены 15 объектов хранения и переработки нефти и 525 автоцистерн, в результате чего прекращена поставка на черный рынок до 60 тысяч тонн нефти в сутки.

Существенный подрыв финансово-экономической базы и человеческого ресурса боевиков ИГ сказался на боеспособности группировки. В результате 22 ноября 2015 года правительственные силы заняли горный район Джебель Мхин, освободили поселение Хаварин и вошли в город Мхин, который был полностью защищен к 23 ноября. Удерживавшие эти рубежи боевики ИГ отступили в Эль-Каръятейн.

Внимательный читатель при перечислении выше может задаться вопросом – зачем такая высокая плотность огня потребовалась на первых порах операции под Пальмирой, особенно вокруг Махина. Проблема заключалась в том, что главной целью на этом, условно подготовительном, этапе стала стабилизация обстановки в районе Пальмиры с последующим переходом частично деморализованной сирийской армии в контрнаступление. Однако, столкнувшись с фатальными проблемами в обучении и нехватке навыков у сирийских солдат, а также с проблемами удержания занятых позиций под Мхином и Хаварином, командование операцией вынуждено было отказаться от этой затеи.

На этом фоне, российским летчикам и ракетным дивизионам приходилось буквально выжигать любые скопления сил ИГ, которые могли бы помешать сирийской армии. Впрочем, даже несмотря на поддержку ВКС РФ, Сил специальных операций и российского командования, сирийские солдаты в лучшем случае могли составить «второй эшелон», который займет Пальмиру после освобождения. Однако кто-то долЖен был провести саму операцию по штурму древнего города, а на это у сирийских солдат не было сил.

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Ленинград, 2024):

«Сирийцы, честно говоря, удивляли своей… не знаю, халатностью, что ли. Как они воевали, с таким оружием? Все ржавое, кривое.

В первый раз, когда приехали в Сирию, был случай. Стояли тоже с одним сирийцем – а он оказался православный, не мусульманин. Нам тогда давали сухпаи армейские, а в нем был шпик – сало такое, запечатанное. Есть его невозможно – а этот сириец его ел, и нормально ему было. Аж за ушами трещало. Короче, мы ему это сало скармливали.

И вот как-то приходит он к нам, тоже продукты приносит от себя – такой бартер получался, мы ему сало, а он нам всякую еду местную. Сидим, ужинаем, общаемся. Он рассказал, что им в армии давали один рожок на автомат. А как «аду» [враги] полезли, – отстреливались, бросали стволы и убегали.

Я решил посмотреть, чем таким сирийцы воюют, если стволы бросают. Взял его автомат – и разобрал. А он ржавый до невозможности. Я говорю: «Его надо чистить, туда-сюда». А него глаза по пять копеек – охренел, подумал, что я ему автомат сломал. Он даже не знал, как разбирать автомат. Я говорю – давай, собери, а он – чего ты мне его разломал? Ну, я ему начал показывать, как собирать, разбирать. В итоге, под моим руководством, собрали. Потом говорю – разбирай сам.

Показал, что ствол нужно чистить постоянно, механизм. Потому что песок, бури эти песчаные, от них автомат клинит так, что не стрелял совсем. Ну вот, и пока он с нами был, постоянно, мы его научили автомат разбирать, чистить. Он нас в гости потом приглашал – сам в Латакии жил, семья у него в Европе живёт, а он там, в горах».

Улицы Древней Пальмир.

Кроме сложностей с уровнем подготовки сирийских войск, положение армии на фронте осложняли несколько серьезных проблем, связанных непосредственно с наступлением на Пальмиру:

1. Сложность рельефа местности

В силу того, что Пальмира является древним перекрестком торговых путей, город имеет природную защиту. С западной стороны он защищен от атак высоким горным кряжем и отдельными вершинами, ключевой высотой среди которых является Джебель Касьюн со старой арабской цитаделью. Большая часть вершин была своевременно захвачена ИГ. На этих позициях террористы организовали мощные укрепления для ведения перекрестного огня на подступах к городу.

2. Открытые участки фронта

Дополнительную сложность представляло на первом этапе наступления несколько открытых участков фронта против ИГ, на которых боевики начали контрнаступление. В 16 километрах от города террористы атаковали части сирийской армии в районе нефтяного поля Джазаль, оттесняя их к нагорью Джебель аль-Абьяд, которое также частично контролировали другие отряды ИГ. В таких условиях проводить наступление на Пальмиру, имея постоянную угрозу окружения, оказалось затруднительно.

3. Историческое наследие

Поскольку Пальмира представляет собой объект культурного наследия ЮНЕСКО, штурмующие части должны были ювелирно прорабатывать этот участок фронта, чтобы не пострадали объекты в исторической части города. Но проблема не решалась одной только наступательной операцией: судя по поступавшим разведданным, боевики заминировали большую часть археологического комплекса Пальмиры, что добавляло сложностей при продвижении.

Чтобы решить все три проблемы, нужно было отбивать районы вокруг Пальмиры в буквальном смысле «по сантиметру», чтобы подготовить плацдарм для будущего наступления. И здесь у командования операцией появляется неожиданный козырь в рукаве – группа российских добровольцев и ветеранов горячих точек, собранная под эгидой Евгения Пригожина и получившая наименование БТГ «Вагнер».

©  Комиссар Яррик

Первая Пальмира. Невеста пустыни. Часть №2

Путь на восток

Первой встречей «музыкантов» с сирийскими боевиками стали бои в Северной Латакии осенью 2015 года: именно бойцы «оркестра» шли в авангарде сирийских войск, зачищавших подходы к российской авиабазе Хмеймим. Тогда, при непосредственном участии и активности российских штурмовиков бойцам сирийской армии впервые удалось показать феноменальный результат – перейти от позиционной войны к наступлению, сдвинуть фронт в горных районах Латакии и отвести любую угрозу от российской авиабазы.

КамАЗ-43269 «Выстрел» «Оркестра», бортовой номер 55.

Машина участвовала в событиях в окрестностях Дебальцево, в начале 2016-го была задействован в первом штурме Пальмиры.

В последующие несколько месяцев бойцы «Группы Вагнера» были переброшены в район Пальмиры, где получили новую задачу. Бойцам «Оркестра» предстояло, в то время, пока сирийская армия месила грязь под Мхином и Хаварином, начать продвижение вдоль трассы, прорубая дорогу непосредственно к Пальмире – однако пока без штурма самого города. Приняв задачу, параллельно с продвижением сирийской армии под Джебель аль-Хазм, подкрепляемым ударами российскими крылатыми ракетами, «музыканты» начали штурм восточных склонов гор Джебель Хайял, захватили несколько точек и продвинулись на восток в сторону Пальмиры.

Как отмечает Telegram-канал GREY ZONE, к этому моменту состав «Группы Вагнера» был доукомплектован новыми бойцами штурмовых отрядов. Общая численность «Оркестра» в Сирии к этому моменту достигала почти 2,5 тысячи человек. Поскольку операция по Пальмирой уже требовала наличия специализированной военной техники, на баланс «Группы Вагнера» при посредничестве Минобороны РФ были переданы единицы тяжелой бронетехники, а также пикапы с установленным крупнокалиберным оружием. Часть техники захватывалась у боевиков, некоторые образцы вооружения передавались русским бойцам от сирийских подразделений. В итоге, к зиме 2015/16, у «Группы Вагнера» находилось на вооружении несколько БМП, танков Т-90, Т-72 и Т-62, бронеавтомобили, безоткатные орудия, ПТУРы, многочисленные вариации автоматов Калашникова (от российского производителя до некачественных китайских «самсунгов») и даже иностранные снайперские винтовки (в частности, австрийские Steyr-Mannlicher).

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Лениниград, 2024).

«Мы шли по горам, по горному хребту к развязке. Там дорога шла на Ирак. В принципе с этой высоты мы контролировали хребет, но туда было тяжело доставить артиллерию и из-за сложности местности были проблемы с доставкой пищи. И морально было тяжело, и физически было тяжело, плюс командировка была длительная и боев было много. И если до этого я шел без потерь, то тут я уже потерял своих ребят.

Сперва исчезли «фатимиды» – как сквозь землю провалились, хотя сначала все говорили: «Руси, руси, мы с вами везде». А тут раз — и исчезли. Я дал команду сирийцам, чтобы они тоже начинали вести наступление – мы уже все вышли на позиции и по времени должны были уже начать действия. Но когда я вышел на центр, я оказался один со своей группой. Вся тройка — сирийцы, русские и «фатимиды» — должны были растащить боевиков на мелкие группы, и тогда, в принципе, мы бы быстро-быстро выбили их оттуда. Но мы остались в одиночестве – и получилось, что мы для противника как в тире. Они сосредоточили весь огонь на нас.

Как мы потом выясняли, против нас там были сосредоточены силы каких-то индонезийцев. При этом там были и хохлы, что самое интересное. Как мы определили? У них были наши камуфляжи и «точки», то есть «поджопники», а в САР «поджопники» никто не использует».

После серии ожесточенных боев с ИГ бойцы «Группы Вагнера» заняли район мраморных каменоломен, закрепились в горном районе Джебель аль-Мазар и вошла в деревню Ад-Дава в двух километрах к западу от Пальмиры. 23 ноября русские штурмовые отряды также взяли под свой контроль фермы Аль-Кадри, вышли на хребет Джебель Хайян, вплотную приблизившись к «пальмирскому треугольнику» — перекрестку ключевых трасс на западном въезде в город.

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Ленинград, 2024):

«Мы, когда высоту взяли, наверху повесили тельняшку. Потом приехали сирийцы, телевидение, вся фигня – туда притащились, тельняшку хотели снять и повесить вместо нее сирийский флаг. Могли бы снять, но тогда на защиту тельняшки встали афганцы – «фатимиды». Подлетели к сирийцам, начали стрелять им под ноги, и указывая на тельник, говорят: «Руси, мы никому не дадим здесь повесить другой флаг». Вот такая уважуха у них была.

Но бой был, конечно, очень тяжелый. Если честно, мы даже не могли посчитать количество противника – потому что он убегал от нас, укрывался по лежакам. Но если судить как раз по этим лежакам, их было порядка 30 человек. Считай, целый взвод. Такой хороший, качественный опорный пункт. Первый эшелон, второй эшелон, норы. Хорошо, хоть авиация помогла – если бы не «летуны», нам бы пришлось долго еще за эту высоту воевать. Вот если бы сирийцы и «фатимиды» с нами шли, то все было бы проще, местность позволяла им все видеть и простреливать. Я, кстати, в афганцах тогда сильно разочаровался. Думал они более воинственный народ. Но, как оказалось – нет».

Несмотря на поражение под Мхином и продвижение «музыкантов» к окрестностям Пальмиры, ИГ продолжало упорное сопротивление на нескольких участках фронта. Естественно, самыми слабыми звеньями в этой цепочке оказались позиции сирийской армии: 10 декабря, пока силы «Группы Вагнера» были заняты расчисткой трассы, мобильные отряды боевиков вновь штурмовали Мхин и Хаварин, а также захватили горный район Джебель аль-Хазм. В ходе контратаки сирийская армия смогла вернуть контроль над Хаварином, однако повторное освобождение Мхина потребовало без малого три недели. Только 29 декабря сирийские правительственные силы установили полный контроль над Мхином и его окрестностями.

Гораздо лучше дела обстояли на основном театре военных действий под Пальмирой. Уже к 7 декабря, благодаря успешному продвижению бойцов «Вагнера», удалось установить полный контроль над шоссе Пальмира — Хомс, выбив боевиков из деревень Байрат и Бир Мурхатан — последних точек на трассе, которые контролировались ИГ. 19 декабря 2015 года бойцы «оркестра» вплотную подошли к пальмирской Цитадели – замку Фахр ад-Дина после ожесточенного боя с ИГ. В результате этой атаки «Группы Вагнера» правительственные силы оказались в пределах 400 метров от замка и менее чем в двух километрах от городских ворот.

По всей логике, именно в этот момент правительственные силы должны были начать непосредственный штурм Пальмиры – так как за них всю подготовительную работу уже сделали бойцы «Группы Вагнера». Однако в ситуацию вмешались непредвиденные обстоятельства на три месяца пальмирское наступление было приостановлено, а сирийские войска перешли к позиционным боям вокруг города.

Задержка

Причин и версий, почему Пальмира не была взята после первого прорыва «Группы Вагнера» к цитадели в декабре 2015 года, существует несколько. Судя по всему, командование операцией предполагало, что город будут брать исключительно сирийские подразделения, без участия российских добровольцев – чтобы не поднимать ненужную шумиху о привлечении россиян к войне на Ближнем Востоке. Для этих целей к Пальмире были переброшены моторизованные части «Сил Тигра» полковника Сухейля аль-Хасана, силы 4-й бронетанковой дивизии САА под командованием брата президента Сирии Махера Асада, а также подразделение «Соколы пустыни», созданное на деньги сирийского бизнесмена Аймана Джабера. Однако ситуация на других фронтах сирийского конфликта, а также загруженность бойцов САА не дали скоординировать усилия на пальмирском выступе.

В частности, 12 января сирийская армия при активной поддержке ВКС РФ освободила от террористов город Сальма, который был ключевым оплотом боевиков «Джебхат ан-Нусры» (террористическая организация, запрещена в РФ) на севере провинции Латакия. 3 февраля, после начала зачистки окрестностей Алеппо, армия Сирии при поддержке ВКС РФ прорвала четырехлетнюю блокаду шиитских анклавов Нубболь и Аз-Захра на севере провинции Алеппо. В это же время боевики ИГ попытались отрезать группировку войск в Алеппо от снабжения по стратегической «дороге жизни», захватив город Ханассер. Напомню, что в этом боестолкновении также принимали участие бойцы «Группы Вагнера», которые сдерживали натиск боевиков сперва на подступах к городу, а затем — на высотах под Ханассером вместе с российскими офицерами из оперативной группы ВС РФ.

В итоге, стабилизировать обстановку в Сирии и вернуться к жизненно важному вопросу возвращения Пальмиры под контроль сирийской армии удалось только после объявленного режима прекращения огня, о котором 22 февраля 2016 года договорились Россия и США. На эти условия, помимо официального Дамаска, согласились 97 группировок вооруженной оппозиции, а также курдские вооруженные формирования. Перемирие не распространялось на «Исламское государство», «Джебхат ан-Нусру» и другие организации, признанные Советом Безопасности ООН террористическими. В этих условиях о полном режиме тишины в Сирии не могло быть и речи. Тем не менее, передышка в боях на несколько фронтов позволила перераспределить силы для финального броска в сторону Пальмиры.

За это время бойцы сирийской армии, оставшиеся в качестве «второго эшелона» на позициях под Пальмирой, не сделали ни одного шага в сторону города. Несмотря на то, что бойцы «Группы Вагнера» все подготовили к стремительному продвижению в город, силы САА не смогли скоординировать усилия и вынуждены были уйти в глухую оборону, чтобы не потерять доставшиеся позиции. При этом бойцам «Группы Вагнера» задачу проламывать дальше путь к Пальмире никто не ставил – из-за чего весь фронт вокруг Тадмора затих на два месяца зимы.

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Ленинград, 2024):

«Тогда было очень холодно, обморожения были до ампутации у парней. Пальцы кому-то отрезали. Вновь прибывшим бойцам, которых только набрали, раздали «горки» – а там морозы были от нуля до хорошего минуса, и ветер сумасшедший. А это Пальмира, уже высоты пошли – и пошли обморожения. Там все серьезно: живешь на улице, никаких палаток, ничего такого не было. Пенку постелил – и спишь, почки потом прихватывает. А смотришь у сирийцев – палатку привезли, печку привезли, кучу одеял, кучу матрасов. Мы так со взводником смотрим – а мы просто на улице живем, на камнях спим, холод страшный. Мне-то хорошо еще, повезло, у меня был еще австрийский модный спальник – вот он спасал офигенно. Это в начале компания давала. И мы прямо к сирийцам – можно у вас поспать? Ну у них хоть палатка и печка, вообще изумительно. Как раз активные боевые действия перешли в замедленную фазу, и вот мы пару ночей таких серьезных, морозных, у них переночевали».

Зато свою выгоду из сложившейся ситуации с лихвой определили боевики «Исламского государства». Поняв, что в руках у сирийской армии появились первые выходы на Пальмиру, силы самопровозглашенного «халифата» бросили к стенам Тадмора значительные ресурсы, в том числе опытных боевиков из Ирака и других стран. В результате, когда в марте 2016 года началась новая стадия боев за Пальмиру, момент внезапности из-за вынужденного простоя был частично утерян: противник подготовился к отражению атаки и ждал наступления.

Через тернии…

9 марта 2016 года начались массированные авиаудары ВКС РФ по району Пальмиры, а также по путям снабжения «Исламского государства» из Ракки и Дейр эз-Зора. Уже к 10 марта потери ИГ выросли до 32 боевиков: согласно статистике по террористам было нанесено 80 авиационных и до 200 ракетных и артиллерийских ударов. После массированной артподготовки командование сирийской армии объявило о начале штурма Пальмиры. Тогда сообщалось, что ключевой задачей для армии являлось окружение города для прерывания коммуникаций исламистов – и занятие мощной оборонительной системы укреплений, выстроенной силами ИГ по периметру Пальмиры.

Единственное, что не указывалось тогда в СМИ – так это то, кто на самом деле будет добывать в бою ключи от Пальмиры.

12 марта бойцы «Группы Вагнера» начали бои за деревню Ад-Дава в двух километрах к западу от Пальмиры. Уже к 13 марта были взяты под контроль стратегические высоты, что позволило вскрыть оборону террористов и пройти к городской черте. Одной из точек контроля стала Эль-Барда («высота 800» и «высота 853») – две вершины в горном массиве Джебель Хайян, которые прикрывали юго-западный въезд в город.

Эль-Барда.

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Ленинград, 2024):

«Эль-Барда – это две высоты. С одной стороны стояли «Карпаты», и железная дорога проходила посередине. «Горлышком» ее называли. По ней еще хотели закатить поезд, заминировать его и запустить к духам. Рядом шла гряда к Пальмире.

Был интересный бой, но мы тогда поржали чисто. Тогда вооружение было хорошее, оборудование поставлялось. Мы зашли на высоту на левом фланге, нам командир стоящих там бойцов говорит: «Вы посидите пока, там пока активность духов». Мы вышли, закрепились, ночью сидим, и тут у меня наблюдатели докладывают: «Духи!». Я командую «К бою», все вышли на свою позиции. Духи вытаскивают ДШК, в воздух т-р-р-р-р, стрельнули – видимо, думали, что на высотке сирийцы стоят, и от одних звуков ДШК в штаны наложат.

Идут десяткой – довольные, счастливые: мол сейчас сирийцы свалят, и они займут позицию. А у нас приборы ночного видения. Плюс у одного из наших была система «Пирс», она оказывает помощь ночным приборам, как луна – включаешь и ночные приборы видят хорошо. Правда, противник тебя тоже видит хорошо, если у него есть «ночники», можно засветиться. Так вот, парень включает «Пирс» — и все в «ночники» видят территорию, как днем. Ну, мы присели, и, как в тире, начали их щелкать. Трех духов мы тогда вальнули, остальные буквально сразу испарились».

Именно в этом месте разыгрались трагические события 13 марта 2016 года, когда бойцы «оркестра» внезапно оказались под ударом российской авиации. В ходе ведения огня по позициям боевиков «Исламского государства» по пункту временной дислокации бойцов «Группы Вагнера» на высотах Эль-Барда был нанесён авиаудар с Су-25 ВКС России четырьмя авиабомбами. В результате инцидента под удар попала 4-я разведывательно-штурмовая рота ЧВК «Вагнер», возглавляемая Андреем Богатовым (позывной «Бродяга»).

На месте погибло два бойца – «Мемфис» и «Каскад», еще один боец с позывным «Москвич» впоследствии скончался в сирийском госпитале. Сам же «Бродяга» получил тяжелое ранение – в результате взрыва авиабомбы Богатов потерял руку, однако впоследствии он продолжил свою деятельность в качестве командира «Оркестра».

Долгое время в Сети ходила полуофициальная версия произошедшего инцидента под Эль-Бардой. Согласно ей, пилот увидел развевавшийся над лагерем черный пиратский флаг с «Веселым Роджером» и принял его за флаг «Исламского государства». Согласно еще одной версии событий, координаты нанесения удара были получены летчиком в центре управления полетами – однако история умалчивает о том, почему в ЦУПе не было отмечено, что в указанной точке находились не боевики ИГИЛ, а «Бродяга» и бойцы 4 ШО.

Кирилл Романовский, военный корреспондент ИА «Федеральное агентство новостей»:

«Самолет Су-24 фактически «выгрузил» на позиции ЧВК «Вагнер» четыре ФАБ-500. Координаты пункта временной дислокации 4 ШО были внесены в журнал целей... После этого инцидента Бродяга, лишившись одной руки, в течение трех дней лазил по горам и вытаскивал своих бойцов. Раненых было много, несколько человек — погибли».

Военкор Степан Яцко и Герой России Андрей Богатов.

Следом за инцидентом под Эль-Бардой произошла еще одна трагическая ситуация в рядах «оркестра». Двигаясь вдоль хребта Джебель-Хайян, бойцы 1-го штурмового отряда ЧВК «Вагнер» под командованием Александра Кузнецова (позывной «Ратибор») должны были подготовиться к штурму следующей точки контроля – легендарной «высоты 939», которая фактически открывала огневой контроль над развязкой дорог на юго-западном въезде в Пальмиру, так называемым «пальмирским треугольником». Однако 16 марта 2016 года в районе 939 в ходе ожесточенного столкновения с боевиками ИГ погибли три бойца «Группы Вагнера». Из-за плотности огня тела погибших забрать с места боя не удалось – в тот же день ресурсы «Исламского государства» опубликовали фотографии одного из погибших добровольцев Ивана Сумкина (позывной «Варяг»).

Иван Сумкин (позывной «Варяг»).

В том же бою, как сообщал Telegram-канал GREY ZONE, погибли неизвестный боец «Оркестра» с позывным «Алтай», а также легендарная личность – один из самых опытных сапёров 1-го ШО «Ратибора» Евгений «Бертолет», пришедший в «Группу Вагнера» в 2015 году. По словам участников событий, группа бойцов выдвинулась провести минирование, однако противник сумел их отрезать от путей отступлений. Впоследствии история гибели «Бертолета» обросла легендами, так как тела погибших не удалось вытащить с поля боя.

Telegram-канал GREY ZONE:

«Дозор прое*ал вспышку и противник их затянул в огневой мешок. После боя ходило много легенд, слухов и сплетен. Те, кто прое*ал вспышку, говорили, что Бертолет сам ушёл к духам и теперь их обучает своему мастерству. Чуть более близкая к реальности версия, которую рассказали участники – его ранило или оглушило, после чего он потерял сознание. А уже только при отходе группы, увидели, что Бертолета утаскивают духи на свою сторону».

Сапер «оркестра» Евгений «Бертолет» (в центре).

Еще один трагический инцидент вокруг Пальмиры – который, в отличие от трагедии под Эль-Бардой и гибели трех «музыкантов», стал известен практически сразу же – произошел 17 марта 2016 года. В этот день силы исламистов, воспользовавшись песчаной бурей, начали контратаку в горах Джебель-Хайян к юго-западу от Пальмиры, пытаясь отбросить наступающие отряды «оркестра» от высоты 939. В ответ на интенсификацию действий ИГ под Пальмиру в качестве подкрепления правительственных сил были переброшены сирийские морские пехотинцы из провинции Латакия и отряды ливанского движения «Хезболла».

Александр Прохоренко.

Атаку удалось отразить, однако в тот же день под Пальмирой, в ходе выполнения задачи по наведению авиаударов на важнейшие объекты ИГ, погиб военнослужащий Сил специальных операций РФ, старший лейтенант Александр Прохоренко. Попав в окружение боевиков, военный вызвал огонь на себя.

Найденное боевиками ИГ снаряжение Александра Прохоренко.

За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, старшему лейтенанту Прохоренко было присвоено звание Героя России (посмертно). Из-за сложившейся ситуации во время боя, тело Прохоренко забрать сразу не удалось – впоследствии, уже после боя, утром, боевики ИГИЛ опубликуют видео и фото с места его гибели. В дальнейшем тело Прохоренко будет возвращено на Родину, путём переговоров и выкупа при посредничестве курдских формирований.

К слову, место гибели Александра Прохоренко находилось всего в нескольких сотнях метров от гибели днём ранее Варяга, Бертолета и Алтая…

Церемония передачи тела Героя России Александра Прохоренко.

Ключи от Пальмиры

К 18 марта полноформатные боевые действия развернулись уже непосредственно под стенами Пальмиры. После взятия высоты Джебель аль-Маттар, бойцы «Группы Вагнера» пошли по высотам и заняли две ключевые позиции в районе акведука Древней Пальмиры. Следующие несколько дней на Пальмирском направлении отметились позиционными боями и зачисткой. Параллельно с действиями «музыкантов» на земле, поддержку наступающим оказывала российская ударная авиация: согласно заявлению начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ, генерал-лейтенанта Сергея Рудского, силы ВКС РФ совершали в эти дни до 25 боевых вылетов в день.

Работа бойцов «оркестра» по высотам вокруг Пальмиры принесла свои успехи: 22 марта была занята бывшая вилла катарского шейха Тамима ибн Хамида, находящаяся в центре развязки дорог «пальмирского треугольника». За 10 месяцев оккупации боевики ИГ переоборудовали бывшие владения шейха в тренировочную базу и мощный укрепрайон. Взятие «катарской виллы» предопределило развязку боев за «треугольник»: после того, как полностью был зачищен от боевиков хребет Джебель Хайян, бойцы «оркестра» вплотную смогли приблизиться к «Садам Пальмиры» — оазису в пустыне, на котором несколько тысячелетий возделывали землю несколько десятков поколений жителей города.

Первый штурм Пальмиры официально был начат 24 марта 2016 года. В этот день, как сообщалось в СМИ сирийские войска вплотную приблизились к исторической части Пальмиры – хотя, в реальности, сирийская армия лишь подобралась вплотную к пальмирскому некрополю. Зато бойцы ЧВК «Вагнер», продолжая зачистку перед финальным броском на Пальмиру, полностью заняли античные каменоломни Пальмиры. Бой за район старых мраморных каменоломен был начат во время продвижения к 939, однако после зачистки хребта боевики не смогли больше удерживать этот участок и вынуждены были отступить к Пальмире.

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Ленинград, 2024):

«Первый свой бой я помню. Хороший был бой. Перед 939 была задача, когда заходили на каменоломню. До этого в серьезном бою, когда прямо видишь противника, я не был. До этого Кавказ, все это, но там чуть по-другому все было. А в этом бою – да, прямой контакт.

Мы вышли на духов – они как раз молились, и потому нас прое*али. Мы подошли – справа 939 была, каменоломня, и мы там крутились, потому что задачи четкой не было. Справа от нас другое подразделение было. Мы пошли слева, там где-то метров 300-400 «сиська» — а на ней бруствера.

Рядом со мной были ребята такие, на которых посмотрел – и все. Да, сначала конечно момент был, я с пулеметом, сначала был ступор небольшой, как на бруствер упали. Я еще радейку нашел в самом начале боя. Вот этого товарища, который потом от гранаты убегал. Ну и что – бой начался, поработал, смотрю – упал и все. Тогда уже поперло».

Боевики ИГ, устроившие эшелонированную оборону на окраинах и в центре города, попытались задержать продвижение групп «музыкантов» на отдельных участках, чтобы увязать бойцов в плотные городские бои. Главными огневыми точками террористов стали бывшие гостиницы, переоборудованные под ДОТы — в частности, «Семирамида» и «Дидиман» на юго-западе Пальмиры. Эти две гостиницы попытались задержать проход со стороны «Садов Пальмиры» после взятия Аз-Зираа.

Еще одним направлением удара стала гора Джебель Касьюн и расположенная на ней цитадель Пальмиры — средневековый замок Фахр ад-Дина. После того, как бойцам «оркестра» удалось полностью зачистить горный район Джебель аль-Маттар, прикрывавший замок с западной стороны, 25 марта бойцы «Группы Вагнера» начали штурм цитадели. Первым ударом был установлен контроль над вышкой связи и пиком Аль-Мантар. Эти два пункта стали последними оплотами ИГ на пути к Джебель Касьюн: к вечеру цитадель, которая является контрольной точкой всего Пальмирского оазиса, перешла под контроль российских добровольцев.

Бойцы «оркестра» заходят в Пальмиру.

Флаг «Исламского государства», развевавшийся 10 месяцев над замком Фахр ад-Дина, был передан сирийским подразделениям – и солдаты «Сил Тигра» полковника Сухейля аль-Хасана демонстративно его сожгли.

Уже 26 марта стало понятно: ИГ стремительно теряет контроль над Пальмирой. Взятие отрядом «Ратибора» высоты 939 предопределило полный разгром боевиков под стенами Тадмора: поняв, что город они не удержат, боевики развернулись и в спешном порядке начали покидать Пальмиру. В этот момент разгром довершила атака 1-го ШО ЧВК «Вагнер», который приступил к штурму аэропорта Тадмора, превращенного боевиками в крупный узел обороны. Атаки российских добровольцев и плотная работа ВКС РФ, совершавших в эти дни до 40 боевых вылетов в сутки, вынудили силы ИГ отступить из города. 27 марта Центральное командование ВС Сирии объявило о полном освобождении Пальмиры.

В этот момент сирийская армия, вслед за таинственными бойцами из «Группы Вагнера» занимала Пальмиру и ее археологический комплекс. А 28 марта в центре Пальмиры в 15:00 по местному времени вновь был поднят государственный флаг Сирийской Арабской Республики.

Александр Кузнецов («Ратибор»), Герой России, командир 1-го ШО ЧВК «Вагнер»:

«Грамотным решением командира и слаженными действиями наших сотрудников древний город был освобожден к концу марта 2016 года. Данная операция была выполнена исключительно бойцами ЧВК «Вагнер». Нельзя умолчать и о наших павших боевых товарищах при освобождении древнего города. Но как итог, роль ЧВК «Вагнер» в борьбе с терроризмом была скрыта от общественности. Наше подразделение не гналось за славой, наградами и «медными трубами», а просто с честью и достоинством выполнило поставленные задачи руководством нашей Страны и руководством нашей компании».

© «Музыканты с автоматами»

Освобождение Пальмиры после 10 месяцев оккупации боевиками ИГ стало первым по-настоящему ключевым событием сирийского конфликта. Благодаря помощи бойцов ЧВК «Вагнер», а также плотной работе ВКС РФ и Сил специальных операций, сирийская армия смогла вернуть под свой контроль важный стратегический узел в центральной части страны. Кроме того, эта победа ознаменовала собой постепенное освобождение Сирии от гнета международной террористической группировки: следом за Пальмирой начались ожесточенные бои за Эль-Каръятейн, и к 3 апреля город был полностью освобожден.

Тем не менее, боевики ИГ, несмотря на нанесенное поражение, сохраняли мощный наступательный потенциал. В первую очередь, это касалось ситуации в районе Пальмиры: несмотря на освобождение, несколько проблем после взятия города оставались нерешенными и полноценной «зоны безопасности» вокруг Пальмиры создать не удалось. В этих условиях боевики «Исламского государства» неоднократно совершали рейды против сирийских войск на газовые поля к северо-западу от Пальмиры и у восточной границы города — в районе разрушенного элеватора. Наконец, именно сохранение нестабильности на пальмирском выступе предопределило события в декабре 2016 года, когда силы ИГ начали новое масштабное наступление на Пальмиру.

Концерт симфонического оркестра в Пальмире

Но всё это будет после. А пока что в древнем амфитеатре Пальмиры играл симфонический оркестр под управлением Валерия Гергиева. И мало кто из смотревших тогда концерт в сердце сирийской пустыни знал, что совсем рядом стоят «музыканты» совсем иного рода.

К слову, именно тогда за ЧВК «Вагнер» закрепилось прозвище «музыкантов», равно как и сама приставка ЧВК, родившаяся в публикациях либеральной прессы, намертво прикрепилась к бойцам батальонно-тактической группы.

Окончательно же прозвище «Оркестра» оформится уже в декабре 2016 года – когда Пальмира снова будет захвачена боевиками ИГ, а журналисты будут писать о том, как бойцы «Вагнера» брали штурмом Пальмиру в первый раз:

«После освобождения Пальмиры Министерство обороны РФ провело в древнем амфитеатре города концерт. Играли музыку Прокофьева. Вполне возможно, что музыканты могут объявиться в этом городе вновь. Только это будут «музыканты» с автоматами — призрачная «группа Вагнера»».

Впереди у ЧВК «Вагнер» будет тяжелое возвращение в Россию, новая командировка в Пальмиру с целью окончательного освобождения города и возвращение света в дома простых сирийских граждан. Об этом мы уже рассказывали на страницах нашей летописи, о чем-то еще предстоит рассказать.

А пока что…

Из книги Кирилла Романовского «Восемь лет с Вагнером» (АСТ, Ленинград, 2024):

«Героизм — это такое понятие странное – это же выброс адреналина у человека. Ведь это все идет под воздействием таких наркотиков, которые вырабатывает наш организм, гормонов. И вот этот весь героизм... да парни молодцы, бывает показывают такие вещи, что в шоке, но это все под воздействием гормонов, а никак не человеческий фактор.

Помню, под Пальмирой я один раз наблюдал, с дистанции метров 800 смотрел в оптику. Двигалось у нас первое подразделение, отряд №1. Я не знаю кто это был, но смотрю: парнишка забегает в окоп, кидает гранату, делает туда длинную очередь, прыгает в окоп, тут же из него выпрыгивает. Взрыв за ним – верно, кто-то, значит, в него кинул гранату — и он опять туда, во вражеский окоп ты-ды-дын, стреляет и только потом опять залезает, и теряется в окопах игиловских. Вот это было вообще, как в кино, в экшенах показывают. Я не знаю кто это такой, но поступок офигенный. Такое только в боевиках можно увидеть».

© Комиссар Яррик.

https://boosty.to/astramilitarum/posts/324d1968-c52f-41de-9f35-84a303b50fa9 — link

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here