Хроника Афганской войны: год 1985

0
252

 

 

 

В Афганистане продолжалось жестокое противостояние между находившейся у власти НДПА и оппозиционными партиями, а стало быть, между вооруженными силами ДРА и отрядами моджахедов. Соединения и части 40-й Армии фактически взвалили на свои плечи тяжелую ношу в разгоревшейся гражданской войне.

В прошедшем 1984-м году, как отмечено, самом тяжелом, мы потеряли 2343 человека. Многие руководители, в том числе и военачальники, стали понимать, что ситуация заходит в тупик. Без кардинальных мер ни о какой стабилизации военно-политической обстановки нельзя было и помышлять.

Однако пути к разрядке противостояния советское руководство наметило именно в 1985 году, когда на правительственном уровне возник разговор о возможном выводе 40-й армии из Афганистана. Правда, против этого категорически возражал Бабрак Кармаль.

Как известно, к поддержке оппозиционных сил в разгоревшейся гражданской войне в Афганистане так или иначе приложили усилия и другие страны. Военные профессионалы ряда государств в военных лагерях на территории Пакистана готовили отряды моджахедов для борьбы с афганскими вооруженными силами, а стало быть, и с частями и подразделениями 40-й Армии.

Словом, пламя войны в отрогах Гиндукуша продолжало полыхать.

Январь-февраль

Начало года — Диверсия на авиабазе ВВС ДРА (Шинданд): взорвано 11 бомбардировщиков ИЛ-28. Весь авиационный полк сгорел дотла.

Март

2 марта—22 марта 1985 г. (19 дней) операция по захвату высоты 1221,0 (Тахта-Базарский ПО).

с 7 на 8 марта — ночной бой под Андхоем. Банда моджахедов численностью около семисот человек, окруженная советскими пограничниками и афганскими солдатами, готовилась к прорыву из кишлака. В этом не было сомнений. Но где и когда?

Прорваться «духи» попытались в два часа ночи по арыку в направлении блока погранцов, где старшим был Вадим Макаров. А сил у наших — кот наплакал: БМП-1 и БТР-70 с приданными шестью гранатометчиками. Да еще сорбозы, то есть афганские солдаты, разместившиеся отдельно от пограничников. «Духи» были опытными вояками. Пустив впереди себя ослов, которые подрывались на минах и расчищали путь, моджахеды сосредоточили огонь на пограничниках, нанесли удар и по сорбозам.

Прорваться по арыку смогла лишь небольшая часть «духов». Остальных отсекли огнем и отбросили. Бой шел почти всю ночь. Утром у БМП не осталось ни одного живого места на стальных фальшбортах, у БТР по левой стороне пробиты все колеса. Потери: восемь убитых сарбозов.

7 марта — в западную провинцию Герат, из Прибалтийского военного округа в состав 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, введён 12-й гвардейский мотострелковый полк.

Увеличено количество батальонов специального назначения (с четырех до восьми), вошедших в состав двух бригад спецназначения.

21-29 марта - ввод и развёртывание управлений 15-й и 22-й бригад специального назначения ГРУ ГШ МО СССР (Джелалабад, Лашкаргах) и подчиненных им отрядов специального назначения против направлений караванных путей и сосредоточения базовых районов душманов вдоль пакистанской и иранской границ (334-й ооСпН — Асадабад; 154-й ооСпН — Джелалабад; 668-й ооСпН — Бараки-Барак; 177-й ооСпН — Газни; 186 ооСпН — Шахджой; 173-й ооСпН — Кандагар; 370-й ооСпН — Лашкаргах; 411-й ооСпН — Фарах).

Общая численность спецназа ГРУ в Афганистане составила более 4 тысяч человек.

В марте 1985 г. была проведена операция в провинции Балх в целях освобождения порта и базы Хайратон (совместно с 40-й армией, соединениями афганской армии и царандоя). Действия развернулись одновременно на четырех отдельных направлениях: на трех действовали спецподразделения погранвойск (по 2-3 мангруппы на каждом) во взаимодействии с афганскими оперативными батальонами, на одном — подразделения 201-й мотострелковой и 18-й афганской пехотной дивизий. В ходе операции были очищены от моджахедов десятки кишлаков, в том числе крупных.

В марте-апреле — под руководством нового начальника войск САПО генерал-майора В.И. Шляхтина была проведена Ташкурганская операция по разгрому горных баз. К операции привлекались 6 мотомангрупп, 3 десантно-штурмовые маневренные группы на 72 БМП и БТР, 28 пограничных вертолетов, 10 афганских батальонов 18-й и 20-й пехотных дивизий, 3 мотострелковых батальона, 1 артполк и 12 вертолетов 201-й мотострелковой дивизии.

Замысел Ташкурганской операции состоял в том, чтобы с позиции гарнизона (ММГ-2 «Ташкурган») нанести огневой удар по базе противника, вертолетами подавить его боевые средства, высадить десант и совместно с подошедшими наземными силами завершить уничтожение группировки душманов, базу ликвидировать. Проведение операции намечалось в двух районах. Десантникам поставили задачу занять непосредственно горные базы вокруг Ташкургана, а пехоте — обеспечить прикрытие десантно-штурмовой группы снизу.

С учетом тактики действий моджахедов (уход из-под ударов в период их блокирования) в этой операции блокирование и чистка осуществлялись одновременно с проведением крупномасштабных демонстрационных действий в стороне от направления главного удара. Противник был застигнут врасплох и разгромлен.

Наибольшее сопротивление мятежники оказывали юго-западнее города. Для ударов по выявленным объектам и целям привлекались авиация, боевые вертолеты и минометные батареи. В самом городе поиск схронов и прочесывание районов вероятного нахождения душманов вели афганские подразделения и оперативные группы СГИ (мангруппы ПВ в основном выступали в качестве заслонов на окраинах города).

Операция прошла успешно (завершилась в первых числах апреля). Было уничтожено около 300 мятежников, около 150 взято в плен (в том числе несколько главарей), изъято более 450 единиц различного оружия, 26 ДШК, несколько минометов, большое количество боеприпасов.

Погибли два пограничника, несколько человек были ранены, повреждено два вертолета (экипажи не пострадали). На этой операции духи подбили наш вертолет МИ-8ТД, вертолетчики сумели кое-как посадить вертолет, но при жесткой посадке вылетели все через лобовое стекло, искали их по ущелью потом, слава богу, все остались живы. Вертолет потом взорвали, предварительно сняв все вооружение.

На этой операции у духов был серьезный укреп район, траншеи, глубокие пещеры в горах в которых были схроны с оружием, полевой госпиталь, столовая... В этой операции в городе эффективными были действия афганских оперативных групп СГИ, которые накануне сумели добыть достоверную информацию о многих местах нахождения и укрытия (схронах) мятежников.

Операция по своему замыслу, составу привлекаемых сил и средств, характеру их действий заслуживает особого внимания. Во время этой операции большая группа мятежников была обнаружена непосредственно у границы (против участка Московского погранотряда) — в пойме Аму-Дарьи, на большом острове Даркад. Резервов поблизости не было и пришлось срочно перебрасывать в этот район несколько застав, авиацию и другие средства поддержки. Их действиями остров был очищен, мятежники рассеяны.

Апрель

Кунарская операция - в районе стыка границ трёх государств (СССР, Афганистан, Иран) в апреле 1985 г. четыре мотоманевренные группы пограничных войск совместно с афганским батальоном рейдовыми действиями пытались ликвидировать вновь просочившиеся в этот район группы мятежников. Бандиты уклонялись от прямых боевых столкновений, укрывались на иранской стороне, а затем появлялись снова. Ещё в марте 1985 г. командование КСАПО приняло решение о выставлении на пути движения караванов в районах колодца Чахи-Гальгаль, г. Карези-Ильяс, г. Дашак, перевала Нехальшани пограничных гарнизонов.

В это время на шестимесячную боевую стажировку в округ прикомандировали очередные мотоманевренные группы из Забайкальского, Тихоокеанского, Дальневосточного округов, которые и пытались выполнить данную задачу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В апреле 1985 г. — операция в Фарьябской провинции.

В середине апреля проводилась очередная крупная операция по сопровождению большой афганской транспортной колонны, следовавшей из Мазари-Шарифа через Шиберган, Андхой в Меймене через «Мейменинскую зеленку», с освобождением от бандитов зеленой зоны между Андхоем и Меймене. Участвовали подразделения Керкинского, Тахта-Базарского, Термезского погранотрядов, 18-й пехотной дивизии ДРА, артдивизион 201-й мотострелковой дивизии. (Шиберган).

12 апреля – 15 апреля 1985 г. (3 дня) г. Андхой (Керкинский ПО). Тяжелый бой в окрестностях Андхоя. Ранен замбой 1 ДШЗ ст. лейтенант АЛЕЙНИКОВ А. Раненого офицера выносит из -под огня старшина Капшук В. (в последствии награжденный Звездой Героя).

В апреле после проводки афганской транспортной колонны в Меймене через «Мейменинскую зеленку», группировка была брошена на подавление душманской базы в районе Альмара.

19 апреля — Командующим 40-й армией назначен генерал-лейтенант И.А.Родионов.

Конец апреля — Очередная войсковая операция в ущелье Панджшер противформирований А.Ш.Масуда.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/c5/Afghan_National_Army_Soldier_Monitors_Outpost_in_Konar_Province.jpg

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

21 апреля — «Мараварская» драма: в ущелье на пакистанской границе погибло 28 разведчиков спецназа 5 обрСпн— гибель Мараварской роты. В провинции Кунар у н.п.Маравара в 2 километрах северо-восточнее Асадабада, на другом берегу реки Кунар, в организованную афганскими моджахедами засаду попадает 1-я разведывательная рота 334-го ооСпН в Мараварское ущелье противник был осведомлен. Это стало для спецназа, только что прибывшего в данный район — кровавое боевое крещение. Увлекшись преследованием, якобы отходящего противника, рота капитана Н. Н. Цебрука втянулась в кишлак Даридам, где ее окружили и стали расстреливать из пулеметов. 4 часа длился этот бой. Молодые не обстрелянные ребята дрались геройски, показав высокие морально-психологические качества.

Николай Цебрук

Николай Кузнецов

 

В том бою прославил Псковскую бригаду спецназ, ее воспитанник лейтенант Николай Анатольевич Кузнецов. Окруженный врагами он подорвал себя и их гранатой «ф-1». Мужество и отвагу проявили все 28 погибших воинов.

Так, отделение, которым командовал младший сержант Ю.Ч. Гаврош укрылось в дувале и сражалось до последнего патрона. Когда же душманы со звериным восторгом ворвались в укрытие, которое стало последним пристанищем бойцов, то раздался мощный взрыв. Разведчики подорвали себя и врагов последней миной ОЗМ — 72. На посеченной осколками стене читалась надпись: «Передайте на Родину - погибаем как герои!» Взбешенные потерями и упорством обороняющихся, моджахеды и местные жители добивали всех раненых солдат и офицеров - камнями.

По воспоминаниям очевидцев боя и подразделений, проводивших эвакуацию павших, тяжело раненных бойцов перед смертью жестоко пытали: у них были вспороты животы, выколоты глаза, их жгли огнём, прикладами автоматов и камнями дробили кости ног и рук.

В ожесточенном бою героически погиб 31 спецназовец. В плен никто не сдался. За тот бой Н. Кузнецову присвоили звание Героя Советского Союза, а всех погибших наградили орденами.

26 апреля — Группа советских и афганских военнопленных (24 чел.), в горах под Пешаваром, в крепости Бадабера (24 км южнее Пешавара в Пакистане), где находилась тренировочная база афганских мятежников и тюрьма для военнопленных, вспыхнуло восстание советских и афганских военнослужащих, попавших в плен в Афганистане.

Доведенные до отчаяния невыносимыми условиями содержания, голодом и другими зверствами со стороны афганских «борцов за свободу», группа советских солдат разоружила охрану, освободила также солдат-афганцев из правительственной армии, захватила некоторые помещения тюрьмы и потребовала встречи с советским послом, с представителями ООН и других международных организаций.

Душманы думали, что подавить выступление советских солдат будет легко, но они просчитались. Восставшим удалось захватить арсенал и одно из укреплений. Все атаки были отбиты. На помощь мятежникам пришли части пакистанской регулярной армии. Но и их атаки были отбиты. Тогда руководители операции приняли решение подтянуть к Бадабере тяжелую артиллерию. Во время обстрела один снаряд попал в склад боеприпасов. Взрыв и начавшийся пожар не оставили восставшим ни одного шанса выжить.

После этого случая один из наиболее радикальных главарей афганских мятежников Гульбетдин Хекматияр, глава так называемой Исламской партии Афганистана, приказал своим бойцам «шурави» (т.е. советских) в плен не брать.

Годовщина Апрельской революции

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

27 апреля 1985 г. в день Апрельской (Саурской) революции во время проведения митинга на центральной площади Андхоя под прикрытием 2-х экипажей 3-ей ПЗ и 2-х экипажей Шимановской ММГ был произведен минометный обстрел. На площадь в толпу упали несколько мин. В результате — десятки убитых и раненных среди мирного населения, особенно много детей. Пограничники не пострадали.

Ответным огнем минометной батареи Дальневосточной ММГ были быстро подавлены огневые точки противника. После этого на территории гарнизона была оказана медицинская помощь десяткам раненных афганских школьников. При спасении афганских детей особо отличился фельдшер 3-й заставы сержант Гурский Сергей, в течение ночи делающий все возможное для сохранения жизни раненных до их эвакуации в госпиталь.

 

 

Май

— Боевые действия в провинции Гильменд.

19 мая — 12 июня — Кунарская операция. Поводом для проведения операции послужила гибель роты спецназа в Мараварском
ущелье. Гибель роты спецназа показало истинное положение дел. Поисково-спасательная операция по поиску выживших военнослужащих натолкнулось на подготовленное и ожесточённое сопротивление противника. Руководством 40-й Армии принимается решение по незамедлительному уничтожению формирований противника, действующих в данном регионе. Боевые действия на всем протяжении Кунарского ущелья от Джелалабада до Барикота (170 км).

Во время операции вертолетами десантировалось более 11 тыс.чел. Советские войска: 108-я МСД — Баграм, 201-я МСД — 149-й Гв. МСП — Кундуз, Гв.103 ВДД — Кабул, 66-я ОМСБр — Джелалабад, 56-я ОДШБр — Гардез были десантированы по всем приграничным с Пакистаном стратегическим высотам вдоль ущелий в провинции Кунар.

От ВС ДРА: 1-й армейский корпус, 8-я пехотная дивизия, 9-я пехотная дивизия, 11-я пехотная дивизия, 10-й инженерно-сапёрный полк, 10-я пехотная бригада, 37-я бригада «Коммандос». Привлечение такого количества войск вызвано тем, что противник, располагая бандами общей численностью более 6000 человек, значительно увеличил свою группировку в этом районе. Кроме того, зная о нашей подготовке к боевым действиям, он не только не предпринял меры к отводу своих банд, а, наоборот, дополнительно выдвинул накануне наших действий с территории Пакистана 2500 человек, а в ходе боевых действий еще около 3000 человек.

Мятежниками были проведены большие инженерные работы по оборудованию рубежей и районов обороны. Проведено значительное минирование, установлено более 100 фугасов. Операцию мы проводили особо: огнем артиллерии и штурмовыми действиями авиации наносили удары по всем районам расположения противника одновременно (чтобы душманы не маневрировали) а затем нашими подразделениями (в основном десантами) последовательно, «накрывая» один район за другим, уничтожали все банды.

По плану операции долины рек Кунар и Печдара были разбиты на участки шириной и глубиной примерно в 20-30 километров. После мощной артиллерийской подготовки на закреплённые за воинскими частями участки высаживались подразделения от 103-й гв.вдд, 56-й огдшбр и 66-й омсбр.

Всего вертолётами было высажено около 12 000 человек. Одновременно вдоль долины реки Кунар в направлении г.Асадабад, выдвигались бронегруппы советских войск и правительственных войск ДРА. Общее количество участвовавших в операции военнослужащих достигло 17 000 человек.

Противник упреждая продвижение большой группировки советских войск, подорвал единственную горную дорогу связывающую Асадабад и Джелалабад, на участках выбитых в скалах над рекой Кунар. В связи с этим по мере продвижения подразделения 45-го оисп занимались восстановлением дорожного полотна и возведением переправ через реку Кунар. «Бои в Кунаре и особенно в ущелье Печдара, в районах н. п. Мена, севернее Осмара, юго-восточнее Нарая приобретали ожесточенный и затяжной характер. Отмечались случаи перехода мятежников в контратаки. Только благодаря мощным и точным ударам авиации и огня артиллерии удалось сломить сопротивление.

Противник против нашей авиации применял большое количество зенитных средств, а севернее Осмара — даже первые в то время ракетные комплексы земля — воздух «Стингер». с 24 мая по указанию местных жителей, располагавших информацией о местонахождении противника проводился рейд в ущелье реки Печдара, расположенного на западе от г.Асадабад.

25 мая командир 2-го мотострелкового батальона 149-го гв.мсп получил боевую задачу на обход с тыла отряда противника, расположенного на горном плато. Для этого сводный отряд от батальона под его командованием, в ходе скрытного ночного марш-броска должен был обойти отряд противника по ущелью, подняться на плато и выйти противнику в тыл. В сводную группу 2-го мсб вошли: 4-я мотострелковая рота, гранатомётный и миномётный взвода общей численностью в 43 человека. В результате ошибки головного походного охранения, которое в темноте перепутало ущелье намеченное для марш-броска, группа втянулась в другое ущелье, более длинное по протяжённости и вдобавок находившееся под контролем противника. В результате сводный отряд попал в засаду противника и понёс тяжёлые потери.

25 мая — Бой у кишлака Коньяк — 4-й роты 149 гв. мотострелкового полка (ущелье Печдара, провинция Кунар).4-я мотострелковая рота, усиленная миномётным и гранатомётным взводом в составе 2 мотострелкового батальона и разведывательной роты 149-го гвардейского мотострелкового полка вылетела из аэродрома Джелалабада и была десантирована у кишлака Наубад близ г.Асадабад. По плану командования 4-й мотострелковой роты в сопровождении афганских проводников (наводчиков) из ХАДа (Афганская госбезопасность) ближайшей задачей предстояло выступить маршем от населенного пункта Вотапур → Пероне → Шамиркот → Паджигаль и с севера подойти к кишлаку Коньяк, где захватив плацдарм овладеть складами вооружения и боеприпасов моджахедов.

Проводниками, как выяснилось позже, оказались местные жители, состоящие на службе у моджахедов. В высокогорье проводниками рота была заведена в котёл, где в течение 12 часов вела ожесточенный неравный бой с превосходящими силами моджахедов и пакистанских наёмников отряда «Чёрный аист». Гвардейцы 4-й роты и приданные ей силы 2-го батальона потеряли 23 военнослужащих погибшими и 28 ранеными.

В течение мая — июня с. г. мятежники только в провинциях Кунар и Гильменд потеряли убитыми более 4900 человек (из них в Кунаре — 4200 чел.). Кроме того, уничтожено и захвачено более 100 орудий и минометов, около 200 крупнокалиберных пулеметов ДШК и ЗГУ, более 160 различных складов, 2,5 млн. различных боеприпасов и учебный центр. Важным итогом операции явилось деблокирование автодороги Джелалабад — Асадабад, которое позволило вплоть до вывода гарнизона Асадабада летом 1988 года, обеспечить его относительно безопасное обеспечение 

Май-июнь 1985 года. Поход на Барикот (Здесь дислоцировался 55-й горно-пехотный полк 9-й горно-пехотной дивизии афганской армии.). Этот городок стоит в двух километрах от границы с Пакистаном. Живописный уголок на берегу реки Кунар. Дорога к Барикоту проходит через Асмэр. Обстановка сложилась такая, что даже вертолет с боеприпасами и продовольствием уже не может подлететь. Дорога над рекой Кунар пробита в скалах на высоте 70-100 метров. Разрушена душманами и заминирована. Другой дороги нет. Чтобы спасти гарнизон, надо было пройти. Душманы клялись на Коране, что не пропустят, но под ударами советских и афганских войск — отошли и пропустили большую колонну машин с боеприпасами, солью и хлебом...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В мае-июне была проведена крупная операция на стыке трех границ КСАПО была спланирована и проведена крупная войсковая операция с участием подразделений 40-й армии. Операция проводилась в несколько этапов. На каждом этапе привлекались разные силы и средства. В результате была разгромлена база мятежников на горе Чашмайи-Инджир, Дашак. Для закрепления результатов операции и перекрытия ирано-афганской границы выставлены усиленные заставы на колодце Чахи-Гальгаль, горе Дашак, перевале Нехальшани, горе Чашмайи-Инджир.

Операция проходила очень тяжело, в сложнейших климатических условиях: недостаток пресной воды, длинный солнечный день, высокие дневные и низкие ночные температуры, разбросанность десантных подразделений в горах, сложность обеспечения с воздуха вертолётами из-за отсутствия посадочных площадок и др. горные неприятности.

На это накладывались активные действия бандформирований, стремившихся не допустить закрепления пограничников на ключевых точках, перевалах, путях следования караванов из Ирана, поддерживающих действия моджахедов в Афганистане. В один из дней, после полудня, когда борты, как правило, не летали из-за жаркой погоды (винты плохо держат горячий воздух)
четвёрка наших «крокодилов» (Ми-24), пилотируемых экипажами подполковника Фазлеева, майора Павленко, капитанов Груздева и Каторгина, вызвала огонь опорных пунктов душманов на себя, устроив карусель над душманскими позициями, применив новую тактику боя. Близко не приближаясь к позициям ДШК, вертолёты с высоты 200 — 300 метров нурсовали, пускали ракеты «воздух — земля». Большого вреда позициям из камня они не причиняли, но вынудили обеспокоенных духов отвечать.

А в это время на большой высоте на базу со стороны иранской границы на цель в бомбовом варианте заходила шестерка Ми-8.Занятые «крокодилами» душманы, и наши десантники не заметили, как отделились от практически «невидимых» вертолётов маленькие точки и быстро пошли на цель. Взрывы были настолько сильными, что сидящие на блоке вокруг Чешмайи-Инджира заставы подпрыгивали на своих позициях от разрывов. Однако для взятия базы РБУ был недостаточен — неточно и, главное, не было накрытия цели.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Завершали огневой разгром душманов армейцы. На конечном этапе операции после определения всех опорных точек на Чешмайи-Инджире, перекрытии всех окружавших базу путей отхода, неожиданно для духов подогнали армейскую технику: 122-мм тяжёлые самоходные артиллерийские установки «Гвоздика». Колонна прошла довольно далеко по отношению к площадке кайсарцев с юго-востока на северо-запад. С позиций было видно только пыль и смутные очертания техники в бинокль. Душманскую базу обошли со стороны Ирана, отрезав все пути обеспечения.

На позицию кайсарской заставы бортом выбросили старшего лейтенанта для корректировки огня. Не дав духам времени на размышлени о создавшемся положении и мерах отката этого положения назад, практически за один день «Гвоздики» по привязанным к координатам разведанным разворотили все душманские позиции фугасными снарядами. На следующий день НДШЗ «Кайсар» и «Шиберган» снялись с позиций и согласно поставленной задаче начали прочёску горы Чешмайи-Инджир.

При подходе к горе встретили, следующих туда же заставы керкинской ДШМГ. Казалось бы, что ничего проще нельзя было придумать - этот этап представлялся самым лёгким. Каждый шаг приближал конец всей операции и возвращение в Кайсар. Заставы спустились к руслу на дне ущелья и начали подъём на Чешмайи-Инджир. Следует добавить, что гора занимала приличную площадь. Её надо было пройти вдоль и поперёк.

В прочёске принимали участие и другие десантные заставы от мотоманевренных групп округа. Каждый шаг давался с трудом. На солнце пот заливал глаза, в тени только остановишься, сразу же охватывал холод. В связи с тем, что на скалах пришлось ещё и ночевать (таких ночёвок было две), то на себе, кроме оружия, надо было тащить воду, бушлаты, спальники, паёк. В ходе поиска застава натыкалась на разбитых позициях на остатки снаряжения, обёртки от медикаментов, бинтов, шприцы. «Гвоздики» поработали довольно точно и эффективно.

Дня через 2 — 3 на Чешмайи-Инджир прилетел старший офицер ОГ Тахта-Базарского ПОГО майор Максимов Н.Г. После его визита заставу, наконец-то, сняли вертолётами сначала в Моргуновку (рядом с Кушкой, основанную ещё казаками Екатерины II), а оттуда после заправки бортов в Кайсар. Разгромлена база мятежников на горе Чашмайи-Инжир. Для закрепления результатов операции и перекрытия Ирано-афганской границы выставлены усиленные заставы в Чашмайи-Инжир, Дашаке, Нихаль-шани, Чихи-Гальгаль. От ММГ-2 принимала участие сводная НДШЗ (НЗ к-н Скрябин Е., зам. НЗ к-н Расюк Г.В.). В одном из ночных боев одурманенные опиумом бандиты в полный рост пошли в лобовую атаку на позиции Шибирганской НДШЗ. На отдельных позициях бой доходил до рукопашных схваток, но психическая атака душманов была отбита, и им пришлось отступить, бросив и раненых, и убитых.

Июнь

— 8-я крупномасштабная общевойсковая операция в Панджшере.

3 июня – 12 июня 1985 г. (9 дней) Каркари (Тахта-Базарский ПО).

В ночь с 11 на 12 июня — диверсия на авиабазе в Шинданде, провинция Герат: уничтожено 19 (тринадцать МиГ-21 и шесть Су-17) и повреждено 13 самолётов ВВС ДРА.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

26 июня – 5 июля 1985 г. (10 дней) Гор-Дара, база «Альбурс» (Термезский ПО).

Наиболее важным событием лета 1985 г. стала крупная операция в горах Альбурз (ущелья Акдара и Гордара) — юго-западнее Мазари-Шарифа.Широкий, извилистый каньон с отрогами, обрывистыми склонами. Как в кино про индейцев. И в этом каньоне “духами” была грамотно построена мощная, многоярусная и хорошо замаскированная оборона. Позиции располагались на разных уровнях, на противоположных сторонах, прикрывая друг друга. И такие узлы обороны были и по самому каньону, и в отрогах. Подходы к краям ущелья были заминированы. В этом убедились сарбозы, когда заехали танками на минное поле. Была организована сильная ПВО.

Проводилась в конце июня — начале июля в целях ликвидации бандформирований, обосновавших свои базы в этом горном районе. В операции участвовали мангруппы ПВ, авиация 40-й армии, подразделения афганской армии, царандоя и оперативные группы СГИ. Руководил операцией заместитель начальника Оперативной группы САПО полковник И.М. Коробейников.

На первом этапе афганские подразделения проводили частные операции в «зеленой зоне», вытесняя мятежников в горы. Третий расчёт ПТВ Керкинской ДШМГ под командованием командира расчёта Стащенко высадился под городом Мазари-Шариф, высадка произошла успешно. Днём прибежал сарбоз без оружия и сказал, что в кишлаке бандиты.

Старший лейтенант Лапушко Юрий Михайлович выдвинулся к этому кишлаку. Банды в кишлаке не было, в последствии это оказалось провокация. На обратном пути группа была обстреляна со стороны ущелья душманами. Группа обнаружила, что внизу ущелья находится база душманов. Оставшаяся группа под прикрытием ночи начала передвигаться к базе. Когда подходили к базе группу обстреляли со стрелкового оружия, заняв выгодные позиции и с ходу начали бой. Расчёт с первых выстрелов поражал точки противника.

Это место оказалось базой «АЛЬБУРЗ». Второй этап начинался ударами авиации и артиллерии по основным базам и другим объектам мятежников в горах. Затем следовали высадка десантов и выход наших пограничных подразделений на рубежи прикрытия. Мятежники оказывали яростное сопротивление, особенно при десантировании подразделений. В первые же дни операции 26 июня — при выполнении десантирования в районе Альбурс экипажи вертолетов, пилотируемые летчиками майором Киселевым В.М. и капитаном Чурута В.И., были подбиты из ДШК. Было потеряно (подбито) два вертолета, экипажам удалось спастись. Боевая потеря — два вертолета МИ-8.

Две ДШМГ Керкинского и Пянджского пограничных отрядов высадились в ущелье Гордара. У противника на господствующих высотах располагались огневые позиции с крупнокалиберными пулеметами. Небо то и дело вспарывалось всполохами длинных трассирующих очередей. Первая неприятность не заставила себя долго ждать. Один из вертолетов был подбит. Приземлился он на площадке, рядом с которой находилась наша оперативная группа. Осмотрев машину, мы обнаружили восемь пробоин. Из операции она, естественно, была выведена. Часа через два еще одна «вертушка» попала под обстрел противника. На этот раз все оказалось намного трагичнее. Вертолет начали обстреливать еще на подлете, но пилоты сумели удачно его посадить и высадить десант. При взлете вертолет вновь попал под огонь ДШК и начал терять высоту. Но благодаря умелым действиям летчиков винтокрылая машина приземлилась. Едва успел экипаж покинуть «вертушку», как она тут же загорелась, затем взорвалась.

27 июня — На следующий день при подходе к месту высадки был обстрелян третий вертолет. Погиб экипаж вертолета 17-го Марыйского отдельного пограничного авиаполка капитана Рускевича В.В. Машина, падая в ущелье Акдара, загорелась. До последней возможности боролся экипаж, стараясь спасти машину. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевого задания, капитан В. Рускевич награжден вторым орденом Красного Знамени, а лейтенант К. Яценко, старший лейтенант Я. Лащук, прапорщик С. Киселев — награждены орденами Красной Звезды (все посмертно). Погибшие летчики и останки вертолета оказались в зоне обстрела душманов.

Понадобилось большое мужество группы пограничников во главе с офицером Н.С. Резниченко, чтобы достать и вынести оттуда тела погибших. Десантникам, находящимся на вершине горы, удалось обнаружить обгоревшие трупы погибших летчиков. Спуститься им в ущелье не представлялось возможным. Тогда руководитель операции полковник И.М. Коробейников, приказал выдвинуться в ущелье и вынести тела наших боевых товарищей. Была собрана группа опытных и хорошо знающих свое дело парней. В нее входили двадцать один солдат и три офицера — Виктор Пичугин, Игорь Мирошниченко и Василий Пискун.

Дорога предстояла долгая и опасная. Выехали рано утром, перед рассветом. По пути встретили около пятидесяти сарбозов с двумя танками и ГАЗ-66. Они рассказали о том, что в ущелье душманы оказали упорное сопротивление, использовав отлично оборудованный опорный пункт. Оценив обстановку, принял решение: вступить с ходу в бой. Афганцы, в свою очередь, стали поддерживать нас боевыми машинами. Они выдвинулись в направлении ущелья. Для такой техники дорога была узкой, а следовательно, труднопреодолимой. Кроме этого, никто не исключал возможности ее минирования. Танк сумел вписаться в поворот, но тут же подорвался на мине. Наши опасения оправдались. Естественно, движение было приостановлено. С опорного пункта их пулеметы не замолкали ни на минуту. От пуль спасали лишь большие валуны. Я вызвал офицера В. Пискуна и саперов. Следовало произвести проверку местности, преодолеть поворот, за которым находился подбитый танк, и попытаться зацепить трос, чтобы можно было отбуксировать его назад.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Саперы обнаружили пятисоткилограммовую неразорвавшуюся бомбу, под которой для усиления было около двухсот килограммов взрывчатки. Лишь по счастливой случайности душманы не успели ею воспользоваться. Благодаря грамотным и решительным действиям пограничников фугас был обезврежен. Однако продвижение в глубь ущелья не представлялось возможным.

Душманы били с двух сторон: с одной — пулемет из дзота, противотанковая пушка — с другой. Связавшись со своим руководством, доложив обстановку, я внес ряд предложений по дальнейшему проведению операции. Дали «добро». На следующий день начали блокировать противника. Проведенный маневр силами и средствами, правильно расположенные пулеметы, гранатометы подавили огневую мощь моджахедов, позволили нам выполнить поставленную задачу. Мятежники были уничтожены. Продвижению людей и техники на этом участке дороги ничто не угрожало. Наконец-то группе удалось добраться до той площадки, где находились останки погибших летчиков. Найти тела двух членов экипажа не вызвало особых трудностей.

Операция завершилась ликвидацией в этом трудно­доступном районе горных баз душманов с большими для них потерями. При этом было захвачено большое количество оружия и боеприпасов. Взяли около 48 ДШК и много оружия.

Июль

Середина года — Советским правительством взят курс на политическое решение афганской проблемы. М.С.Горбачев поручил Политбюро пересмотреть политику в отношении Афганистана.

13 июля—29 августа — сражение под Хостом (Хостинская операция). По данным Генштаба ВС ДРА, в ходе операции уничтожено около 2,4 тысячи моджахедов.

26.07-30.07.1985 г. (5 дней) кишлак Кари-Амир (Пянджский ПО). 26.07.1985 г. операция по БГ Кари Амира.

Август

В августе 1985 г. для охраны газопромысла и работающих на нем советских специалистов была сформирована 4-ая отдельная усиленная резервная застава (4-я УРПЗ) ММГ-2 «Шибирган» в к. Джангали-Колон около 30 км северо-западней г. Шибиргана.Это была самая большая и вооруженная отдельная застава от ММГ-2. В составе 4-й УРПЗ находилось 11 экипажей БТР-70 (№ с 380 по 390), БТР-60ПБ «Чайка», три минометных расчета на ГАЗ-66, АРМ ЗИЛ-131. Первым начальником заставы был ст. лейтенант Смирнов Василий Васильевич.

Государственную границу 4-я УРПЗ пересекла на участке 7-й ПЗ Керкинского погранотряда, совершив марш через Андхой до точки Джангали-колон, где на голом месте был основан полевой лагерь.

9 августа – 13 августа 1985 г. (4 дня) (по некоторым данным — 8.08) операция по БГ Мулло Надыра.

17 августа – 22 августа 1985 г. (5 дней) операция в к. Лангар в провинции Бадгиз, в районе к. Лангар и г. Калайи-Нау. — операция с участием Керкинской ДШ по ликвидации бандитской группы в провинции Бадгиз в районе к. Лангар и г. Калайи-Нау. Операция проводилась при постоянной поддержке авиации ПВ.

При десантировании личного состава в условиях огневого противодействия бандитов и нанесении ракетно-бомбовых ударов (РБУ) по позициям противника вертолетчик капитан Наавгустов С.В. проявил мужество, самоотверженность и отвагу. Благодаря высокому мастерству С.В. Наавгустова и меткому ведению огня уничтожено несколько огневых точек ДШК и склад с боеприпасами.

Кишлак Лангар находится в 20 километрах к востоку от Калайи-Нау. Вероятнее всего операция проводилась по просьбе губернатора провинции Бадгиз. Так как в той долине проживали его родственники, которых постоянно давили духи. Вероятное движение бандитов от кишлака Бадравок.

Сентябрь

4-я Мармольская операция. Части 201-й Гатчинской мотострелковой дивизии и Погранвойск КСАПО овладели неприступными укрепрайонами (Альбурс, Агарсай, Шорча, Байрамшах) моджахедов под командованием полевых командиров Забиулло и Мохаммада Атты Нура в Тангимармольском и Шадианском ущельях, южнее и юго-западнее Мазари-Шарифа, провинция провинция Балх.

В Сентябре 1985 года проводилась операция в районе ущелья КУФАБ, 3-й расчёт высадился на высоте около 2000 метров и пришлось подыматься до 4000 метров. После длительного перехода расчёт под командованием сержанта Волошина прибыл на место своей позиции. На следующий день рядовой Михайлов, рядовой Егоров с группой заставы выдвинулись на помощь попавшей в засаду Пянджской заставе. Пока прибыли к месту стемнело. После оказания помощи выдвинулись обратно. Под прикрытием темноты наша группа тащила на плащах раненого товарища, пока не нашли подходящего места для снятия. Эта операция была очень сложна в физическом плане: самые сильные делали десять шагов и падали с ног, сказывалась нехватка кислорода.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В начале сентября напротив участка 2 пограничной комендатуры 68 Тахта-Базарского ПОГО была проведена операция, целью которой являлась зачистка кишлаков от бандформирований и оружия в полосе местности «Чечакту – Гормач – 9 ПОГЗ», «Гормач – Баламургаб» перед началом осенне-зимнего периода охраны государственной границы. Причиной операци было также и то, что подходили к концу летние сельскохозяйственные работы в Афганистане, за которыми следовал период зимнего «отдыха», когда активизировались бандгруппы, накопившие с помощью спонсоров из-за океана в период летней караванной навигации оружие и боеприпасы.

К операции привлекались две сводные боевые группы. От РММГ-2 «Кайсар» — стандартный состав: 4 бронетранспортёра, две боевых машины пехоты, КШМ Р-145 «Чайка» на базе БТР-60п, бензовоз. Возможно, были «шишиги» с миномётами, не помню. Командовал БГ начальник штаба РММГ «Кайсар» капитан Коваленко В.Ф. Старшими машин были назначены: замполит мангруппы Балухто В.Н., замполиты 1, 2 и 3 застав: Сайсанов Ю.А., Березин А.В. и Лебедев В.Г., доктор – Кирияк Ю.Ф. Бойцы, как всегда, сборная команда от всех подразделений. ГПЗ командовал капитан Балухто. Боевая группа от ММГ «Калайи-Нау» была больше раза в два. Возглавлял её сам начман, подполковник Зеневич Н.И. — на редкость спокойный и рассудительный командир. С ним нашим соседям просто повезло.

Наша боевая группа вышла из Кайсара после завтрака 9 сентября, загрузившись боеприпасами, провиантом, водой и т.д. под завязку.Колонна направилась на северо-запад через кишлаки Арзулики-Паин, Суфикала, Наудари-Кала. Дальше путь пролегал через довольно пустынную местность до въезда колонны в долину, выходящую, в конечном итоге к 9 ПОГЗ. Прошли Чечакту. Где колонну с большого расстояния обстреляли. Позиции духов были видны на противоположной стороне — метров 800 — 1200. Мы не ответили. Далее шли без приключений.

Сапёры проверяли подозрительные участки местности — безрезультатно. Всё было тихо. Кишлаки жили своей жизнью, словно не замечая нас. Переночевали. Утром двинулись дальше в сторону Гормача, где должны были соединиться с БГ ММГ «Калайи-Нау». До встречи с БГ ММГ «Калайи-Нау» оставалось несколько километров. Впереди нас ждал небольшой подъём, за ним дорога вдоль кишлака, сопки и встреча с соседями. Подъём перед кишлаком был небольшой, длиной всего-то метров 8 -10. Уклон – не более 15°. Сапёры решили проверить подъём. Тем более, что впереди в каких-то сотне метров находился кишлак и узкий участок дороги между дувалами и домами. Но до конца подъёма не дошли - их обстреляли.

БТР № 712 2-й заставы полез на подъём, пытаясь пропустить колею между колёсами. И вдруг – взрыв. Колонна встала. Заняли боевые места. Осмотрелись. А вокруг – тишина. Через некоторое время после доклада о случившемся в оперативную группу отряда прилетели 2 борта и нанесли РБУ по зелёным окраинам кишлака НУРСА-ми. Сдаётся мне, это была ошибка. Не знаю, был ли какой-то результат от такого удара по зелёной зоне, но ещё некоторое время мы стояли и не двигались, а надо было быстро проскакивать кишлак сразу после РБУ.

Наконец, колонна тронулась дальше. Втянулись в кишлак. Сапёры вышли проверять узкий участок дороги. «Духи» только этого и ждали. По ГПЗ открыли огонь с довольно близкой дистанции. Как мне казалось: дувалы и зелёнка была в каких-то 40 – 50 метрах. Душманы огнём стрелкового оружия быстро уложили сапёров в дорожную пыль.

Колонна встала, т.к. объехать сапёров было невозможно — ширина дороги не позволяла. Начали работать духовские гранатомёты. Положение критическое. Открыв кинжальный огонь со стороны кишлака, «духи», не могу понять до сих пор, по какой причине, не устроили нам перекрёстный огонь и не застопорили всё движение. Может быть, это тоже было для них первое серьёзное столкновение с шурави. Кроме того, их огонь носил локальный характер. То есть под обстрел попадали одна, максимум две боевые машины из колонны.

БТР-717 ГПЗ подошёл к сапёрам, отползшим в кювет и, закрыв их от пуль бронёй, забрал изрядно напуганных бойцов из пыли через боковой люк. Хорошо, что это был БТР-70, имеющий такой боковой нижний люк.

Всё, что могло у нас стрелять, открыло шквальный ответный огонь по кишлаку. Вряд ли мы причинили большой вред «духам» своим стрелковым оружием, но шороху нагнали и прицельный огонь сбили. Так, стреляя из всего чего только можно, вся боевая группа на высокой скорости проскочила кишлак. Остановились только за сопками, увидев БГ «Калайи-Нау». Но, как-то, слава богу, обошлось без потерь.

Далее уже совместная колонна пошла в сторону 9-й заставы. На волоке тащили подорванный БТР-712. Ущелье расширилось, кишлаки попадались редко по причине солёного ручья, вяло текущего по центру ложбины. Дорога петляла, переходя, то на правую сторону, то на левую. В связи с тем, что было принято решение выходить к нашей стороне, не исключая пересечения границы, то на одном из открытых мест долины быстренько подготовили площадку для борта. Целью ставилась эвакуация сорбозов обратно в Кайсар, а контуженных с БТР-712 в Союз в госпиталь.

Прилетел камуфлированный борт № 26. Сел на площадку, подняв тучи пыли. Два Ми-24 кружили над сопками. Оперативно загрузились 18 ашнаков. Борт увеличил обороты винта, поднялся метра на 2 -3 над землёй, но, как оказалось позже, набранной высоты было мало. Более точно о набранной высоте никто бы и не сказал из-за пыли. Машина начала движение вперёд. В следующее мгновение фюзеляж провалился вниз. Передним шасси вертолёт зацепился за отвал земли, выброшенной чей-то заботливой дехканской лопатой из арыка. Хвост, как в кино, медленно поднялся вверх и рухнул с высоты на площадку. Со стороны это было похоже на удар жалом скорпиона. При падении хвост отвалился. Из чрева борта высыпались ашнаки и, опасаясь взрыва, тут же начали разбегаться в разные стороны. Наступила тишина.

Пришёл другой борт или два, с ними прилетела группа с Марыйского авиаполка на разборку. Забрал лётчиков, наших контуженных знаменитый «буфет» светло-серого цвета, который поражал нас своим легковесным отношением к духам. Командир постоянно подставлял машину под ДШК и не сбивали его только потому, что, видимо, у духов по маршруту его следования такого оружия не было. Снова, уже насилу, уговорили ашнаков залезть в другой вертолёт, который и переправил сорбозов в Кайсар. Обломки 26-го борта сожгли, сняв предварительно всё ценное.

Дальше шли без приключений. Подорванный 712-й давал нам всем прикурить, постоянно увязая в солончаках. Не поддаваясь усилиям тяги на подъёмах, он отчаянно цеплялся за все неровности дороги.

Напротив участка 9 заставы на афганской стороне устроили ночлег. На следующий день к колонне присоединился начальник ОГ Тахта-Базарского пограничного отряда майор Дуванов, пополнили припасы, заправились топливом. Под его руководством колонна двинулась к югу от Союза. Занялись прочёской кишлака, где наша боевая группа попала в засаду, но бандюки успели скрыться от возмездия. В кишлаке ничего не нашли. Затем колонна свернула в сторону Баламургаба. По ходу движения сорбозы под нашим прикрытием бомбили окрестные кишлаки. Особо результатов не было. Обошлось без стрельбы и без накрытых нами складов с оружием.

Ночевали в заброшенной английской гостинице на берегу Баламургаба. Место замечательное, остались, правда, только стены и крыша, розы, дорожки, посыпанные битым кирпичом. Хорошее место для стоянки мангруппы. Оказывается, это место для временных стоянок уже давно облюбовали себе боевые группы с ММГ «Калайи-Нау».

На следующий день операция продолжилась. Обе боевые группы шли по долинам между сопками, силами сорбозов прочёсывали кишлаки. Стрельбы почти не было, если не считать мелких обоюдных стычек на больших дистанциях. Появились и результаты. Где-то нашли несколько схронов с оружием. Нашу кайсарскую БГ особо Дуванов не использовал по причине того, что у нас до сих пор, в отличие от «Калайи–Нау», на вооружении были БТР-60пб. Мы их называли гробами, т.к. ломались они постоянно, двигатели кипели. Водители и наводчики башенного вооружения больше занимались ремонтом, а точнее реанимированием этих машин, чем воевали. Поэтому мы использовались в основном на блоках кишлаков. На всю нашу мангруппу было всего два БТР-70. Из них только 717-й принимал участие в этой операции, да и тот уже дышал на ладан из-за постоянных тяганий, избитых жизнью и афганской пылью шестидесяток.

В таком ключе операция продолжалась до вечера пятницы. Кажется, мы прошли в обратном (в сторону Кайсара) направлении бандюковский Гормач, когда Дуванов решил остановить боевые группы на ночлег. Долго выбирали место для стоянки. Нашли почти идеальную четырёхугольную ложбину между сопками справа по ходу движения колонны от Союза в Кайсар. Одна сторона ложбины выходила к дороге, а три другие склона сопок закрывали лагерь со всех сторон.

Наши машины заняли место внизу, т.к. на сопки они подняться не могли. БМП и БТР «Калайи–Нау» расположились на боевых постах охранения на сопках. Занялись ужином, и кто чем мог. БТРщики, как всегда, занялись бестолковым ремонтом своих гробов.

В понедельник, дав возможность всем без исключения бандгруппам тщательно приготовиться к боевым действиям, колонна двинулась дальше на юг. Шли без приключений до Чечактинской зелёной зоны. Перед кишлаком ещё раз заночевали, выбрав неплохую ложбинку прямо посредине долины. Местность вокруг была вытоптана и выжрана баранами до глины, до первозданности. Лагерь со всех сторон окружали невысокие до метра насыпи непонятного происхождения. Может быть, место использовалось ашнаками зимой для отар овец. Юра Сайсанов попытался возразить против этой стоянки, ссылаясь на прежний опыт: нельзя останавливаться перед кишлаком мимо, которого идёт всего одна дорога. Но его снова никто не послушал. Куда там старлей против майоров.

Переночевали без происшествий. Утром после завтрака тронулись дальше. Колонна втянулась в кишлак. Дорога пересекала зелёнку таким образом, что слева оказались невысокие сопки без растительности, а справа широкая до 1,5 километров долина, изрезанная домами, дувалами, арыками, виноградниками, тополиными рощами. При входе в узкое, прежде служившее базаром, место подорвался БТР от ММГ «Калайи-Нау». Экипаж был контужен. Для офицера сапёра, не помню его фамилию, с «Калайи – Нау» это была уже третья контузия. Этот подрыв и предсказывал Сайсанов. Подцепили БТР БМП и тронулись дальше. Задержка продолжалась 45 минут.

Внезапно нас начали обстреливать со стороны зелёнки. БГ открыли огонь по всему, что было видно в прицелы. Вряд ли мы достигли какой-то цели. Дувалы надёжно скрывали духов. Надо сказать, что и мы не пострадали. Расстояния были приличные. А со стрелкового оружия броню пробить невозможно.

Проскочив кишлак, и вырвавшись на открытое место, колонна встала. После этой перестрелки колонна уже без происшествий дошла до Кайсара, Октябрь — успешная войсковая операция против многочисленных вооружённых формирований ИПА под руководством полевого командира Саид Мансура в ущельях Вальян и Баджга, провинция Баглан, район Хинджан. Итогом данной
войсковой операции стал захват большого количества вооружения, боеприпасов и разведывательной документации.

Осень-9-я Панджерская операция.

Октябрь

— Боевые действия в провинциях Фарах, Баглан, Каписа, Парван. В конце года для закрытия границы стали привлекаться мотострелковые части.

4 октября 1985 года, большая группа бандитов, окруженная советскими и афганскими воинами в к. Чарбаг, чуть только на землю опустилась темнота, пошла на прорыв.

Острие своего удара душманы направили туда, где, перекрывая глубокий арык, занимало позиция отделение младшего сержанта Юрия Тюнькова (войсковая часть 2042).

Бой еще только начинался, когда ударившая в башню бронетранспортера граната заклинила установку пулеметов. Экипаж боевой машины занял оборону вместе с десантом. «Не дать бандитам пройти» — так поставил задачу перед подчиненными Ю. Тюньков.

Выполнить ее было не просто: чувствуя свое численное превосходство, прикрываясь за частыми изгибами глубокого арыка, душманы шли напролом, с отчаянием и злобой ударяя по позициям мотострелков из всех видов стрелкового оружия. ...Пять часов длился тот ночной бой. Шесть раз подходили бандиты к окопам на расстояние, когда выручить могла только граната.

Когда подошла помощь, бой уже кончился. 35 бандитов нашли убитыми у позиции отделения сержанта Ю. Тюнькова, 23 из них погибли от смертельных осколочных ранений.

16—17 октября — Шутульская трагедия: 16 октября, по дороге в кишлак Руха в Панджшерском ущелье, группа 682-го полка 108-й мотострелковой дивизии попала в засаду. В скоротечном бою погибло 3 человека и 10 было ранено, сожжено 5 БМП и 6 грузовиков. Вечером того же дня другая группа 682-го полка достигла ледника в ущелье Шутуль, не пройдя и половины намеченного на день пути, где вынуждена была заночевать. В результате 17 человек умерло от переохлаждения и более 30 получило обморожения различной степени тяжести.

19 октября — В ходе боевых действий в ущелье Панджшер в результате ошибки в ориентировании от переохлаждения погибли 5 военнослужащих и 35 получили обморожение различной степени.

Ноябрь

8 ноября 1985 года 3-й расчёт под командованием ВОЛОШИНА в составе 3-й группы высадился под кишлаком Мала-Кули, операция проводилась по блокированию банды Малло-Надыра. Высадка прошла успешно, после чего группа выдвинулась к своим позициям. Расчёт СПГ-9 оборудовал выгодную позицию на крыше дома. Под прикрытием темноты в первую ночь душманы попытались прорваться из блока. Заряжающий Егоров во время заметил бандитов и расчёт, открыл огонь. Этим самым успешно выполнив задачу.

15.11.1985 г. операция у кишлака Малакули (прим. — Муллакули), в зоне ответственности Пянджского отряда.

22 ноября — Бой у кишлака Афридж — скоротечный оборонительный бой у кишлака Афридж в Зардевском ущелье горного массива Дарайи-Калат (долина Дарм, уезд Бахарак, провинция Бадахшан на северо-востоке Республики Афганистан) пограничников заставы Панфиловского погранотряда и мото-маневренной группы Краснознамённого Восточного пограничного округа (ММГ КВПО) с отрядом афганских моджахедов полевого командира М. Юнуса.

Ущелье Зардев начинается в верховьях, почти у нашей границы с Афганом по реке Пяндж. Дальше спускаясь вниз на юг, километров через 70-80 доходит до Бахарака. Там стоял батальон СА. В Бахараке река Зардев сливается с рекой Вардудж, идет до Файзабада и далее на север до реки Пяндж. Надо отметить, что в ту пору с 1980—1985 гг. в ущелье Зардев не проводилась ни одна операция, не было ни одного нашего гарнизона. Это ущелье бомбила только авиация СА. По реке Зардев, с одной и другой стороны, и в многочисленных боковых ущельях, стояли десятки кишлаков. Это было отдельное удельное княжество, со своими законами, которое никому не подчинялось.

Боевая группа пограничников Панфиловской заставы мото-маневренной группы — 25 человек под командованием начальника погранзаставы капитана В. Н. Рослова — выполняя разведывательно-поисковые действия в районе населенных пунктов Бушт, Газалев, Пасхан, Виндж и Афридж в Зардевском ущелье горном массив Дарайи-Калат, попала в засаду моджахедов.В завязавшемся бою группа понесла большие потери — 19 пограничников погибли. Начальнику заставы Панфиловского отряда капитану Рослову В.Н. была поставлена задача 22 ноября, с утра группой 25 человек, перейти реку Зардев, занять сопку на том берегу, организовать засаду по перекрытию троп, по которым ночью ходили басмачи. Такая группа пограничников в 25 человек и ушла утром на сопку, застава разделилась. 25 человек остались на одном берегу, а вторая часть во главе с начальником заставы, одетая в ватники, со спальниками, рюкзаками, тяжело двигаясь, пошла на другую сторону реки.

Надо отметить, что эта застава, еще месяца не прошло, как прибыла из Союза, она не знала местности, не имела никакого боевого опыта, офицеры в Афган прибыли впервые. Спустившись вниз к реке и не найдя брода для преодоления реки, группа пошла вверх по реке, в поисках моста или брода, что бы перейти на другую сторону. Так с привалами, группа идя вдоль реки, медленно двигалась несколько часов. Короче, духам хватило времени собраться и устроить в выгодном для себя месте засаду. Связь эта группа осуществляла по радиостанции УКВ Р-392 с основной частью заставы, а та по КВ радиостанции с Гульханой.

И вот, после обеда, через оставшуюся часть заставы, поступили первые сообщения, что связи с начальником заставы Рословым В.Н. нет. Немедленно полетели борты в тот район, они летали над этим районом, вызывали на связь, но им никто не отвечал, в каком месте исчезла группа, тоже никто не знал. Так наступила темнота, прошла тревожная ночь. 24 ноября в составе 3-х групп, всей ДШ, вылететь в Зардев и найти пропавшую группу. Всю ночь ДШ готовилась к вылету, получали боеприпасы и все остальное.

Вечером, по прилету разведчиков из Зардева, узнал, из 25 человек, под утро на заставу прибежало 4 солдата, целых и невредимых, к рассвету так же пришел, в одном только нижнем белье, окровавленный сержант. По его рассказу их группа, после обеда попала в засаду, почти все погибли. Захваченных в плен, раненых пограничников, духи раздели до нижнего белья и поставили к стенке и расстреляли. При расстреле сержанту очередь попала в левое плечо. Ночью он очнулся, никого не было, только услышал стон, подполз на звук, это стонал рядовой, которому при расстреле очередь прошила пах у ноги. Сержант идти мог, рядовой нет. Оттянув рядового до арыка, который протекал через дорогу, сержант спрятал под каменным мостиком солдата, сказав ему, если я дойду до своих, то за тобой придут, а если нет, то уж не суди. Так сержант к рассвету добрался до своих, была выслана группа пограничников, которые доставили раненого рядового. Еще к концу дня от разведчиков поступили сообщения, что несколько захваченных в плен пограничников, духи уводят в Пакистан.

Вот, имея эти сведенья, 24 ноября ДШ утром в полном составе 3-мя группами, вылетела в Зардев. Десантировались в намеченных совместно с офицерами округа, полковником Беловым, местах. Так как солдаты, которые остались живы, не знали, где они попала в засаду, район для прочески был выбран большой, более десятка кишлаков, по одну и другую сторону реки. Постепенно, суживая район поиска, собирая все мужское население от 15-40 лет, к обеду обнаружили место гибели наших солдат и офицеров. Сад (в Зардеве росли грецкие орехи и другие фруктовые деревья), камни, валуны, несколько строений. Это место было у кишлака Ярим.

Нашли место, где добивали наших раненых, туда и стали стаскивать все трупы. Должно было быть 19 погибших, ведь вышло 25, остались в живых 6. Долго не могли найти 2 погибших, наконец после обеда выложили всех 19 убитых. Все были раздеты до нижнего белья, без оружия, документов, вообще почти голые, изуродованные до неузнаваемости, застывшие в различных неестественных позах. По КВ радиостанции, доложил полковнику Белову, что все погибшие обнаружены. Он аж вздохнул, потому что Москва ему постоянно напоминала о недопущении увода наших солдат в Пакистан. Я так понял, для Москвы лучше убитые, чем пленные, которых уводят в Пакистан.

Начали думать, как убитых доставить до места, где стояла застава Панфиловского отряда. А это километров 10-12. Решили разбирать крыши вблизи лежащих домов, доставать подходящие жерди, привязывать к 2 жердям по трупу и нести их к нашим. Нести погибших заставили афганцев – 4 человека несут, 4 им на смену. И так 19 погибших, несли по 8 человек афганцев каждый труп. Остальных афганцев гнали в впереди, ведь мы насобирали их более 200 человек. Еще задумали, в кишлаке Ярим, оставить засаду, ведь ночью духи, которые наверняка наблюдали за нами с гор, спустятся в кишлак, чтобы узнать, что здесь произошло, потому что горели дома, было много стрельбы, были убиты афганцы, оказавшие сопротивление. Но засаду решили оставить незаметно.

Доложил о своих намерениях по радио полковнику Белову, он только и сказал, тебе там на месте видней, действуй. В засаду остались все добровольцы (хотя остаться желал каждый), почти все кому уже предстояло увольняться, набралось человек 70-80. Командовал засадой начальник штаба ДШ Миташок Н.Н.

Выстроив колонну, выставив спереди, с боков, сзади боевое охранение, ДШ демонстративно, ушла с кишлака Ярим. Затем за кишлаком, за одним из бугров, чтобы не было видно с гор, группа майора Миташка, по арыку, незаметно, вернулась в кишлак Ярим, где организовала 4-5 засад на тропах, ведущим в кишлак. Уже наступила ночь, стало темно, эта была ужасная ночь.

ДШ медленно, но уверенно, со всеми погибшими, кучей афганцев, шла вперед. Все, что мало-мальски представляло опасность, сначала уничтожалось, сжигалось. Смотрели, что бы самим не попасть в засаду басмачей. Так постепенно, двигаясь вперед, где-то в час-два ночи, поднялись на сопку, где была застава Панфиловского отряда. Ночью связался по радиостанции с НШ ДШ Миташком Н.Н. Он сказал, что вечером, с наступлением темноты, на наши засады, вышло несколько групп духов. Взяли в плен человек 50-60. При взятии последней группы, получилась стрельба и уже никто в кишлак не идет. Взятые в плен духи были с оружием, в шапках, куртках наших убитых солдат.

Сказал чтобы утром, когда будет светло, снимались и шли к нам. Часам к 12 дня, группа Миташка Н.Н. пришла и привела человек 10 пленных, остальные при попытке к бегству были убиты. Принесли часть оружия, шапки убитых панфиловцев. Днем на бортах отправили всех 19 человек убитых и остатки заставы в Союз.

23 ноября 1985 года был следующий этап в Мугуль-Кишлаке. Расчёт в составе 3-й группы высадился на ровное место под сильным огнём противника. Слева от группы находилась роща, в которой были хорошо оборудованы позиции душманов. Расчёт СПГ-9 под прикрытием пулемётного огня выдвинулся к укрепрайону, где были басмачи. Метким огнём Якушев поражал цели, после взятия этого укрепрайона было обнаружено много оружия и трупы душманов.

...Афганские власти попросили советских воинов оказать помощь в ликвидации крупной бандгруппы, которая на протяжении долгого времени терроризировала и грабила население кишлаков на острове Даркад, учиняла кровавые расправы над активистами.

28 ноября 1985 года мотострелки прибыли в указанный район. В кишлаке горели дома, слышалась стрельба, крики и плач детей и женщин. Подчиненные старшего лейтенанта Юрия Лапушко, заметив группу вооруженных всадников, вступили с ходу в бой. Несомненно это были бандиты, которые пытались прорваться к горам и укрыться в них. Под прикрытием огня гранатометов и пулеметов группа Ю. Лапушко выдвинулась вперед, отрезав бандитам путь к отступлению. Окруженные душманы яростно отбивались. Но мужественными и решительными действиями группа под командованием офицера Ю. Лапушко быстро обезоружила и взяла их в плен. Юрий Лапушко удостоен высокой государственной награды — ордена Красного Знамени.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

29 ноября 1985 года, преследуемые советскими воинами, остатки банды закрепились в опорном пункте на берегу реки у населенного пункта Мугуль-кишлак. Траншеи, петляющие между деревьями, были тщательно оборудованы и бандиты оказывали ожесточенное сопротивление. Но группа капитана Ю. Лапушко, действуя решительно и смело, занимала одну траншею за другой. Гремели взрывы, воздух вспарывали частые очереди. Старший сержант Андрей Рзянкин уничтожил уже семерых душманов и теперь находился неподалеку от командира. Вдруг один из окопов ощетинился сильным огнем. Лапушко бросился вперед. Бандиты перенесли огонь на офицера: от дерева, за которым он стоял, отлетели щепки. Еще немного и... Тогда Рзянкин, выбежав из-за укрытия, дал по душманам две очереди, а в следующий момент прикрыл командира своим телом...

За этот подвиг старший сержант А. Рзянкин посмертно удостоен высшей награды Родины — ордена Ленина.

Декабрь

22 декабря — при выполнении задачи в засаду попала застава мотоманевренной группы (ММГ) Панфиловского пограничного отряда Восточного пограничного округа КГБ СССР. В бою у кишлака Афридж в Зардевском ущелье, провинция Бадахшан, погибло 19 пограничников. Это были самые большие потери пограничников в одном бою в Афганской войне 1979—1989 гг.

— Б.В.Громов: «Обстановку в 1985 году можно было охарактеризовать одним словом — тупиковая». 

— Проведено более 80 операций.

— ОКСВ достиг своей максимальной численности — 108,8 тыс.чел. (из них военнослужащих — 106 тыс.), в т.ч. в боевых частях — 73,6 тыс.

— Потери мятежников составили 17 тыс.чел.

— Потери ОКСВ — 1868 чел.

— Самый «черный» год для наших пограничников — 124 погибших.

— Потери техники: танков — 18, бронетехники — 185, авиатехники — 66.

— Захвачено мятежниками 36 наших военнослужащих, пропало без вести — 37

В начале декабря 1985 года Министр обороны ДРА генерал-лейтенант Назар Мухаммед подвел боевые итоги 1364 года (Новый год по календарю солнечной хиджры — с 21 марта 1985 г.) и отметил успешные операции в ущелье Панджшер, в провинциях Пактия, Балх, Кунар, Герат, Нангархар.Но, к сожалению, правительство ДРА не только не закрепляло результаты боевой деятельности 40-й Армии и афганской армии, но и не стремилось этого сделать.

По образному выражению генерал-полковника Б. Громова: «Именно в это время многие стали задумываться о том, что мы напрасно таскаем раскаленные каштаны из огня». Благодаря комплексу принятых мер, этого года пошло постепенное снижение боевых потерь личного состава. Были налажены контакты с душ-манами по сути — переговоры, и это позволило военачальникам познавать психологию, традиции, нравы, симпатии и антипатии в данный момент, в данном вооруженном формировании моджахедов.

https://sites.google.com/site/usvakujbysevskijdoneck/home/istoria-vojny/hronika-afganskoj-vojny/1985 — link


Кликни по картинке и выбери любую карту Афганистана



 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here