ВДВ предрекли реформу из-за спецоперации на украине

0
1591

 

Современные боевые реалии диктуют новые условия.

Специальная военная операция скажется на организационной структуре Воздушно-десантных войск, их оснащении, боевом применении и тактике. Так считают военные эксперты, анализирующие опыт участия ВДВ в ходе спецоперации. Многие аргументы аналитиков выглядят весьма убедительно.

ВДВ активно участвуют в спецоперации с первых ее дней. Например, 45-я гвардейская бригада спецназа ВДВ отметилась в Гостомеле под Киевом. Но при этом ни на одном участке огромного фронта пока не было массового парашютного  десанта. А ведь именно усеянное парашютами голубое небо до сих пор  представлялось фирменным знаком ВДВ, а десантников не случайно называют «крылатой пехотой».

Основное предназначение ВДВ

Пять месяцев специальной военной операции уже позволяют делать достаточно однозначные выводы относительно характера деятельности того или иного рода войск. Например, во всей красе проявила себя противовоздушная оборона, которая впервые в новейшей истории России работала так интенсивно.

При этом подразделениям ПВО фактически пришлось переквалифицироваться в противоракетную оборону и сфокусироваться на перехвате боеприпасов РЗСО и оперативно-тактических ракет. С большой долей вероятности можно сказать, что с этой задачей наши зенитчики справляются. При этом стоит помнить, что уничтожение ракет не является приоритетом для российской ПВО на всех уровнях. Косвенным признаком высокого качества отечественных ЗРК стало награждение звездой Героя России гендиректора концерна ПВО «Алмаз-Антей» Яна Новикова.

Как и в ПВО, на вооружении Воздушно-десантные войск стоят наиболее современные образцы техники. Выучка и мотивация личного состава этого элитного рода войск также выше всяких похвал. В то же время вокруг специфики боевого применения техники Воздушно-десантных войск возникает все больше вопросов. Главный из них – насколько цели и задачи ВДВ соотносятся с реалиями военной спецоперации на Украине?

Одним из первых эту проблему озвучил военный эксперт и автор книг Алексей Суконкин в кратком, но ёмком материале «ВДВ умерли». Попробуем творчески переосмыслить идеи автора и добавить свои умозаключения. Стоит отдельно отметить, что ничего принципиально нового в данной истории нет – призывы реформировать ВДВ звучали и раньше. Просто спецоперация обнажила недостатки особенно остро.

Основное предназначение Воздушно-десантных войск – это работа в тылу врага на особо важных объектах. К таким обычно относят штабы, плацдармы, транспортные узлы и, что особо важно, стратегические ядерные силы противника. В советское время предполагалось, что десантники будут работать как до, так и после ядерного удара, расчищая поле для основных сил. Парадоксально, но крылатая пехота никогда не была обеспечена транспортной авиацией на 100 %. Самолетов хватало только для того, чтобы поднять в воздух одну дивизию ВДВ.

Первые тревожные звонки раздались еще в Афганистане, когда легкая броня, точнее – БМД-1 и БМД-2, стали заменяться на штатные мотострелковые БТР и БМП. К слову, бронирования даже этой технике хронически не хватало, не говоря уже об алюминиевых сплавах АБТ-101 десантных машин. Для повышения огневой мощи подразделений десантникам придавалась артиллерия и танки, что до неузнаваемости изменяло профиль ВДВ. В 80-х годах десантники на поле боя не работали по своему прямому назначению, а лишь заменяли мотострелковые части армии. Просто потому, что этот элитный род войск был самым боеспособным во всей новейшей истории.

Выводы по итогам войны с моджахедами не были сделаны, и ВДВ все так же ориентировались на массовое использование в тылах противника. Естественно, основным способом доставки за линию фронта было десантирование, причем вместе с техникой. Именно этот тезис не выдерживает сейчас никакой критики.

Техника решает все

Что такое – техника для ВДВ? Это сложнейший компромисс между защитой, массой и огневой мощью. Кто-то скажет, ничего нового, так у всех – даже танки проектируют в жестких массово-габаритных параметрах. Достаточно вспомнить, какие требования выставили разработчики Т-64, и какое дитя компромиссов в итоге получилось. У десантников же бронемашина должна уметь стрелять, плавать, быть достаточно легкой и компактной, чтобы её взял на борт Ил-76 и, в случае крайней необходимости, десантировал с парашютами над театром военных действий. Да еще и личный состав такая бронетехника должна перевозить. Этот уникальный набор качеств невозможно было соблюсти в одной машине. Поэтому жертвовали, прежде всего, защитой.

Даже небронированную технику приходилось адаптировать под нужды ВДВ. Типичный пример – ГАЗ-66 или «Шишига», который на этапе конструкторских работ планировали размещать в тесных трюмах транспортных самолетов. В итоге получился компактный грузовичок с высокой проходимостью, но плохо приспособленный для работы в боевых условиях. Прежде всего, за счет слабой противоминной стойкости. Неслучайно, в первые же месяцы Афганской войны «Шишигу» исключили из штата горных караванов.

Если техника ВДВ фактически не эволюционировала вслед за мировыми трендами, то оружейный мир вокруг развивался семимильными шагами. Прежде всего, до критического уровня выросли возможности «карманной артиллерии», способной не только надежно поражать легкую бронетехнику, но и сравнительно легко уничтожать танки. Особенно когда противник напичкан различными NLAW, Javelin и прочей техникой под завязку. Пример Украины тому самое явное подтверждение.

Специфика использования ВДВ в качестве легкой мотопехоты вынуждает применять БМД и БТР-Д против гораздо более мощного противника. Десант не должен работать на фронте наравне с мотострелками и танкистами – у него для этого просто нет штатной техники и оружия. А та, которая присутствует, становится самым слабым звеном в обороне и наступлении.

БМД-4М, наряду с машиной второй серии, активно используется в спецоперации на Украине.

ВДВ сплошь и рядом привлекаются для штурма населенных пунктов, укрепрайонов и работы на блокпостах. В штате войск присутствуют десантно-штурмовые бригады, которые, по логике, должны быть оснащены тяжелым вооружением. По-другому никак – в ходе штурма приходится использовать большие калибры, а нередко они прилетают в ответ. Надо быть готовым.

Но что мы видим? Из самого тяжелого в ДШБ только САУ «Гвоздика», «Нона» и несколько единиц РЗСО «Град» и «Град-В». В самом лучшем случае 125-мм самоходная пушка «Спрут» с тонкой броней, потому что умеет плавать и десантироваться парашютным способом. А в десантно-штурмовом полку из артиллерии только «Нона», собранная на базе того же БТР-Д.

На Украине театр военных действий достаточно специфический – у противника немало артиллерии, которой он пользоваться умеет. А это означает, что техника должна выдерживать подрывы 152–155-мм снарядов поблизости. Сейчас на такое способны только отечественные БМП (частично), MRAP и танки.

Еще более абсурдно выглядит идея массового десантирования боевой техники за линией фронта. Алексей Суконкин в своем материале справедливо приводит в пример гибель от ПЗРК украинского Ил-76 в июле 2014 года. Тогда самолет сбили на посадочной глиссаде над аэропортом Луганска – погибли 49 человек. На более высоких эшелонах медленные и крупные транспортные самолеты не представляют никакой проблемы для ЗРК средней и большой дальности.

К слову, по неподтвержденным данным, 24 февраля на Киев должны были вылететь не менее 20 российских Ил-76, груженых БМД и личным составом. К счастью, не случилось. С учетом сложности подавления ПВО в современных условиях, парашютное десантирование становится невозможным. Бонусов от такого решения масса.

Во-первых, нет нужды излишне усложнять технику (к примеру, изменяемый клиренс в серии БМД) и использовать дефицитные материалы для конструкции (упоминаемый алюминий в броне). Отчего, естественно, снизится стоимость итогового изделия. По разным подсчетам, стоимость БМП-3 на 20 млн рублей меньше стоимости гораздо менее защищенной БМД-4М.

Во-вторых, как только пожертвуют габаритами и массой, сразу же высвободятся резервы для наращивания брони. Обратите внимание, как успешно сейчас работает на Украине БМПТ «Терминатор». Все за счет того, что оператор орудий защищен броней и может работать по целям гораздо эффективнее и с оптимальных дистанций.

 

По разрозненным сообщениям, не менее 20 транспортных Ил-76 готовились высадить парашютным способом на Украину подразделения ВДВ с техникой. К счастью, обошлось.

В то же время последние события показывают, что при грамотном использовании части ВДВ могут достигать значительных успехов. Например, переброска личного состава двух бригад и одной дивизии ВДВ в мятежный Казахстан в начале 2022 года. Получилось быстро и эффективно. Только это не десантная операция, а переброска аэромобильных подразделений к театру предполагаемых боевых действий. Действующей вражеской ПВО, напомним, в Казахстане не было.

Настоящей десантной операцией стал захват аэропорта Гостомель в первые часы спецоперации. Вертолеты на бреющем полете, при поддержке ударных машин, забросили несколько сотен бойцов, которые удерживали объект до подхода главных сил. При этом подавлением расчетов ПЗРК занимались как сами транспортные Ми-8, так и ударные машины сопровождения. И никаких парашютов в небе.

Похоже, что именно таким образом рождается новая тактика применения десантных войск. Однако это лишь единичные случаи, которые лишь подтверждают правило – ВДВ используют исключительно как высокообученную элитную мотопехоту, оснащение которой совершенно не соответствует возложенным задачам.

Остается только надеяться, что спецоперация на Украине станет поводом для стратегических изменений в самом прославленном роде войск современной России.

Стоит изучить и зарубежный опыт. Например, реформу американской лёгкой пехоты и подразделений морпехов США.

Нельзя сказать, что в российской армии не задумывались о будущем ВДВ. Кое-что даже успели сделать. Например, Telegram-канал «Военный осведомитель» вспоминает опыт проведения учений «Центр-2019», «Кавказ-2020», «Запад-2021», в ходе которых в экспериментальном порядке подразделения 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады из Ульяновска действовали в качестве легкой пехоты для тактических вертолетных десантов. Вместе с десантниками перевозились легкие пикапы с тяжелым вооружением, включая гаубицы Д-30А. Есть надежда, что спецоперация даст стимул довести начатое до логического конца.

 

По мнению аналитиков, в составе ВДВ целесообразно будет оставить лишь одну дивизию для парашютных десантов. Десантников же необходимо пересаживать на обычную, условно «тяжелую» бронетехнику мотострелков, которая позволит им выполнять реально возлагаемые на них задачи с большей эффективностью.

Окончательное слово, конечно, будет за российским военным ведомством. Но то, что спецоперация даст сильный импульс военным теоретикам — сомневаться не приходится.

https://topwar.ru/199505-pereformatirovanie-vdv-novye-zadachi-v-svete-specoperacii-z.html — link

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here