К 20-летию подвига десантников 6-й роты

0
270

 

1 марта 2020 года исполняется 20 лет беспримерному подвигу псковских десантников, которые мужественно стояли на пути прорывающейся банды боевиков  из Аргунского ущелья в Чеченской республике 29 февраля—1 марта 2000 года.

Сегодня мы хотим вспомнить подвиг, совершённый уже в постсоветский период, в самом начале Второй чеченской войны. А совершили его совсем ещё юные ребята, бойцы 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й (Псковской) дивизии ВДВ в период с 29 февраля по утро 1 марта 2000 года в горах Чечни под Аргуном, на высоте 776. Именно там 90 десантников вступили в бой с полуторатысячным отрядом полевого командира сепаратистов арабского наёмника и террориста саудита Хаттаба (настоящее имя Самер Салех ас-Сувейле). Ротой командовал подполковник Марк Николаевич Евтюхин.

История отметит беззаветную верность долгу наших солдат, которые, как всегда в истории, остались верными присяге, несмотря на игры политиков и грязные проекты дельцов. Именно они, эти известные и безызвестные герои, в который раз отстояли Россию, как ранее это делали их прадеды. Это в полной мере относится к героям 6-й роты.

104-й парашютно-десантный полк прибыл в Чечню за 10 дней до боя на высоте 776. Командиром 6-й роты был назначен майор Сергей Молодов, который за 10 дней не успел, да и не мог успеть познакомиться с бойцами и уж тем более создать из 6-й роты боеспособное соединение.

6 рота

Бойцы 6-й роты. Фото: www.globallookpress.com

Военная обстановка в Чечне тогда была следующей. В летнюю кампанию российские войска остановили вторжение боевиков Шамиля Басаева в Дагестан, отбросили их в Чечню, похоронив их надежды на «имарат от моря до моря», восстановили контроль над равнинной частью Чечни, осадили и после упорных боев взяли Грозный. После взятия Грозного основные силы боевиков были блокированы в Аргунском ущелье на юге республики. Во главе остатков сепаратистов стояли т. н. главнокомандующий обороной Грозного, боевик Руслан Гелаев и арабский наёмник Хаттаб.

Потерпев поражение, отряды сепаратистов стали отходить в горно-лесистую местность на юге. Через Аргунское ущелье они уходили в Грузию, где прятали свои семьи, залечивали раны и получали оружие. По ущелью в Чечню шли караваны с оружием, медикаментами и снаряжением.

Российское командование, отлично понимая значение дороги через ущелье, вертолётами забросило на высоты над ним роты пограничников и десантников. Другие воинские части сжимали круг вокруг сепаратистов. Для последних это была фактически мышеловка. Российская авиация совершала до 200 вылетов в сутки, разнося горные крепости и лесные базы боевиков. В лесах действовал спецназ, долины занимались бронетехникой и мотострелками. Для Хаттаба и Гелаева оставался один путь: прорваться через кольцо российских войск и уйти в Грузию.

Вырываться из окружения боевики решили двумя большими группами. Одна (под началом Гелаева) пошла на северо-запад на село Комсомольское, другая (под командованием Хаттаба) двинулась в почти противоположном направлении  на северо-восток. В банде, кроме террористов-чеченцев, было большое количество арабов-наёмников. Боевики были хорошо вооружены и прекрасно замотивированы. Именно с ними и предстояло столкнуться десантникам 104-го полка.

Командиру 6-й роты командованием была поставлена задача: совершить марш в пешем порядке и занять господствующие высоты в Аргунском ущелье. Замыслом предусматривалось закрепить часть 6-й роты на высоте 776 и в дальнейшем, используя эту высоту как опорный пункт, выдвинуться и занять остальные высоты. Цель  не пропустить прорыва бандформирований.

28 февраля 6-я рота отправилась в 14-километровый марш-бросок до Улус-Керта. Десантники не взяли тяжёлое вооружение, вместо него они все 14 км тащили на себе боеприпасы, воду, печки и палатки, причём нести всё это пришлось по горам, да ещё и в зимнее время. Вертолёты командование решило не использовать якобы из-за отсутствия естественных площадок для их посадки. Отказались даже забросить в точку выдвижения палатки и печки-буржуйки, без которых солдаты замёрзли бы насмерть. Десантники вынуждены были тащить весь скарб на себе, именно по этой причине они не взяли тяжёлое вооружение. Когда бойцы наконец добрались до высоты 776, они были физически очень измотаны.

По совершенно непонятному стечению обстоятельств, армейская разведка не заметила крупную группировку противника (до 3000 человек), которая готовилась к прорыву через Аргунское ущелье. Бытует версия, что командование восточной группировки войск не учло специфику горно-лесистой местности, когда у подразделения нет возможности образовать сплошной фронт или даже контролировать фланги. К тому же никто не ожидал прорыва бандформирований в одном месте большой группой. Авиация, на днях месившая боевиков, также ничем не могла помочь: в течение всего дня район был затянут густым туманом, из низких облаков шёл дождь со снегом. Густой туман не позволил поддержать 6-ю роту вертолётами, но наша дальнобойная артиллерия весь день вела огонь по предполагаемым позициям боевиков, поддерживая десантников.

Около 11 часов утра Хаттаб вышел на позиции 3-й роты. Боевики по рации связались с командиром, назвав его по имени, и предложили деньги за проход. Ротный ответил тем, что навёл на них артиллерию. Хаттабовцы отступили.

ХоттабХаттаб. Фото: www.globallookpress.com

Днём разведка 6-й роты столкнулась с 20-ю боевиками на горе Исты-Корд.

Головной дозор и командование поднялись на вершину одновременно с чеченской разведкой. Состоялась короткая, но ожесточённая перестрелка. В ходе боя майор Молодов получил смертельное ранение, и роту возглавил комбат Евтюхин.

Около четырёх часов дня последовала первая мощная атака сепаратистов. Боевикам удалось застигнуть и расстрелять на склоне третий взвод роты. Из этого взвода выжили всего трое бойцов. Затем начался штурм вершины. В нападении участвовали до 1,5 тысяч боевиков. Террористы давили десантников массированным огнём, обороняющиеся отстреливались. На склон навели огонь самоходного дивизиона; атаку удалось отбить. Ситуация уже была критической: множество убитых, почти все оставшиеся ранены.

Вторая атака началась около десяти часов вечера. По высоте по-прежнему вели огонь 12-мм САУ «Ноны». Около трёх часов ночи на помощь к обороняющимся пробились 15 разведчиков 4-й роты под командованием майора А. В. Доставалова, который в точности выполнил завет великого Суворова: погибай, а товарища выручай. Это была единственная помощь, которая дошла до 6-й роты. Тем временем боевики пошли на решающий штурм. Один из выживших бойцов роты, сержант Александр Супонинский, позднее так вспоминал тот день:

В какой-то момент они стеной на нас пошли. Одна волна пройдёт, мы их перестреляем, полчаса передышки — и ещё одна волна... Много их было. Просто шли на нас — глаза выпученные, орут: «Аллах акбар»... Потом уже, когда они отступили после рукопашной, предлагали нам по рации деньги, чтоб мы их пропустили..."

 

К тому времени на вершине оставались не более 40-50 десантников. Раненые погибали не только от пуль, многие умерли от лютого мороза. Тем не менее израненные, обмороженные бойцы ещё несколько часов отстреливались от наседавшей орды. Когда стало ясно, что высоты не удержать, а помощи ждать неоткуда, капитан В. В. Романов, взявший на себя командование 6-й ротой после гибели старших офицеров, вызвал огонь на себя. В пять часов утра 1 марта высоту заняли боевики. Несмотря на массированный артиллерийский огонь, которым накрыли высоту 776, остатки бандгруппы Хаттаба всё же смогли выйти из Аргунского ущелья.

В неравном бою погибло 84 российских военнослужащих, в том числе 13 офицеров. В живых остались только шестеро бойцов. Потери боевиков составили, по разным оценкам, от 370 до 700 человек. Несмотря на то, что некоторым хаттабовцам удалось прорваться из окружения, это уже была агония крупных сил боевиков. С весны 2000 г. они уже не имели возможности противостоять российским войскам в открытом бою, оставшись способными лишь на засады и террористические акты.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here