Как в 1950 году депортировали население западных районов Псковской области

0
625
Bessarabien-Umsiedlung Rumänien. Volksdeutsche aus Bessarabien auf dem Wege nach Galatz.- In Galatz werden sie auf Donaudampfer eingeschifft und in das Reich gebracht.

 

 

После завершения Великой Отечественной войны проводимая советским правительством политика депортации населения продолжилась. На этот раз эстафету чеченцев, ингушей и крымских татар подхватили жители Псковской области. Чем же они не угодили властям?

 

Война не закончилась

Победа против гитлеровской Германии еще не означала окончания боевых действий. В западных регионах СССР война продолжалась, вылившись в противостояние с достаточно многочисленными националистическими группировками. В первую очередь это относилось к Прибалтике. За время войны на территориях прибалтийских республик при активном содействии немецких оккупационных властей был создан ряд военизированных формирований, которые должны были участвовать в боях с Красной Армией. Самое известное из них – «лесные братья».

Активизация сопротивления органам советской власти и сложная социально-политическая обстановка в послевоенной Прибалтике предопределили решительные меры – массовое выселение неблагонадежного элемента далеко за пределы республик. По разным оценкам, за период с 1944 по 1952 год было выселено около 200 тысяч жителей, а репрессии коснулись около полумиллиона человек. 

Похожая ситуация складывалась и в соседней с Прибалтикой Псковской области, точнее во включенных накануне в ее состав Печорском, Пыталовском и Качановском районах. Местное партийное начальство докладывало, что спецификой данных территорий является их развитие в течение последних двадцати лет, когда районы находились под «буржуазным правлением» и в них преобладали «частнособственнические интересы». Оккупировавшие регион немецкие войска только подхлестнули распространение национализма и неприятие советской власти.

После войны западные территории Псковской области по сути оказались в плену у разного рода националистических повстанческих группировок. Борьба с крайне опасными бандформированиямистала одной из важнейших задач для партийных и правоохранительных органов. От решения этой проблемы, по словам историка Александра Седунова, зависело встраивание новых районов в советский образ жизни и восстановление области от последствий войны.

Для эффективного искоренения сепаратистских организаций советские власти прибегнули к уже наработанному инструментарию средств и методов, апробированному еще 20-30-е годы. Тогда в оперативном порядке ЧК были подчинены милиция и уголовный розыск, а подразделения ОГПУ и местные органы власти обрели полномочия проводить во внесудебном порядке разбирательства по всем случаям бандитизма и, при крайней необходимости, выносить смертные приговоры. 

Бандитизм по-псковски

Разгулявшийся во второй половине 1940-х годов в западной части Псковской области бандитизм имел свои особенности. В состав банд входили преимущественно мужчины от 18 до 50 лет с преобладанием молодежи, находилось в них место и женщинам, в основном родственницам «активных бандитов» – жены, сестры, дочери. Слабый пол не только пособничал террористам, но и был участником вооруженных нападений.

Наиболее популярный способ формирования псковских банд – по родственному признаку. Нередко их организатором выступало лицо, вернувшееся в родную деревню из Германии. Такой человек, не найдя себе применение в хозяйстве, уходил в лес и «склонял к активной вооруженной борьбе и грабежам» родственников и знакомых. Часто уже сформированная банда попадала на территорию Псковской области из соседних прибалтийских республик, ведя на новом месте активную пропаганду и обрастая новыми членами.

Сложность в борьбе с бандформированиями представляло огромное количество пособников из числа местного населения, которые снабжали боевиков продуктами питания, одеждой, а также информацией о передвижениях сотрудников советских органов, размещении воинских частей, подвозе продовольствия и вооружения. 

Одной из самых крупных и известных банд Псковской области был отряд Петериса Супе, латыша по национальности, именовавшийся «Третьей дивизией Объединения защитников отечества партизан Латвии». На апрель 1945 года банда насчитывала до 700 действующих членов. Конек этой организации – диверсии в советском тылу.

Следует отметить, что сам главарь до войны работал агрономом в Абрене (ныне Пыталово), а поэтому прекрасно знал Пыталовский район. После прихода нацистов он попал в разведшколу рейха, сначала в Риге, а затем в Кенигсберге. Во время активных диверсионных действий немцы неоднократно забрасывали Супе в советский тыл, где он приобрел немалый опыт.

В 1945 году диверсант организовал «Национальное объединения латвийских партизан», которое намеревалось создать «демократическую Латвию». Во исполнении своей мечты боевики нападали на сельсоветы, угоняли скот, расправлялись с партработниками и рядовыми гражданами, убив в итоге более сотни человек.

Позднее Супе провел широкую кампанию по дискредитации выборов в Верховый совет СССР. Однако выполнить задуманное ему не удалось. В результате спецоперации он был выслежен агентами СМЕРША и уничтожен. Но дело Супе было живо. Целый ряд его преемников продолжали войну против советской власти на территории Качановского и Пыталовского районов вплоть до начала пятидесятых. 

Выселить навечно

В 1948 году последовала первая волна депортации «лесных братьев», затронувшая Литовскую ССР, через год этот процесс распространился на Латвийскую и Эстонскую ССР. Выселяли не только активных участников бандформирований, но и членов их семей. Псковских повстанцев в это время не трогали, однако к концу 1949 ситуация изменилась. Страну охватила серия судебных процессов по так называемому «Ленинградскому делу», когда аресту подверглись ряд государственных и партийных руководителей РСФСР по обвинению в создании Русской коммунистической партии – возможной альтернативе ЦККПС.

Тогда чистка партийного руководства была проведена и в Псковской области. Новый глава региона Геннадий Шубин принялся исправлять «упущение бывшего руководства», которое, по его мнению, потакало антисоветскому националистическому движению.

До конца года сотрудники МГБ и местные партийцы подготовили списки, куда были включены все «контрреволюционные элементы» области и их пособники. Основную их массу составляли крестьяне, которые, как отмечалось в документах, «в течение нескольких лет фактически не брались за сельхозинвентарь, участвуя в боевых действиях». Все они подлежали высылке. 

29 декабря 1949 года свет увидело постановление Совета Министров СССР № 5881—2201сс «О выселении с территории Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов».

В течение января – мая 1950 года происходило уточнение списка выселяемых лиц, одновременно готовились технические средства для массовой депортации. Всем депортируемым разрешалось брать с собой личные вещи – одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь, а также запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 килограммов. Все остальное имущество подлежало конфискации: одна часть должна была покрыть недоимки по государственным обязательствам, другая безвозмездно отходила колхозам, третья передавалась финансовым организациям. Всего предполагалось выселить 425 семей, состоящих из 1563 человек.

Непосредственное руководство депортацией возлагалось на специальную комиссию, состоявшую из представителей МГБ и партийно-советского руководства. Из Эстонии, Латвии и Ленинграда были вызваны курсанты и войсковые подразделения. Координировать действия военных должен был специально командированный уполномоченный Министерства государственной безопасности СССР Яков Едунов.

К июню 1950 года депортация была окончена. Всех выселяемых ждал один и тот же путь – по железной дороге и водными путями в Красноярский край.

http://russian7.ru/post/zachem-v-1950-godu-deportirovali-naseleni/ — link

Предыстория

Западные районы современной Псковской области (Псково-Печорский край) в дореволюционный периодвходили в состав Псковской губернии. В 1920 году РСФСР передала Латвии согласно Рижскому мирному договору часть бывшего Островского уезда Псковской губернии с железнодорожной станцией Пыталово. В составе Латвии эта территория была включена в Лудзенский уезд, а потом частично (вместе с Пыталово переименованным в Абрене) в Абренский уезд. Похожей была ситуация с другим западным районом Псковской области — Печорским. Территория этого района оказалась в составе Эстонии согласно Тартусскому мирному договору от 2 февраля 1920 года. В Эстонии территория района была включена в уезд Петсери.

В духовном плане Псково-Печорские земли в межвоенный период по-прежнему были единым целым: граница между латвийской и эстонской частью была легко преодолимой. Этнокультурным ориентиром для всей этой территории служил православный Псково-Печорский монастырь. Этот фактор также был важен — на соседних территориях Псковского округа храмы были закрыты.

Этнический состав всех трех районов были схож — преобладали русские. Лишь в Печорском районе была заметная община православных эстонцев-сету. Численность сету и эстонцев в Печорском районе на начало 1945 года оценивалась примерно в 6 тыс. человек (в том числе 5,7 тыс. сету). В составе Эстонии сету подверглись принудительной государственной эстонизации: детям сету давали обязательное 6-ти летнее начальное образование на эстонском литературном языке, язык сету был запрещен в школе (даже во внеучебное время).

Русским жителям Печорского района эстонский закон 1925 года предоставил право получать школьное образование на русском языке. Власти Латвии пошли дальше — русские жители Абренского района официально объявили русскоязычными латышами, а сам Абренский район переименовали в Яунтлатгальский (то есть Ново-Латгальский).

16 января 1945 года восточная часть территории Яунтлагальского уезда (вместе с Абрене) была передана в состав недавно созданной Псковской области РСФСР. Абрене было возвращено название Пыталово. Переданная территория в составе Псковской области была разделена на два района — Пыталовскийи Качановский. В 1945 году 79,1 % территории эстонского уезда Петсери с городами Печоры и Новый Изборск были переданы в состав Псковской области РСФСР, где из нее был образован Печорский район.

Двадцатилетнее пребывание западных районов в составе капиталистических Эстонии и Латвии привело к тем, что они стали существенно отличаться от остальной территории бывшей Псковской губернии, где сохранилась советская власть.

Главным отличием стало экономическое. На рубеже XIX—XX веков экономика Псково-Печорского края почти не отличалась от экономики таких же волостей Псковского и Островского районов. В начале 1920-х годов власти Эстонии и Латвии провели аграрные реформы (в Латвии еще одна аграрная реформа была также в середине 1930-х годов). В ходе этих реформ была разрушена традиционная деревенская модель расселения. Вместо нее была введена хуторская модель по образцу Эстонии, западных и центральных районов Латвии. Одновременно на советской части бывшей Псковской губернии в ходе коллективизации деревенская модель стала абсолютно доминирующей.

Советская власть вела с хуторами в 1930-е годы ожесточенную и упорную борьбу, принудительно сселяя их жителей в колхозные деревни и поселки. В 1924 году Наркомзем РСФСР дал указание о прекращении выделения земли под хутора. 22 сентября 1935 года бюро Псковского окружкома ВКП (б) предложило разработать комплекс мероприятий по сселению хуторов в колхозные селения. С 1937 года по районам Псковского округа были разосланы планы сселения хуторов, причем переселенцам предусматривалось выделение на обустройство в колхозных селениях строительным материалов (в количестве явно недостаточном). Большинство хуторян не захотело переселяться. Тогда власти приняли административные меры. 27 мая 1939 года было принято Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания», которое предложило «ликвидировать расположенные в общественных полях колхозов хуторские приусадебные участки колхозников… и сселить этих колхозников к одному месту, наделив их приусадебными участками в местах сселения по уставным нормам». После этого процесс пошел активно — только в 1939 году в Псковском округе разобрали 9356 хуторов. В итоге большинство хуторов было разобрано.

Таким образом к концу 1940-х годов в западных районов преобладали крепкие середняцкие хуторские хозяйства. На 1 ноября 1948 года во всех трех западных районах насчитывалось 17161 хуторское хозяйство. Для сравнения — на всей остальной территории Псковской области к апрелю 1950 года числилось лишь 1755 хуторов и мелкодворных деревень.

Депортация из западных районов Псковской области ― принудительное переселение в мае — июне 1950 года из западных районов Псковской области, переданных в ее состав из Латвийской и Эстонской ССР.

Депортации подлежали преимущественно русскоязычные жители этих районов — кулаки и участники антисоветских группировок «лесных братьев» — а также членов их семей. Депортация была частью послевоенной политики коллективизации в присоединенных к СССР западных землях, а также были направлены на борьбу с антисоветскими вооруженными группировками. Выселяемых отправили «навечно» на спецпоселениев Красноярский край.

Всего было выселено около 1,4 тысячи человек из Качановского, Пыталовского и Печорского районов Псковской области.

Яунлатгальский (Абренский) уезд. Жёлтым обозначена восточная часть его территории, возвращённая в состав РСФСР в 1945 году как Пыталовский и Качановский районы Псковской области. 

Численность депортированных и их размещение

Было запланировано депортировать около 1563 человека. Фактически на спецпоселение из западных районов Псковской области поступили 1415 человек, то есть немного меньше.

По состоянию на 1 января 1953 года на учете состояли в качестве спецпоселенцев 1356 человек, депортированных в 1950 году из Псковской области, из которых 1351 человек был в наличие, а 5 оставшихся были арестованы.

По состоянию на 1 января 1953 года 950 спецпоселенца (70,3 % от их общего количества) из западных районов Псковской области находились в лагерях и на спецстройках МВД СССР.

Приказ МВД СССР от 1 марта 1950 года № 00158 «О приеме, перевозке и трудоустройстве выселяемых из Псковской области»

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР

ПРИКАЗ
от 1 марта 1950 года № 00158

О ПРИЕМЕ, ПЕРЕВОЗКЕ И ТРУДОУСТРОЙСТВЕ ВЫСЕЛЯЕМЫХ ИЗ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Строго секретно Особой важностиНа основании Постановления Совета Министров Союза ССР от 29 декабря 1949 № 5881—2201сс в мае 1950 г. МГБ СССР из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области будет производиться выселение кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов, всего 425 семей, составляющих 1563 челвоека. Выселяемые должны быть расселены в Красноярском крае в местах специального поселения навечно; на них распространен Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побег из мест обязательного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы СССР в период Отечественной войны». Выселяемым разрешено брать с собой лично им принадлежащие ценное домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь) и запас продовольствия на каждую семью. Остальное имущество выселяемых и принадлежащий им скот конфискуется. Совет Министров СССР обязал МВД СССР обеспечить: конвоирование и перевозку выселяемых из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области по железнодорожным и водным путям сообщения к месту их поселения; тщательную охрану выселяемых в пути следования, административный надзор в местах раселения и надлежащий учет выселенцев, установление надлежащего режима них, исключающего возможность побегов, а также трудоустройство выселяемых в сельском хозяйстве (колхозах и совхозах) и на предприятиях промышленности; в местах расселения выселенцев организовать спецкомендатуры.

Приказываю:

1. Выселяемых из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области направить на вечное поселение в Красноярский край и передать для трудового использования в сельском хозяйстве и промпредприятиях.

2. Начальнику УМВД по Псковской области полковнику Алмазову:

а) организовать на станциях погрузки прием от органов МГБ выселяемых по семейным справкам;

б) командировать на станцию формирования эшелонов ответственных оперативных работников УМВД для оказания практической помощи начальникам эшелонов по организации приема выселенцев, формирования и отправки эшелонов;

в) отправку выселяемых произвести двумя эшелонами; из числа ответственных работников УМВД назначить на каждый эшелон начальника эшелона, по должности не ниже начальника отделения и двух заместителей по оперативной и хозяйственной части, тщательно проинструктировав их; выделить по одному врачу и по две медсестры на каждый эшелон, с необходимым количеством медикаментов;

г) выдать начальникам эшелонов под отчет деньги и на расходы по питанию и медобслуживанию выселенцев в пути следования, из расчета 5 рублей на питание и 50 коп. на медобслуживание в сутки на одного человека; обязать начальников эшелонов в пути следования эшелонов через каждые 10 — 15 дней проводить санобработку выселяемых, подавая заявки об этом начальнику станции, на которой намечена санобработка. Согласно приказу МПС и МВД СССР № С-80п/0116 5.III-1949 г. санобработка производится бесплатно.

3. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР генерал-майору Аркадьеву обеспечить выделение необходимого количества вагонов, оборудованных для людских перевозок. Определить маршрут следования эшелонов и пункты санобработки выселяемых в пути следования.

4. Начальнику Управления конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенанту Бочкову обеспечить выделение конвоя для конвоирования выселяемых до места расселения, приняв необходимые меры, исключающие возможность побегов выселяемых в пути следования и на станциях разгрузки.

5. Начальнику Главного управления военного снабжения МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву организовать через железнодорожные рестораны и буфеты выдачу питания выселяемым в пути следования по заявкам начальников эшелонов.

6. Начальнику Центрального финансового отдела МВД СССР полковнику интендантской службы Карманову обеспечить своевременное финансирование расходов: УМВД по Псковской области — связанных с перевозкой выселяемых к местам поселения, и УМВД по Красноярскому краю — связанных с приемом и расселением переселенцев, а также финансирование средств на содержание вновь организуемых спецкомендатур.

7. Начальнику УМВД по Красноярскому краю полковнику Козлову: а) по прибытии эшелонов с выселенцами на станции разгрузки организовать прием выселенцев от начальников эшелонов по эшелонным спискам и по семейным справкам МГБ, о чем составлять соответствующие акты; б) в местах расселения вновь прибывающих выселенцев при необходимости организовать спецкомендатуры МВД или в имеющихся спецкомендатурах соответственно увеличить штатную численность; в) прибывших выселенцев взять на учет, объявить им Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. и Постановление СНК СССР за № 35 от 8 января 1945 г., организовать строгий режим и установить административный надзор в соответствии с приказом МВД СССР № 001445 от 7.XII-1948 г.

8. Для оказания практической помощи УМВД по Красноярскому краю в подготовке приема, расселения и трудоустройства выселенцев командировать в Красноярский край зам.начальника отделения Отдела спецпоселений МВВД СССР майора Соколова. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерал-лейтенанта Рясного.

Министр внутренних дел СССР генерал-полковник С. КРУГЛОВ

 


Размеры мужской одежды
Размеры женской одежды
Размеры детской одежды

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here