Атомная бомба Тито: как Югославия пыталась разработать ядерное оружие

0
79

 

 

 

Ядерные взрывы над Хиросимой и Нагасаки стали трагическим финалом Второй мировой войны. Три месяца спустя Югославия превратилась из монархии в федеративную республику.

Новосозданное коммунистическое государство возникло на заре новой, атомной эпохи.

В марте 1946 года президент Югославии Иосип Броз Тито получил посылку из тогда еще «братского» Советского Союза. В посылке была книга американского физика и дипломата Генри де Вольфа Смита «Атомная энергия».

Книга была опубликована через несколько дней после того, как на Японию были сброшены две атомные бомбы, а Тито интересовался использованием атомной энергии в военных целях.

Посылку отправил из Москвы югославский физик и химик Павле Савич, старый товарищ Тито. Он приложил к посылке письмо, которое сейчас хранится в государственном архиве в Белграде.

Среди прочего, в письме говорится: «Если бы вы, товарищ Маршал, заложили основы нашей науки, как вы это сделали с армией и государством, то тогда мы через короткое время были бы среди лучших».

Гонка вооружений

Логично, что тоталитарное государство, такое как Югославия, хотело вступить в клуб ядерной энергетики, говорит историк Драгомир Бонджич, автор книги «Между амбициями и иллюзиями: ядерная политика Югославии 1945—1990».

Бонджич напоминает, что Тито в ходе холодной войны оказался между двумя противоборствующими блоками.

«Западный блок был идеологически неприемлем, а русские в некотором смысле были более серьезным противником после конфликта 1948 года (между Москвой и Белградом)», — напоминает Бонджич.

Grey line

Кто и когда проводил испытания ядерного оружия:

  1. США — 16 июля 1945 года.
  2. СССР — 29 августа 1949 года.
  3. Великобритания — 3 октября 1952 года.
  4. Франция — 13 февраля 1960 года.
  5. Китай — 13 октября 1964 года.
  6. Индия — 18 мая 1974 года.
  7. Пакистан — 18 мая 1998 года.
  8. Северная Корея — 9 октября 2006 года.

Grey line

Именно в 1948 году Тито сказал Сталину свое историческое «нет» и отказался признать Советский Союз лидером коммунистических стран.

Отношения между двумя странами накалились до предела.

Югославские власти стали предупреждать народ, что бывший «братский» СССР стал смертельным врагом, а от Иосифа Сталина можно было ожидать еще одну войну, говорит Бонджич.

«Это была борьба за выживание, быть или не быть. Югославское руководство было готово ко всему», — говорит он.

Тито (слева) опасался возможного вооруженного конфликта с СССРПравообладатель иллюстрацииMUZEJ ISTORIJE JUGOSLAVIJE
Image captionТито (слева) опасался возможного вооруженного конфликта с СССР

 

Известие о том, что у Сталина есть атомная бомба, достигло Тито в августе 1949 года, еще до того, как Москва официально заявила, что успешно провела свое первое ядерное испытание.

«В тот момент наличие атомной бомбы было гарантией безопасности», — говорит Бонджич.

Но вне зависимости от желаний Тито научно-технические возможности тогдашней бедной и слаборазвитой Югославии не соответствовали его амбициям.

«Паша, вернись домой»

Югославское руководство было убеждено в том, что в их руках был козырь в разработке ядерного оружия — ученый по имени Павле Савич.

«Он знал об этом больше, чем кто-либо в Югославии, и он был очень важен, среди прочего, потому что был редкой птицей — интеллектуалом в партийных рядах», — говорит Бонджич.

Он был членом компартии еще до войны, а во время войны был шифровальщиком народно-освободительной армии. Савич пользовался большим доверием со стороны Тито.

До войны он занимался исследованиями во Франции при Институте радия в Париже, также известном как Институт Кюри.

Научный журналист Слободан Бубневич говорит, что молодой физик Савич участвовал в исследованиях атомных ядер, которые предшествовали открытию ядерного деления — процесса, необходимого для разработки атомной бомбы.

Бубневич говорит, что Савич информировал будущее югославское руководство о значимости физики и о «чудесной силе атомного ядра» еще в годы войны, когда мало кто в мире об этом знал.

«Это происходило в партизанских лагерях в боснийских горах, где лидеры будущей Югославии слушали лекции об атомах, и это происходило до того, как стало известно, что в рамках Манхэттенского проекта американцам удалось создать первую атомную бомбу», — говорит он.

После окончания войны Савич работал в СССР с советским ученым Петром Капицей. До разрыва своих отношений со Сталиным там его навестил сам Тито.

В мемуарах Павле Савича рассказывается, как однажды Тито сказал ему: «Паша, вернись домой, чтобы создать наш собственный институт».

Уже в следующем 1948 году по решению Президиума СФРЮ в Белграде началось строительство Физического института, ныне известного как Институт ядерных исследований «Винча».

Многие из югославских ядерщиков, также как и Савич, воевали во время войны.

«Они рассматривали создание института как продолжение борьбы за защиту созданной ими страны», — говорит Бубневич.

По его словам, после разрыва отношений со Сталиным власти социалистической Югославии не жалели денег на развитие науки, в особенности ядерной физики.

В 1950-х годах в Югославии были преобразованы средние школы и созданы первые математические гимназии.

Тито в институте ядерных исследований "Винча в 1958 годуПравообладатель иллюстрацииMUZEJ ISTORIJE JUGOSLAVIJE
Image captionТито в институте ядерных исследований «Винча» в 1958 году

 

Успехи югославских ученых наряду с индустриализацией страны в последующие десятилетия можно считать чудом, считает историк Бонджич.

«Югославская наука внесла большой вклад в развитие страны — от промышленности до медицины», — говорит он.

Но больше всего в работе ученых была заинтересована югославская армия.

«Помимо разработки боевых самолетов, главным достижением был танк M-84, разработка которого объединила физиков из всех югославских республик», — объясняет он.

Политическое руководство было крайне заинтересовано в таких осязаемых результатах научных исследований, пригодных для военного использования.

 

 

 

При этом оставались надежды на развитие ядерного оружия.

Урановая лихорадка и проект «Козара»

Югославия была слишком бедна и технологически неразвита для создания атомной бомбы, утверждает профессор Бонджич.

«Несмотря на экономический подъем 1950-х годов, Югославия осталась бедной страной, у которой не было финансовых возможностей для развития экономики, не говоря уж о надеждах стать ядерной державой», — говорит он.

Само строительство института «Винча» сопровождалось постоянными проблемами.

Инспекция обнаружила, что работа не выполнялась в срок, что организация работ оставляла желать лучшего, что ощущался дефицит квалифицированной рабочей силы. Кроме того, были серьезные проблемы с приобретением необходимого оборудования.

Официально Югославия заявляла, что выступает за разоружение и за исключительно за мирное использование ядерной энергии.

Бонджич проанализировал архивные материалы и говорит о трех моментах в истории Югославии, когда желание руководства заполучить свою собственную атомную бомбу было, по его словам, налицо.

«Это период начала конфликта с СССР в конце 1940-х годов, затем период конца 1950-х и начала 1960-х, — говорит он. — Третий момент был в 1974 году, когда Индия провела свое первое ядерное испытание».

Наука и секретные службы

Контроль за ядерной программой осуществлялся секретной службой Югославии, и для этого был даже создан Директорат по координации работы научных институтов.

Институт ядерных исследований возглавил Стеван Дедьер, выпускник Принстонского университета, где он изучал ядерную физику.

Считается, что таким образом Тито хотел контролировать работу Павла Савича.

Позднее Дедьер утверждал, что в дополнение к плохим технологическим условиям, которые препятствовали разработке Югославией атомной бомбы, работе мешали ложные научные предположения Савича.

«В Югославии эта технология была неизвестна. Кроме того, ощущалась нехватка ядерных материалов, например, урана, которые необходимы для ядерных разработок как в мирных, так и военных целях», — говорит Бонджич.

Тито посетил выставку ядерной энергии на Белградской ярмарке в 1960 годуПравообладатель иллюстрацииMUZEJ ISTORIJE JUGOSLAVIJE
Image captionТито посетил выставку ядерной энергии на Белградской ярмарке в 1960 году

 

Главной задачей стали поиски урановой руды на территории Югославии.

«В 1950-х годах по всему миру началась „урановая лихорадка“, но в свободных капиталистических странах поисками занимались открыто. В газетах можно было увидеть рекламу, где объяснялось, что делать и к кому обращаться, если вы обнаружите уран», — говорит Бонджич.

Но в Югославии эти поиски были засекречены. Партия и правительство считали, что это будет более эффективно. Однако все оказалось наоборот.

После безуспешных попыток найти достаточно богатую руду Дедьер и Савич подвергли критике засекреченность поисков. В их докладе впервые упоминается желание югославского руководства разработать ядерное оружие.

«Они призвали отказаться от этой идеи. Согласно этому документу 1953 года, разработка ядерного оружия является ошибкой в существующих условиях», — говорит Бонджич.

К середине 1950-х годов в Югославии была создана Федеральная комиссия по атомной энергии.

К этому времени число физиков-ядерщиков увеличилось, укрепилось международное сотрудничество в этой сфере.

После смерти Сталина отношения с СССР улучшились, и с помощью Москвы в «Винча» был построен первый ядерный реактор.

В начале 1960-х годов в горах Стара Планина был открыт урановый рудник, на который возлагались большие надежды. Но сырья оказалось недостаточно, и рудник был закрыт уже в 1965 году.

Однако Слободан Бубневич считает, что югославские ученые тогда могли бы создать атомную бомбу.

«В Югославии был урановый рудник, были советское ядерное топливо, реактор и химический завод, где можно было извлекать из породы радиоактивные изотопы», — утверждает он.

Но, добавляет Бубневич, Югославия была небольшой страной, а для разработки ядерного оружия требуется много времени.

Драгомир Бонджич говорит, что к тому времени уровень теоретических знаний югославский физиков резко возрос, и они могли понимать, как произвести ядерный взрыв.

«Но они сами признавали, что на практике они этого сделать не могут, из-за, например, нехватки технически подготовленного персонала. Они понимали этот процесс в теории, но совершенно не знали, как именно сконструировать бомбу», — продолжает он.

Помощь Движения неприсоединения

Ядерная программа была практически заморожена к концу 1960-х годов, так как она была слишком дорогостоящей, и на ее развитие требовалось слишком много времени.

Но в 1974 году Индия провела свои первые ядерные испытания. Это привлекло внимание Тито и его коллег в югославском руководстве. В Индию была направлена делегация югославских ученых.

В рамках Движения неприсоединения обмен научными достижениями в целях поддержания мира был обычной практикой.

Идея состояла в том, чтобы организовать визит в Индию, познакомиться с ее достижениями в области ядерной энергетики в надежде, что Индира Ганди поделится информацией о том, как создавать оружие.

Югославскую делегацию приняли тепло, подробно рассказали о проблемах и достижениях в области «мирного атома», но про ядерное оружие индийская сторона ничего не говорила.

В итоге Югославия отказалась от разработки ядерного оружия и стала продвигать на международной арене идею разоружения, в особенности ядерного.

Архивы

Некоммерческая организация «Инициатива по предотвращению ядерной угрозы» (NTI) в своих докладах упоминает планы Тито по разработке ядерного оружия и ядерную программу Югославии.

В 2010 году при финансовой поддержке США и NTI оставшиеся от югославской ядерной программы радиоактивные материалы были вывезены в Россию.

Однако большая часть югославских архивов все еще недоступна для исследователей. Особенно это касается архивов Федерального агентства государственной безопасности, в которых могут быть ответы на многие вопросы о ядерной программе Югославии.

https://www.bbc.com/russian/features-46373181 — link

 



 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here