Аналитический отчет по России, 31 августа—8 сентября, 2020

0
119

 

 

Аналитический отчет по России по данным американской прессы.

Основные моменты этой недели  

  • Главные приоритеты России в Азиатско-Тихоокеанском регионе лежат за пределами Корейского полуострова и Юго-Восточной Азии, и Москве нечего предложить этим потенциальным партнерам, пишут Юджин Румер из Карнеги, Ричард Сокольский и Александр Владичич. И в том и в другом случае  Россия довольна тем, что является де-факто младшим партнером Китая . Таким образом, пишут они, все пути, которыми Соединенные Штаты могут пойти  для получения поддержки или согласия Москвы с политикой США в отношении Северной Кореи и Юго-Восточной Азии, пролегают через Пекин. В отдельном отчете Румер и Сокольский предупреждают, что Россия будет оставаться грозным противником для Соединенных Штатов в течение многих лет, но США и их союзники очень заинтересованы в снижении риска войны. которая  обязательно вспыхнет, если новая стратегическая динамика приведет к неконтролируемому, неуправляемому геополитическому соперничеству и новой гонке вооружений. 
  • Есть несколько новых методик  тех  действий, которые Соединенные Штаты должны предпринять в отношении России, кроме как оставаться начеку и продолжать оказывать давление на нее, чтобы изменить ее агрессивную политику, пишет Говард Дж. Шац из RAND. Зарубежные  военные интервенции России , вероятно, продолжатся . Эти интервенции, как правило, не требуют больших затрат и имеют высокий приоритет для внешней политики Кремля, хотя народная поддержка войн на востоке Украины и в Сирии снизилась. Точно так же, пишет Шац, информационные операции и вмешательство в выборы в США и других странах обходятся недорого и, вероятно, продолжатся.  
  • Учитывая склонность Америки к смене режимов  за границей, резонно предположить, что другие страны, в свою очередь,  будут стремиться  вмешиваться в американскую политику — как минимум из соображений самообороны, пишет Ричард Ханания, научный сотрудник Defense Priorities and the Институт Зальцмана по изучению войны и мира при Колумбийском университете.  Что гораздо  менее понятно,  пишет  он,  так  это  то  бурное  негодование, которое американские лидеры выражают по поводу иностранного  вмешательства [во  внутренние дела их  страны],   относительно незначительного по сравнению с нарушениями  самими  Соединенными Штатами некоторых из самых фундаментальных норм международного права. 
  • В случаях аннексии Крыма и войны на востоке Украины всем было ясно, что  вина  за  это  лежит   российском  государстве  или основных  элементах  режима,  и  это  оправдывало  экономические санкции, пишет Александр Баунов из Карнеги. В том, что касается индивидуальных убийств, ответные меры Запада — это адресные санкции. Однако в случае отравления Навального сложность выявления виновных увеличивает вероятность введения более широких санкций, пишет Баунов, что будет особенно болезненным шагом в условиях экономической  дезорганизации  вызванной пандемией коронавируса, но  на   который Европа, вероятно, сочтет необходимым  пойти. 
  • В интервью Центру национальной безопасности бывший посол США на  Украине Стивен Пайфер сказал: «Меня беспокоит то, что если мы увидим слишком много эпизодов больших надежд и разочарований, то в какой-то момент, особенно в Европе,  может  появиться “усталость” от  Украины. Сколько раз эта страна пытается, а затем терпит неудачу? … Прямо сейчас я бы поставил политике администрации Трампа в отношении Украины очень хорошие оценки. Они сохранили поддержку Украины. Увеличили помощь Украине. Они предоставили военную помощь в виде противотанковых ракет Javelin, на что не пошла  администрация Обамы. Они сохранили санкции против России, хотя и под сильным давлением Конгресса».
  • Мобилизовав и развернув белорусскую армию для маневров на западной границе страны, режим реализовал сценарий «Запад 17», утверждает Густав Грессель из ECFR. В этом сценарии, как и в любом плане обороны Беларуси, белорусские вооруженные силы подчиняются командованию Западного военного округа России. Хотя эти белорусские маневры несущественны в военном отношении, пишет Грессель, этот шаг имеет серьезные политические последствия  -  Беларусь сдала свои вооруженные силы и, следовательно, свой суверенитет России.   
  1. Приоритеты США и России в двусторонней повестке дня

Ядерная безопасность:

  • Никаких существенных изменений.

Ядерная и ракетная программы Северной Кореи:

  • Никаких существенных изменений.

Иран и его ядерная программа:

  • Никаких существенных изменений.

Новая холодная война / бряцание оружием:

“Etched in Stone: Russian Strategic Culture and the Future of Transatlantic Security,” Eugene Rumer and Richard Sokolsky, Carnegie Endowment for International Peace, 09.08.20

«Высечено  в камне: российская стратегическая культура и будущее трансатлантической безопасности», Юджин Румер и Ричард Сокольски, Фонд Карнеги за международный мир, 09.08.20 : авторы, директор Программы Карнеги по России и Евразии и старший научный сотрудник программы  пишут:

  • «Концептуальная карта эпохи холодной войны, на которой основываются взгляды США и России на стратегическую стабильность, ядерное сдерживание, контроль над вооружениями и стратегический баланс между США и Россией, имела несколько отличительных черт… Возможно, наиболее важно то, что обе стороны относительно узко определили стратегическую стабильность как условие в котором ни у кого не было стимула применить первым ядерное оружие ».
  • «Сегодня эта парадигма слишком узка для понимания требований поддержания и укрепления ядерного сдерживания и стратегической стабильности перед лицом развивающихся технологий обычных вооружений. Соединенные Штаты и Россия должны согласиться на безоговорочное продление нового СНВ и начать переговоры о последующем договоре о контроле над стратегическими вооружениями. Но чтобы оставаться актуальным в будущем, контроль над вооружениями должен будет учитывать новые и появляющиеся оружейные технологии ».
  • «Заглядывая в будущее, можно надеяться, что изменения во внутренней политике России или ее экономические трудности вызовут сдвиги во внешней политике, аналогичные тем, которые произошли в эпоху  Горбачева, и, следовательно, отношения Востока и Запада резко улучшатся. Однако рамки российской стратегической культуры предполагают, что такой поворот событий маловероятен по трем причинам».
  • «Россия будет оставаться грозным противником для Соединенных Штатов в течение многих лет, и будущие администрации должны будут принимать решительные меры всякий раз, когда ее поведение угрожает важным интересам США. Но Соединенные Штаты и их союзники очень заинтересованы в снижении риска войны, которая вспыхнет, если новая стратегическая динамика приведет к неконтролируемому, неуправляемому геополитическому соревнованию и новой гонке вооружений».

“Erosion of Nuclear Deterrence Makes India-China Relations Critical,” Gideon Rachman, Financial Times, 09.07.20

«Эрозия ядерного сдерживания делает отношения между Индией и Китаем критическими», Гидеон Рахман, Financial Times, 09.07.20 : Автор, главный обозреватель по иностранным делам в новостном издании, пишет:

  • «Есть три зоны  соперничества, в которых напряженность между государствами, обладающими ядерным оружием, достигает опасного уровня. Зона  наибольшего  на  сегодняшний  день  риска  находится на границе Китая и Индии, где недавние столкновения привели к гибели 21 индийца и неизвестного  числа  китайцев. Также  растет военная напряженность между Китаем и США в Тихоокеанском регионе. Между тем кризис в Беларуси вызвал опасения по поводу военного вмешательства России, которое может насторожить НАТО».
  • «Если уверенность Пекина и Нью-Дели в том, что другая сторона не будет использовать ядерное оружие, вдохновит  Китай использовать свое военное преимущество, у Индии может возникнуть соблазн изменить свою политику в попытке восстановить сдерживание. Некоторые эксперты указывают на возможность размещения Индией тактического ядерного оружия в Гималаях или формального отказа от своей политики неприменения  ядерного оружия  первой. Угроза применения ядерного оружия всегда соблазнительна для страны, которая опасается проиграть войну с применением обычных вооружений. Военная доктрина Пакистана предусматривает оперативное применение ядерного оружия в случае вторжения Индии, которое в противном случае привело бы к поражению [Пакистана]».
  • «Западные аналитики давно опасаются, что по тем же причинам Москва будет угрожать применением ядерного оружия на раннем этапе любого конфликта с НАТО. Эта стратегия известна как «эскалация для деэскалации». Планировщики НАТО иногда указывают на российские военные учения 2009 года, которые, как сообщается, закончились симуляцией ядерного удара по Варшаве. Российский сценарий был сосредоточен вокруг конфликта из-за Белоруссии ... Американская озабоченность тем, что Россия может использовать тактическое ядерное оружие в любом конфликте с НАТО, побудила США разработать собственное новое поколение ядерного оружия малой мощности».
  • «Даже когда президентом был Барак Обама, я слышал, как высокопоставленные американские стратеги предсказывали, что в конечном итоге между США и Китаем произойдет военная конфронтация — вероятно, на море. Они ожидали, что любую конфронтацию можно будет быстро взять под контроль с помощью дипломатии. Риск такого столкновения сейчас возрастает ... Очевидная опасность столкновения состоит в том, что дипломатия не сможет успокоить  ситуацию и конфликт обострится».

“How Many More Red Lines Is the Russian State Prepared to Cross?”, Andrei Kolesnikov, The Moscow Times, 09.03.20

«Сколько еще красных линий готово пересечь российское государство?», Андрей Колесников, The Moscow Times, 09.03.20 : Автор, старший научный сотрудник и председатель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги , пишет:

  • «Пересечение красных линий стало в России национальным политическим спортом. Аннексия Крыма, война на Донбассе, сбитие MH17 Malaysian Airlines, убийство Бориса Немцова, кибервмешательство в зарубежные выборы, сага о Скрипале, растущее участие наемников Вагнера в военных конфликтах и ​​обнуление президентских сроков . Ко всему этому теперь можно добавить отравление Алексея Навального».
  • «Использование Новичка — сюрприз, которого мы могли ожидать. Еще один ожидаемый «сюрприз» — полное отрицание вины с российской стороны. Стратегия и тактика всегда одинаковы».
  • «Государство обеспечивает прикрытие государственного террора через «государственно-частное партнерство» в том смысле, что те, кто совершает эти действия, формально могут быть не представителями государственных структур, а наемниками. Нанесение ударов заказывают  не люди наверху, а чиновники среднего звена, выполняющие свой служебный долг именно таким, довольно «специфическим» способом. Тем не менее, совершенно очевидно, что аутсорсинг убийств, избиений, троллинга и провокаций является растущей частью рынка «государственных закупок» ».
  • «Никто больше не сдерживается, поскольку Россия де-факто ведет холодную войну с Западом. Конечно, это не похоже на классическую холодную войну. Но это еще хуже: война  ведется без правил и без какого-либо видимого желания с российской стороны инициировать новую «разрядку» или хотя бы «перезагрузку» в духе Дмитрия Медведева ».
  • «Не стоит ожидать либерализации политической системы, система движется  только в одном направлении. Задней передачи  у  неё  нет».

“The Belarus Uprising: A Repeat of Ukraine?” Russell A. Berman and Kiron K. Skinner, The National Interest, 09.07.20

«Белорусское восстание: повторение Украины?» Рассел А. Берман и Кирон К. Скиннер, The National Interest, 09.07.20 :  Авторы, старший научный сотрудник и научный сотрудник Института Гувера, пишут:

  • «Совсем другое  дело  -  это  агрессивные  шаги России в Беларуси в масштабах которые  имели место  на Украине. Соединенным Штатам необходимо срочно подчеркнуть, насколько серьезными будут последствия, если Москва сделает неверный,  авантюристический  шаг».
  • «Во-первых, необходимо срочно начать интенсивные дипломатические консультации со всеми членами НАТО. … Во-вторых, дипломатия должна заложить основу для приостановления действия Основополагающего акта Россия-НАТО 1997 года. … В-третьих,… страны восточного фланга нуждаются в четких заверениях в американской поддержке. … В-четвертых, пора также оказать давление на «старую Европу», особенно на бывшее прифронтовое государство, Германию, чтобы она выполнила взятые на себя обязательства ».
  • «Беларусь — часть европейского театра, но это также часть всеобъемлющего мирового соревнования. Слабость в Северо-Восточной Европе соблазнит противников в Восточной Азии. Необходимо планировать наихудшие сценарии: за обычным наступлением России в Беларуси может последовать наступление Китая на Гонконг или даже на Тайвань. Предотвращение такого катастрофического развития событий требует четкого выражения приверженности, укрепления нашего альянса и построения оборонительной позиции, соответствующей сегодняшним обстоятельствам, а не последней войне».

Отношения Россия-НАТО:

“Allies and Former US Officials Fear Trump Could Seek NATO Exit in a Second Term,” Mike Crowley, New York Times, 09.03.20

«Союзники и бывшие официальные лица США опасаются, что во второй срок  Трамп может попытаться выйти из НАТО», — Майк Кроули, New York Times, 09.03.20 : Автор, корреспондент новостного агентства  в   Белом  доме, пишет:

  • «Хотя известно, что г-н Трамп с 2018 года проявляет  интерес к выходу Соединенных Штатов из Атлантического альянса, в преддверии ноябрьских выборов  появились  новые свидетельства  этих  его взглядов».
  • «Этим летом бывший советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон опубликовал книгу, в которой описал, как президент неоднократно заявлял о своем желании выйти из альянса. В прошлом месяце г-н Болтон,  в  интервью  испанской газете, предположил   что г-н Трамп,  незадолго до выборов,  может даже преподнести «октябрьский сюрприз», объявив о своем намерении выйти из альянса во  время  своего  второго  срока».
  • «В книге, опубликованной на этой неделе, Майкл С. Шмидт, репортер New York Times, написал, что бывший начальник штаба г-на Трампа Джон Ф. Келли, четырехзвездный генерал морской пехоты в отставке, говорил  другим людям , что  «одной  из самых сложных  задач  которая  стояла  перед  ним — помешать  Трампу выйти из НАТО». Один человек, который слышал, как мистер Келли говорил в приватной обстановке, подтвердил, что он делал такие замечания».
  • «Конгресс, скорее всего, предпримет шаги, чтобы заблокировать любые попытки г-на Трампа вообще выйти из альянса, но эксперты говорят, что он может нанести ему почти смертельный удар другими способами. Один из них — подорвать положение статьи 5 первоначального договора, которое призывает к коллективной самообороне. Предыдущие президенты интерпретировали это как обещание защитить любого члена от военных нападений, но г-н Трамп поставил это под сомнение».

Воздействие пандемий:

  • Никаких существенных изменений.

Противоракетная оборона:

  • Никаких существенных изменений.

Контроль над ядерными вооружениями:

  • Никаких существенных изменений .

Контртерроризм:

  • Никаких существенных изменений.

Конфликт в Сирии:

“Stabilizing Eastern Syria After ISIS,” James A. Schear, Jeffrey Martini, Eric Robinson, Michelle E. Miro and James Dobbins, RAND Corporation, September 2020

«Стабилизация Восточной Сирии после ИГИЛ», Джеймс А. Шеар, Джеффри Мартини, Эрик Робинсон, Мишель Э. Миро и Джеймс Доббинс, RAND Corporation, сентябрь 2020 г . : Авторы отчета пишут:

  • «Даже если каждая из сторон,  с  большой  неохотой, но  решит  принять присутствие другой в Восточной Сирии — а с каждой стороны будет давление, чтобы сделать это — путь к стабилизации будет нелегким. Пятью наиболее важными вызовами будут: (1) где провести черту разрешения конфликтов; (2) следует ли и как организовать взаимно согласованные потоки невооруженных гражданских лиц, экономических товаров и предметов помощи через Долину [имеется  в  виду  средняя  часть долины  реки Евфрат - Middle Euphrates River Valley - MERV,  примечание переводчика, perevodika.ru]; (3) управление нехваткой воды и распределение доходов от нефти и газа; (4) забота о нуждах перемещенных лиц и их притоке обратно в Долину…; и (5) снижение рисков  карательного насилия в отношении сообществ, подозреваемых в симпатиях к ИГИЛ».
  • «Для MERV [средняя  часть долины  реки Евфрат на востоке Сирии] первоочередные действия будут включать в себя организацию резкого увеличения объемов помощи…; управление притоком возвращающихся беженцев и внутренне перемещенных лиц…; наращивание объемов ремонтов водонасосных станций и электросетей, оказание помощи сельскому хозяйству; разработка планов более полного восстановления государственных услуг; сотрудничество с Турцией по управлению водными ресурсами реки Евфрат в долгосрочной перспективе; и обеспечение прозрачности внешней поддержки для оказания чрезвычайной помощи и ремонта местной инфраструктуры ».
  • «Для областей MERV, находящихся в ведении партнеров по коалиции, поддерживаемых США, приоритетные действия будут сосредоточены на оказании помощи общинам в устранении взрывоопасных ситуаций, поддержке формирования местных гражданских советов, наращивании усилий по формированию местных сил безопасности суннитских арабов, совершенствованию процедур проверки. для содействия возвращению беженцев и вынужденных переселенцев, ремонта поврежденных нефтегазовых объектов, ранее принадлежавших ИГИЛ, и противодействия радикализации молодежи посредством реформ учебных программ в секторе образования ».
  • «Для повышения перспектив интерактивного подхода к стабилизации приоритетные действия будут включать отображение социально-экономической взаимозависимости MERV для предварительного просмотра вероятных потоков людей и экономических товаров через реку, создание протоколов для обработки транзитных грузов и людей через контрольно-пропускные пункты, разработка плана обмена доходами  от нефти и газа…, разработка шаблона критериев успешной стабилизации и предвидение необходимости оказать конструктивное давление для предотвращения вспышки карательного насилия против гражданского населения ».

Кибербезопасность:

  • Никаких существенных изменений.

Вмешательство в выборы:

“From Russia, With Links,” Editorial Board, The Boston Globe, 09.06.20

«Из России со ссылками», редакционная коллегия, The Boston Globe, 09.06.20 : Редакция газеты  пишет:

  • «Если вам нужно  ещё  больше доказательств того, что сотрудникам разведки нужно срочно  умножить свои  усилия, чтобы проинформировать Конгресс и американский народ о продолжающихся российских кампаниях дезинформации, направленных на то  чтобы  сеять  раздоры  и  разногласия и влиять  на исход американских выборов, то  их  можно  было  найти в   новостях  во вторник [1-го сентября]:   Facebook закрыл сеть фейковых  аккаунтов, предназначенных для распространения дезинформации о кандидатах от демократов Джо Байдене и Камале Харрис   среди «демократов-социалистов, экологов и недовольных демократов». Согласно отчету компании Graphika, занимающейся анализом сетей, фальшивые аккаунты, по всей видимости, были повторением российской тактики 2016 года, попыткой помочь переизбрать президента Трампа с помощью  организации  и  соответствующей  обработки “левой  аудитории  с  тем  чтобы  отколоть  её  от  кампании Байдена”
  • «Пятый и последний отчет сенатского комитета по разведке о вмешательстве России в выборы 2016 года в прошлом месяце… представляет  собой четкую законодательную дорожную карту, -  как  не  допустить,  помешать  будущим усилиям иностранных  государств  воздействовать и   влиять на государственные системы, отдельных лиц и политические кампании. Конгресс должен принять закон, реализующий каждую из рекомендаций, включая обновление Закона о регистрации иностранных агентов».
  • «Но сначала Конгресс должен настоять на том, чтобы ODNI (Office of the Director of National Intelligence -  Аппарат директора Национальной разведки)  выполнил свой долг по информированию законодателей и представителей общественности об угрозах безопасности выборов, возобновив  персональные  брифинги. Законодатели также должны потребовать  проведения  брифинга о мировых угрозах перед выборами, чтобы полностью понять масштабы усилий России».
  • «Надзор имеет решающее значение, и нельзя  допустить  чтобы  администрация Трампа  поставила  законодателей в колени, особенно с учетом неоднократных попыток президента отрицать и преуменьшать масштабы, в которых Россия пытается внедриться в американские демократические системы».

“Forget Russia and China, the Biggest Threat to US Elections Comes From Within America,” Richard Hanania, The National Interest, 09.04.20

«Забудьте о России и Китае, самая большая угроза выборам в США исходит изнутри Америки», — Ричард Ханания, The National Interest, 09.04.20 :  автор, научный сотрудник из Defense Priorities и Института исследований войны и мира Зальцмана при Колумбийском университете, пишет:

  • «В этом месяце американская разведка сообщила, что Россия хочет, чтобы Дональд Трамп выиграл переизбрание, в то время как Китай и Иран стремятся помочь Джо Байдену. И демократы и республиканцы  процитировали отчет, утверждая, что тот или иной противник будет счастлив, если в январе к власти придет другая сторона. Нас не должно удивлять, что у зарубежных стран есть предпочтения в отношении результатов американских выборов. Почему бы и нет, учитывая влияние США в мире? »
  • «По словам политолога Линдси О'Рурк, во время «холодной войны» Соединенные Штаты предприняли 64 попытки скрытой смены режима. Совсем недавно мы свергли и в конечном итоге помогли убить лидеров Ирака и Ливии, пытались   сменить правительства в Сирии и Венесуэле. Хиллари Клинтон считает, что недовольство Владимира Путина восходит к ее комментариям по поводу парламентских выборов 2011 года в России, а госсекретарь Майк Помпео недавно призвал китайский народ свергнуть свое правительство ».
  • «Учитывая склонность Америки к смене режимов  за границей, резонно предположить, что другие страны будут стремиться, в свою очередь, вмешиваться в американскую политику — как минимум из соображений самообороны.  Что гораздо  менее понятно,  пишет  он,  так  это  то  бурное  негодование, которое американские лидеры выражают по поводу иностранного  вмешательства [во  внутренние дела их  страны],   относительно незначительного по сравнению с нарушениями  самими  Соединенными Штатами некоторых из самых фундаментальных норм международного права».

Экспорт энергии из СНГ:

  • Никаких существенных изменений.

Российско-американские экономические связи :

  • Никаких существенных изменений.

Российско-американские отношения в целом:

“It's No Wonder Putin Thinks He Can Get Away With Poisoning His Adversaries,” Editorial Board, The Washington Post, 09.02.20

«Неудивительно, что Путин думает, что сможет избежать наказания, отравив своих противников», — редакционная коллегия The Washington Post, 09.02.20 : Редакция газеты пишет:

  • «Когда две недели назад лидер российской оппозиции Алексей Навальный внезапно заболел, российские власти отклонили обвинения его сторонников в отравлении и отказались разрешить его перевод в немецкую больницу для лечения. В конце концов они уступили — и теперь правительство канцлера Ангелы Меркель сообщает о  «неопровержимых доказательствах» того, что г-н Навальный подвергся нападению с применением химического отравляющего вещества нервно-паралитического действия. В очередной раз режим президента России Владимира Путина был пойман на попытке убить ведущего противника с использованием оружия, запрещенного международными договорами».
  • «Во  всяком  случае пока, г-жа Меркель, по крайней мере, демонстрирует  достаточно  жесткую позицию. Она сделала собственное заявление, в котором говорилось, что нападение было «преступлением против. . . основных  прав, за которые мы выступаем»,  и  «вызывает серьезные вопросы, на которые может ответить только российское правительство». Она сказала, что Германия обсудит «совместные действия» с правительствами других стран Европейского союза и НАТО, и что она отчитается перед Организацией по запрещению химического оружия, которая наблюдает за договором, запрещающим оружие, такое как Новичок, подписанный Россией”
  • «Будут ли более согласованные последствия, отчасти будет зависеть от того, готов ли президент Трамп работать с Германией и другими союзниками. После отравления Скрипаля Трамп неохотно согласился присоединиться к дипломатическим высылкам Великобритании и ЕС. Он до сих пор не обсуждал с Путиным сообщения разведки о том, что Россия заплатила афганскому Талибану награду за убийство американских солдат. Он также не возражал против продолжающихся усилий России по содействию его кампании по переизбранию ... Неудивительно, что г-н Путин думает, что ему удастся избежать наказания за новую атаку с применением химического оружия. Судя по всему, президент США у него в кармане».

“Did the US Government Support Chechen Separatism?” RM Staff, Russia Matters, 09.03.20

«Поддерживало ли правительство США чеченский сепаратизм?» Сотрудники RM, Russia Matters, 09.03.20 : В этой статье сотрудники Russia Matters пишут:

  • «Заявления (в 2004, 2015 и 2017 годах),  что правительство США поддерживало чеченский сепаратизм. 

Отчасти  верны: никаких общедоступных доказательств того, что США когда-либо оказывали прямую материальную поддержку вооруженным чеченским сепаратистским группировкам, а тем более базирующимся на Северном Кавказе боевикам, которые участвовали в террористических актах,  нет. Однако официальные лица США открыто встретились с Ильясом Ахмадовым, который представлял чеченское сепаратистское движение и которого российское правительство охарактеризовало как террориста. Кроме того, бывшие и действующие правительственные чиновники США публично выражали сочувствие «умеренным» чеченским сепаратистам и их делу».

  • «Замечания Путина и его подчиненных можно разбить на два отдельных утверждения: Утверждение №1: официальные лица правительства США встретились с представителями вооруженных чеченских сепаратистских группировок, которых российское руководство назвало и/или официально объявило террористами. Утверждение № 2: Правительство США оказывало прямую материальную поддержку и/или разведывательные данные вооруженным группам, действующим в Чечне и/или других частях Северного Кавказа, которые Москва описывала и/или официально называла террористическими».

II. Внутренняя политика России

Внутренняя политика, экономика и энергетика:

  • Никаких существенных изменений.

Оборона и авиакосмическая промышленность:

  • Никаких существенных изменений.

Безопасность, правоохранительные органы и правосудие:

  • Никаких существенных изменений.

III. Отношения России с другими странами

Общая внешняя политика России и отношения со странами «дальнего зарубежья»:

“Where Navalny’s Poisoning Is Taking Russia, at Home and Abroad,” Alexander Baunov, Carnegie Moscow Center, 09.08.20

«Куда отравление Навального ведет Россию, дома и за рубежом», — Александр Баунов, Московский Центр Карнеги, 09.08.20 :  Автор, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги и главный редактор Carnegie.ru, пишет:

  • «Отравление Алексея Навального не является чисто внутренним или чисто  внешним делом, оно потрясло внутреннюю политику России, а также ее внешние отношения. Хотя дело ближе к своему началу, чем к концу, дело проливает свет на деградацию авторитаризма в России, динамику отношений  между Москвой и недовольным Александром Лукашенко и сложные отношения между Россией и Западом, особенно Германией».
  • «Вопреки широко распространенному мнению, российский режим без особого энтузиазма относится к своим сторонникам, совершающим акты насилия. Он ценит свою монополию на насилие. … Кто бы ни стоял за атакой, ее логика могла заключаться в том, что наличие врага в тылу слишком опасно, когда битва с иностранными врагами… вероятно неминуема».
  • «Прикосновение Навального к смерти стоит особняком даже от прошлых убийств, в причастности   к которым был обвинен Кремль… Как бывшие сотрудники службы безопасности, Литвиненко и Скрипаль, возможно, рассматривались российской разведкой как предатели, достойные наказания, тогда как Навальный — оппозиционный политик. кто действует открыто, а не скрытно. Таким образом, отравление Навального устраняет то различие, которое ранее проводил Путин между врагами и предателями, первые из которых заслуживают уважения. Если эту черту стереть, это говорит о том, что режим… чувствует себя более уязвимым, чем когда-либо».
  • «Ничто из этого не помешало Лукашенко выдвинуть теорию заговора об отравлении Навального, которая указывает на Запад».
  • «В случаях аннексии Крыма и войны на востоке Украины всем было ясно, что российское государство или основные элементы режима были виновны, оправдывая экономические санкции. В том, что касается индивидуальных убийств, ответные меры Запада — это адресные санкции. Однако в случае отравления Навального сложность выявления виновных увеличивает вероятность введения более широких санкций — шаг, который будет особенно болезненным в условиях экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, но который Европа, вероятно, будет вынуждена предпринять. ”

“Putin’s Poison,” Editorial Board, Financial Times, 09.04.20

«Путинский яд», редакция Financial Times, 09.04.20 : Редакция газеты  пишет:

  • «Благосклонный климат, созданный Россией для убийств, — это часть более широкой картины. Москва не только больше не хочет играть по правилам демократического западного сообщества, она хочет ниспровергнуть их. Изменение расчетов Кремля требует более последовательной стратегии».
  • «Это должно начаться с энергетики, а отказ Германии и всего ЕС от «Северного потока-2»... будущие западные инвестиции в российскую энергетику должны стать предметом пристального внимания правительства, а усилия по доставке сжиженного природного газа из США и других стран должны быть удвоены — даже если  он  будет  дороже. Готовность Европы платить больше, чтобы уменьшить свою энергетическую зависимость от России, станет мощным сигналом».
  • «Во-вторых, необходимо ограничить членство России в международных  «клубах». Возврата к G7 быть не должно; Реадмиссия России в прошлом году в парламентскую ассамблею Совета Европы, правозащитную организацию, вызывает сожаление».
  • «Великобритания играет важную роль в пресечении «грязных» российских денежных потоков и “покупок” влияния. Следует ужесточить ограничения на все, от виз до непрозрачных подставных компаний и политических пожертвований; От российских предприятий, привлекающих средства, следует требовать большей прозрачности».
  • «Ничто из этого не улучшит шансы г-на Навального на выздоровление. Однако вместо того, чтобы, по сути, закрывать глаза, пришло время для более согласованных усилий Запада, чтобы предотвратить любое повторение подобных нарушений в будущем ».

Китай-Россия: союзники или попутчики?

“Russia in the Asia-Pacific: Less Than Meets the Eye,.” Eugene Rumer, Richard Sokolsky and Aleksandar Vladicic, Carnegie Endowment for International Peace, 09.03.20

«Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе: меньше, чем кажется на первый взгляд». Юджин Румер, Ричард Сокольски и Александар Владичич, Фонд Карнеги за международный мир, 09.03.20 : Авторы, аффилированные лица Программы Карнеги по России и Евразии, пишут:

  • «После вторжения России  в  Украину в 2014 году и разрыва её  отношений с Западом,  много  было написано о  так называемом повороте России в Азиатско-Тихоокеанский регион,  но в этом предполагаемом стратегическом сдвиге  сдвига   меньше, чем кажется на первый взгляд. В силу своей истории, стратегической культуры, демографии и основных экономических отношений,  страна является и останется европейской, а не азиатской державой».
  • «Азиатско-Тихоокеанский регион будет оставаться важным для внешней политики России в первую очередь из-за ее растущего стратегического партнерства с Китаем, сближения, которое началось не в 2014 году, а в 1989-м. Другие… интересы Москвы в регионе имеют гораздо меньшее значение».
  • «Некоторые аналитики ... выступают за принятие стратегии клина для предотвращения дальнейшего российско-китайского сближения. Это нереалистичное и непрактичное предложение… Стратегическое партнерство между Россией и Китаем основано на их внутренней политической, экономической и геополитической взаимодополняемости, а также на совпадении их интересов и представлений об угрозах. … Обе страны считают США главным соперником своим интересам. … Партнерство подкрепляется личными обязательствами президентов обеих стран. … Партнерство возникло еще до разрыва России с Западом в 2014 году. … Россия остается скорее европейской, чем азиатской страной. Ее ключевые интересы поставлены на карту в Европе, а не в Азии ».
  • «Главные приоритеты России в Азиатско-Тихоокеанском регионе лежат за пределами Корейского полуострова и Юго-Восточной Азии, и Москве нечего предложить этим потенциальным партнерам. В обоих отношениях Россия довольна тем, что является де-факто младшим партнером Китая. Таким образом, все пути, по которым Соединенные Штаты могут пойти, чтобы заручиться поддержкой Москвы или согласием с политикой США в отношении Северной Кореи и Юго-Восточной Азии, пролегают через Пекин ».
  • «Геополитическая геометрия конкуренции великих держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе не будет треугольной. Китай и США будут главными игроками в борьбе за региональное превосходство. Россия будет заинтересованным, но не очень влиятельным сторонним наблюдателем, готовым воспользоваться возможностями, созданными ошибками и просчетами США».

“COVID-19 and Economic Competition With China and Russia,” Howard J. Shatz, War on The Rocks, 08.31.20

«COVID-19 и экономическая конкуренция с Китаем и Россией», — Говард Дж. Шац, «Война на камнях», 31.08.20 :  Автор, старший экономист RAND, пишет:

  • «Еще до коронавируса у России были экономические проблемы. Валовой внутренний продукт России с 2010 по 2014 год  рос в среднем на 2,6 процента в год, но лишь на 0,5 процента с 2014 по 2018 год. Эти проблемы усугублялись отсутствием структурных реформ, в результате которых российская экономика зависела от экспорта нефти и газа. В долгосрочной перспективе Россия также столкнется с демографическими проблемами… как и большая часть Европы ».
  • «У Соединенных Штатов может быть окно возможностей, чтобы оказать давление на союзников и партнеров, чтобы они сократили  их экономические связи с Китаем и даже заручиться  их добровольным сотрудничеством в этих усилиях. … Даже если этот  процесс   затянется, Соединенным Штатам необходимо обеспечить диверсифицированную  поставку компонентов, в том числе исходных материалов для компонентов вниз по цепочке поставок, особенно для оборонных отраслей».
  • «Есть несколько новых  методик  действий, которые Соединенные Штаты должны предпринять в отношении России, кроме как оставаться начеку и продолжать оказывать давление на нее, чтобы изменить ее агрессивную политику. … Военное вмешательство России за рубежом, вероятно, продолжится. Эти интервенции, как правило, не требуют больших затрат и имеют высокий приоритет для внешней политики Кремля, хотя народная поддержка войн на востоке Украины и в Сирии снизилась».
  • «Наконец, есть последствия как для России, так и для Китая вместе, поскольку Россия продолжает или даже ускоряет свой поворот в сторону Китая. Ускоренные санкциями 2014 года, две страны сблизились и повысили свои отношения до «всеобъемлющего стратегического партнерства для новой эры» ».
  • «Пока Россия не в ладах с Западом, более продолжительный и крутой экономический спад в России может создать для России больше стимулов для сближения с Китаем как рынком и источником инвестиций. Более того, либо собственная политика России по усилению изоляции от Запада, либо увеличение выгод, которые она получает от работы с Китаем, могут лишить Россию стимулов к разрешению своих разногласий с Западом с целью отмены санкций. Это, в свою очередь, может помешать России получить столь необходимые западные инвестиции и технологии, потенциально еще больше задерживая ее рост в долгосрочной перспективе, но не уменьшая его в качестве краткосрочной проблемы».

“Russia and China Wield Dull Wedges,” Walter Russell Mead, Wall Street Journal, 09.07.20

«У России и Китая тупые  клинья», — Уолтер Рассел Мид, Wall Street Journal, 09.07.20 :  Автор, обозреватель журнала, пишет:

  • «Одно из самых больших опасений экспертов по поводу внешней политики президента Трампа заключается в том, что, оттолкнув ключевых союзников, таких как Германия, он  дает Китаю и России возможность отделить Европу от США. В  тоже  время  хотя европейские страны резко настроились против президента, есть  очень  мало  признаков  указывающих на то, что Россия или Китай эффективно извлекают выгоду из этого момента. Напротив. Китай и Россия, похоже, не только не разрывают связи между США и Европой, но и укрепляют их».
  • «Ни Китай, ни Россия не готовы сделать все, чтобы разлучить Европу и Вашингтон. Отчасти это связано с тем, что, как хорошо известно американцам, Европа требует высокой цены за свою поддержку. Чтобы Пекин или Москва удовлетворили европейские требования во всем, от изменения климата до прав человека, потребуются изменения, которые ни один из них не желает или, возможно, не может провести».
  • «Трансатлантический альянс останется связанным той же мощной силой, которая создает многие международные связи: чувством общей угрозы. … И Россия, и Китай в данный момент чувствуют себя относительно спокойно. Учитывая, что США поглощены политикой выборов и внутренней поляризацией, а Европейский Союз все еще разделен и движется медленно, ни Москва, ни Пекин, похоже, не опасаются последствий своего безрассудного поведения. Остаток  2020 года может иметь  несколько неприятных сюрпризов  “в  рукаве” ».
  • «Все это говорит о том, что Россия и Китай будут продолжать раздражать  и тревожить своих соседей и мир в целом. И как бахвальство и издевательства со стороны кайзера Германии Вильгельма II укрепили окружающую коалицию, которой он опасался, так и Китай и Россия подталкивают большую часть остального мира к оборонительному альянсу».

“In Belarus, China Is Neither at Odds With Russia nor Wedded to Lukashenko,” Temur Umarov, Carnegie Moscow Center, 09.07.20

«В Беларуси Китай не в ссоре с Россией и не связан с Лукашенко», — Темур Умаров, Московский Центр Карнеги, 09.07.20 : Автор, консультант Московского Центра Карнеги, пишет:

  • «Обхаживаемый  Александром Лукашенко с 2000-х годов, Китай постепенно расширял свое присутствие в Беларуси, экономическое и иное. Однако укрепление его позиций здесь произошло не за счет России ».
  • «Пекин не видит смысла открыто поддерживать ту или иную сторону в политическом кризисе в Беларуси, учитывая неопределенность ситуации. В любом случае у Китая просто нет реальных средств влиять на события в Беларуси. Отсюда и применение высоконадежной тактики: избегать громких заявлений и оставлять дело России, у которой больше инструментов влияния и ставки выше».
  • «Безусловно, Пекину легко работать с Лукашенко. Если ему удастся остаться у власти, он продолжит углублять отношения с Минском. Но если его вытеснят, Китай будет искать общий язык с тем, кто его заменит. Преемник Лукашенко, со своей стороны, не сможет игнорировать такого партнера, как КНР, в которой Беларусь нуждается гораздо больше, чем Беларусь нужна Китаю ».

Украина:

“Ukraine—Then and Now,” Interview with Steven Pifer, Center for National Security, 09.03.20

«Украина — тогда и сейчас», Интервью со Стивеном Пайфером, Центр национальной безопасности, 09.03.20 :  В этом интервью бывший посол США в Украине говорит:

  • «Я помню разговор, который у меня был с заместителем министра иностранных дел России, вероятно, в 1994 или 1995 годах.… Он понял, что все изменилось, но сказал мне: «В моей голове, я понимаю и признаю, что Украина — независимая страна. В моем сердце, [понять  и  признать] это займет много времени». Я думаю, что это отражает отношение многих россиян, в первую очередь Владимира Путина».
  • «Напряжение, которое вы сейчас видите между Россией и Украиной, заключается в том, что Россия пытается утвердить эту сферу влияния… тогда как после революции на Майдане стало ясно, что большинство украинцев видят свое будущее как полностью интегрированное европейское государство».
  • «То, что г-н Путин действительно хочет, — это сфера влияния… Это означает, что такие страны, как Украина, Беларусь, Молдова и другие страны Центральной Азии, должны подчиняться Москве в вопросах, которые Москва считает ключевыми для интересов России. Это определенно означает, насколько близко вы можете подойти к таким институтам, как Европейский Союз и НАТО ».
  • «План Б Москвы сейчас состоит в том, чтобы оказать давление и помешать Украине стать успешным государством, и до сих пор Кремль рассчитывает затраты и выгоды, как кажется, что они готовы нести риск политической изоляции, осуждения, санкций и такой. Одна из вещей, о которой мы хотим думать на Западе, — как изменить этот расчет?»
  • «Меня беспокоит то, что если мы увидим слишком много эпизодов больших надежд и разочарований, то в какой-то момент, особенно в Европе, вы можете увидеть усталость от  Украины. Сколько раз уже  эта страна пытается, а затем терпит неудачу? … Прямо сейчас я бы поставил политике администрации Трампа в отношении Украины очень хорошие оценки. Они сохранили поддержку Украины. Увеличили помощь Украине. Они предоставили военную помощь в виде противотанковых ракет Javelin, на что администрация Обамы не захотела  пойти.  Они сохранили санкции против России, хотя и под сильным давлением Конгресса».

Беларусь:

“The Slow Dismantling of the Belarusian State,” Gustav Gressel, European Council on Foreign Relations (ECFR), 09.02.20

«Медленный демонтаж белорусского государства», Густав Грессель, Европейский совет по международным отношениям (ECFR), 09.02.20 :  Автор, старший научный сотрудник ECFR, пишет:

  • «Мобилизовав и развернув белорусскую армию для маневров на западной границе страны, режим… реализовал сценарий «Запад 17». В этом сценарии — как и в любом плане обороны Беларуси — вооруженные силы Беларуси подчиняются командованию Западного военного округа России. Хотя эти белорусские маневры несущественны в военном отношении, этот шаг имеет серьезные политические последствия: Беларусь сдала свои вооруженные силы и, следовательно, свой суверенитет России. Любой шаг армии будет не только с согласия Москвы, но и по ее приказу».
  • «Приняв политическую капитуляцию Лукашенко, президент России Владимир Путин пообещал развернуть  «резерв сил правопорядка», если протесты выйдут из-под контроля. … Учитывая, что косвенные доказательства указывают на установление Москвой фактического контроля над белорусским государством, вопрос о том, останется или уйдет Лукашенко, является второстепенным. Москва давно стремилась ослабить Беларусь как независимое государство и усилить контроль над своим предполагаемым союзником ».
  • «Европе ... необходимо понять, что экономическая деятельность и диалог не заставят Кремль изменить свое поведение. И, как еще раз продемонстрировал случай с Беларусью, постоянные внешнеполитические столкновения между Западом и Россией происходят не из-за отсутствия диалога ... а из-за принципиально противоположных интересов и систем ценностей».
  • «Распад белорусского государства будет иметь серьезные долгосрочные последствия для региона. Перед выборами 2020 года Лукашенко сохранил минимальную степень независимости от Москвы, отказавшись признать аннексию Крыма и  не позволив Белоруссии стать плацдармом для российского военного вмешательства. У него больше не будет этой свободы, и ему придется принять новые российские военные базы и  их  размещение на территории Беларуси. Соответственно, у Украины будет еще более протяженная граница с территорией, на которой российские войска могут маневрировать, что сделает страну более уязвимой. Этот сдвиг изменит региональный баланс сил на восточном фланге НАТО в ущерб альянсу. Европа должна теперь подготовиться ко всем этим изменениям ».

“Domestic Geopolitics: Belarusian Protests and Russia’s Power Transition,” Alexander Baunov, Carnegie Moscow Center, 09.01.20

«Внутренняя геополитика: протесты в Беларуси и переход власти в России», Александр Баунов, Московский Центр Карнеги, 09.01.20 :  Автор, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги и главный редактор Carnegie.ru, пишет:

  • «В течение двух недель Кремль внимательно следил за тем, достаточно ли у Лукашенко решимости держаться за власть, есть ли раскол внутри элиты, предадут ли его службы безопасности. Удовлетворенный тем, что Лукашенко действительно достаточно решителен и что разногласий нет, Кремль принял решение раз и навсегда поддержать его. В конце концов, нет другого видимого кандидата, который лучше гарантировал бы Союзное государство, которое образует Россия и Беларусь, или который держал бы Беларусь на таком же расстоянии — или дальше — от Запада».
  • «Даже внутрироссийское общественное мнение, которое устало от Путина, по-прежнему исповедует в два раза большую поддержку Лукашенко (более 50 процентов россиян), чем протестующих (около 25 процентов). Это было также важно, когда принималось решение поддержать Лукашенко».
  • «Судя по быстрому упрощению событий в Беларуси, Кремль не станет усложнять себе ситуацию, когда встанет вопрос о власти в России. Версия событий, выбранная в конечном итоге для Беларуси, — это стандартная версия цветной революции, спровоцированной иностранными державами, которая наиболее точно соответствует поляризованному восприятию мира как геополитического противостояния между ее правителями и теми, кто отказывается ими управлять. Точно так же в самой России после некоторого краткого размышления план, принятый ранее в этом году, был самым простым вариантом: перезапустить часы на президентских условиях, что позволит Путину остаться у власти после окончания его нынешнего срока в 2024 году ».
  • «Внутренняя политическая сила белорусского народа важна, но в меньшей степени, чем внешнеполитическая сила белорусского государства как игрока в глобальном балансе сил. Требования свободы могут быть удовлетворены — пока они не противоречат задаче поддержания геополитического равновесия. То же самое и с требованиями русского народа».

“The Kremlin and the Protests in Belarus: What’s Russia’s Next Move?” Maxim Samorukov, Institut für Sicherheitspolitik/Carnegie Moscow Center, 09.02.20

«Кремль и протесты в Беларуси: что будет дальше с Россией?» Максим Саморуков, Institut für Sicherheitspolitik / Московский Центр Карнеги, 09.02.20 : Автор, научный сотрудник Московского Центра Карнеги и заместитель редактора Carnegie.ru, пишет:

  • «Кремль мало интересует управление внутренними делами Беларуси. Скорее предпочли бы превратить страну в этакую ​​Абхазию на стероидах. отделившуюся провинцию Грузии, которая признана только Россией и некоторыми другими государствами, имеет спорную политическую жизнь с высоко конкурентными  выборами, нескончаемыми  протестами и частыми  кадровыми  изменениями  в верхней части. Но Кремль мало заботят эти излишества демократии, пока внешняя политика Абхазии остается под твердым контролем России. Подобное положение дел в Беларуси гарантирует, что Кремль будет рассматривать ее как надежного союзника и относиться к ней  соответственно».
  • «Безусловно, Россия вряд ли сможет реализовать такой проект в полном объеме. Отказ Запада признать победу Лукашенко далек от почти всеобщего непризнания независимости Абхазии. Лукашенко, оставшийся в живых, будет цепляться за власть, не желая отдавать ее Кремлю. Он неизбежно станет для Москвы гораздо менее податливым партнером, как только пройдет пик кризиса. Наконец, белорусы с их новой страстью к политической активности могут поднять голос, чтобы продвигать собственное видение будущего страны. Тем не менее, курс Кремля вряд ли столкнется с серьезными препятствиями в краткосрочной перспективе, что соблазнит его предпринять еще одну геополитическую авантюру ».

“What Russia Really Has in Mind for Belarus and Why Western Leaders Must Act,” Michael Carpenter and Vlad Kobets, Foreign Affairs, 09.08.20

«Что на самом деле имеет в виду Россия для Беларуси и почему западные лидеры должны действовать», Майкл Карпентер и Влад Кобец, Министерство иностранных дел, 09.08.20 : авторы, управляющий директор Центра дипломатии и глобального взаимодействия Пенна Байдена и исполнительный директор и соучредитель Международной сети стратегических действий по безопасности, пишут:

  • «Вместо того, чтобы использовать «зеленых человечков» для оккупации белорусской территории, Москва стремится к тому, что мы назвали «мягкой аннексией». Стратегия состоит в том, чтобы  “сварить лягушку '' постепенно, начиная с экономической интеграции и единой валюты, за которыми  последует политическая интеграция через общую внешнюю и оборонную политику и завершится созданием полноценного Союзного государства, что будет означать фактическое поглощение Белоруссии Россией"
  • «Кремлю нужна власть Лукашенко для достижения этой цели — по крайней мере, на время».
  • «Сегодняшнее протестное движение породило новое сознание, которое одновременно мобилизует и объединяет белорусов. Западные лидеры должны усилить это движение, полностью приняв его лидеров и их требования: новые выборы после мирного перехода к демократии, немедленное прекращение террора и репрессий, снятие ограничений на СМИ и освобождение политических заключенных ».
  • «Слишком много западных политиков парализованы ожиданием того, что Россия вторгнется в Беларусь или воспользуется репрессивными средствами, чтобы удержать Лукашенко у власти. Безусловно, Кремль не уклонится от использования своих тайных рычагов для достижения своей цели — мягкой аннексии. Но он столкнется с ожесточенным сопротивлением со стороны белорусского общества».
  • «Западные демократии не могут быть пассивными или, что еще хуже, поддерживать переходный период, контролируемый Россией. Для белорусов такое согласие было бы равносильно жестокому предательству их надежд и замене нынешнего диктаторского режима столь же жестокой диктатурой Кремля. Западные лидеры должны оказать всестороннюю поддержку белорусскому демократическому движению и его лидеру Светлане Тихановской и сформировать стимулы для действующих лиц на местах, которые ждут, чтобы увидеть, как разворачиваются события. Такое решение не должно быть трудным».

“Fractures Appear in Belarus Opposition as Lukashenko Digs In,” James Shotter, Financial Times, 09.07.20

«По мере того, как Лукашенко окапывается», в белорусской оппозиции появляются трещины, — Джеймс Шоттер, Financial Times, 09.07.20 . Автор, корреспондент газеты пишет:

  • «Когда Александра Лукашенко, на следующий день после того   как   сотни тысяч людей протестовали против его спорного переизбрания, встретили на  МЗКТ   шиканьем,  свистом,и скандированием «В отставку! В отставку!»,  все  выглядело так, как будто дни белорусского самодержца, как президента   сочтены. Однако через три недели оппозиционному движению Беларуси пришлось смириться с тем, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, г-н Лукашенко смог удержаться у власти».
  • «После того, как Лукашенко начал окапываться, на прошлой неделе впервые появились признаки разногласий внутри оппозиции по поводу того, как продолжать оказывать давление на его режим. … Мария Колесникова, одна из трех женщин, возглавлявших кампанию Светланы Тихановской против Лукашенко… объявила о создании новой политической партии «Вместе», которая будет продвигать конституционные реформы. … Это вызвало упрек со стороны г-жи Тихановской, которая предупредила, что сосредоточение внимания на конституционных изменениях является  отвлечением от главной цели — смещения г-на Лукашенко».
  • «Этот эпизод подчеркнул потенциальные линии разлома в оппозиционном движении, которое было создано с головокружительной скоростью в преддверии выборов… и которое было объединено в основном оппозицией его режиму, а не общей политической программой».
  • «Но даже несмотря на то, что оппозиция не смогла превратить протесты и забастовки в уступки со стороны г-на Лукашенко, его положение все еще далеко не комфортное. … Хотя запоздалая поддержка г-на Путина помогла… в краткосрочной перспективе, за   помощь, вероятно, придется заплатить. … Другая назревающая проблема режима Лукашенко — это белорусская экономика. Экономисты прогнозируют сокращение от 4 до 6 процентов в результате пандемии коронавируса ».

“Russia’s Relationship-Building in Belarus: Investing Beyond Lukashenko?” Emily Ferris, Royal United Services Institute (RUSI), 09.08.20

«Выстраивание отношений России с Беларусью: инвестирование помимо Лукашенко?» Эмили Феррис, Royal United Services Institute (RUSI), 09.08.20 : Автор, научный сотрудник RUSI, пишет:

  • «Все действия России до сих пор говорят о том, что она стремится к налаживанию и поддержанию важных отношений с политическими, экономическими и религиозными группами, но пока нет ничего осязаемого, что говорит о том, что Россия полностью поддержала Лукашенко. Возможно, Россия еще не определилась, но обязательства по финансированию и поддержке конкретного персонала говорят гораздо больше, чем слова ».

“We Are the Future of Belarus—and That Future Doesn't Include Alexander Lukashenko,” Alice Sitnikova, The Washington Post, 09.06.20

«Мы — будущее Беларуси, и в это будущее Александр Лукашенко  не  входит», — Алиса Ситникова, The Washington Post, 09.06.20 : Автор, студентка Минского государственного лингвистического университета, пишет:

  • «Зачем правительству прислушиваться к кучке избалованных парней, которые даже не помнят тяготы советской эпохи или 90-х? Ну, потому что нам не нужно их помнить. Потому что мы не можем и не будем жить в страхе перед прошлым, и мы не можем и не будем строить свое будущее, основываясь на таком страхе. Молодые люди не могут принять систему, которая безнадежно устарела, та, которая снова и снова не могла защитить нас от незаконных арестов и жестокости полиции, и система, которая застойна по своей природе. Мы будущее этой страны — и в это будущее Александр Лукашенко  не входит.

Другие постсоветские соседи России:

“October 2020 Parliamentary Elections: Georgia at the Crossroads,” Beka Chedia, PONARS Eurasia, September 2020

«Парламентские выборы в октябре 2020 года: Грузия на распутье», Бека Чедиа, PONARS Eurasia, сентябрь 2020 года : автор, политолог из Грузии, пишет:

  • «Традиционно,  в  Тбилиси  ни одна политическая партия не оставалась у власти дольше двух сроков подряд, а второй срок  «Грузинской мечты»  завершается этой осенью. Несмотря на то, что это всего лишь традиция, она открывает путь к изменениям политических формаций. Вместо одной правящей партии или избирательного блока будущее правительство может быть коалицией сил».
  • «Если Грузии удастся провести честные выборы в октябре и оппозиционные партии,  в совокупности,  получат больше голосов, чем  «Грузинская мечта»  (все опросы показывают это), то  создание коалиционного правительства станет серьезным испытанием для политического класса. Одна неопределенность заключается в том, что в настоящее время мы не можем предсказать, что сделают 20-50 процентов нейтральных/не определившихся избирателей. Что, если выборы не будут свободными и справедливыми? Возможны фальсификации и взятки. Если «Грузинская мечта» сохранит власть посредством манипуляций, то  у грузин, как и у белорусов, имеется   богатый опыт активизации уличного давления и протестов».

“Uzbekistan’s Transformation,” Andrea Schmitz, SWP, September 2020

«Трансформация Узбекистана», Андреа Шмитц, SWP, сентябрь 2020 г . : Автор, старший научный сотрудник отдела Восточной Европы и Евразии SWP, пишет:

  • «Смена президента в Узбекистане представляет собой новое событие на постсоветском пространстве. Инсайдер режима Шавкат Мирзиёев сумел инициировать перемены, не спровоцировав дестабилизацию. Его программа реформ направлена ​​на либерализацию экономики и общества, при этом политическая система останется в основном нетронутой ».
  • «Практическая реализация [программы  реформ] контролируется и управляется централизованно в соответствии с долгой историей государственного планирования жизни  страны. Узбеки принимают болезненные изменения в надежде  на  повышение уровня жизни. А экономические реформы быстро становятся  неопровержимыми  фактами  жизни  на местах».
  • «Узбекистан также предпринял значительные шаги в направлении политической либерализации, но остается авторитарным государством, институциональные рамки и президентская система которого не подлежат обсуждению. Результатом трансформации  будет,  скорее  всего  не демократизация, а «просвещенный авторитаризм», подкрепленный альянсом старой и новой элит».
  • «Тем не менее, у Германии и Европы есть веские причины поддержать реформы. Приоритет следует отдавать тем областям, которые наиболее важны для развития открытого общества: продвижению политической конкуренции, поощрению открытых дебатов, поощрению независимого участия общественности и обеспечению подлинного участия».

https://www.russiamatters.org/news/russia-analytical-report/russia-analytical-report-aug-31-sept-8-2020 — link

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here