Подвиг Константина Чеховича в г. Порхов Псковской области

0
6142

2 февраля 1943 года была учреждена в СССР медаль «Партизан Отечественной войны». За последующие годы ей было награждено около 150 тысяч героев. Вот подвиг одного из таких героев.

война, партизаны, подвигВсе наверное смотрели фильм Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки» где группа диверсантов и подпольщиков уничтожают кинотеатр с высшими руководителями Рейха. История вымышленная от основания и до конца…

Но в истории нашей страны, во время Великой Отечественной войны произошел реальный случай, который мог стать прообразом этого фильма…

ТОЛЬКО СОВЕРШЕН БЫЛ ЭТОТ ПОДВИГ ОДНИМ ЧЕЛОВЕКОМ!!!

Константин Чехович — организатор и исполнитель одной из крупнейших партизанских диверсий Великой Отечественной войны.

Будущий герой родился в 1919 году в Одессе, практически сразу после окончания Индустриального Института был призван в Красную Армию, а уже в августе 1941 года он в составе диверсионной группы был направлен в тыл врага.

При пересечении линии фронта группа попала в засаду, и из пяти человек выжил только Чехович, причем особого оптимизма ему было взять неоткуда — немцы, проверив тела, убедились, что у него лишь контузия и Константин Александрович попал в плен.

Он умудрился сбежать из него спустя две недели, а спустя еще неделю уже вышел на связь с партизанами 7-й Ленинградской бригады, где получил задание внедриться в городе Порхове Псковской области к немцам для диверсионной работы.

война, партизаны, подвигВ Порхове познакомился с Евдокией Васильевой, у которой снимал комнату, вскоре она стала женой Константина.

У них родился сын — Олег. Чехович подрабатывал починкой часов и, выполняя задание партизанского командования, добился того, что немцы приняли его электриком на местную электростанцию.

Добившись некоторого расположения гитлеровцев, Чехович получил должность администратора в местном кинотеатре.

Этот кинотеатр и стал братской могилой для 760 солдат и офицеров Германии — неприметный «администратор» установил бомбы на несущих колоннах и крыше.

Взрывчатки было мало, поэтому опытный Чехович решил заложить заряд так, чтобы обрушить несущую стену, тогда перекрытия здания не выдержали бы и сложились, как карточный домик.

В тот злополучный для немцев день шел новый фильм «Артисты цирка», поэтому зал на 600 мест был переполнен.

Пришли не только высшие офицеры, пожаловал даже начальник здешнего концлагеря «Заполянье» Холомек со своими подручными и любовницами…

 

Вот тот самый кинотеатр

О взрыве немецкого кинотеатра в Порхове, который произошел 13 ноября 1943 года, буквально на следующий день сообщило Совинформбюро.

Даже в масштабах страны это было событие: в одно мгновение под развалинами погибло 2 генерала, более 40 высших офицеров вермахта, не говоря уже о низших чинах.

Среди жертв оказалось немало сотрудников спецподразделения Абвер-Норд, которое занималось подготовкой и заброской агентов в советский тыл.

 

При взрыве погибли порядка 764 фашистов

По словам местных жителей, чтобы скрыть истинные потери, командование гарнизона распорядилось хоронить сразу по три-четыре человека в одной могиле.

Всего же на немецком кладбище в ближайшие дни после взрыва появилось 192 креста с лаконичной надписью: погибли 13 ноября 1943 года.

 

война, партизаны, подвиг

 

Чехович уехал из Порхова сразу после взрыва. Позже, среди обломков, немцы нашли часы-ходики, которые, как выяснили оккупанты, незадолго до диверсии ремонтировал Константин Чехович. Сомнений в том, кто организовал взрыв, у немцев не осталось.

Старший лейтенант Константин Чехович был представлен к званию Героя Советского Союза, но по каким-то причинам это награждение не состоялось.

Спустя ровно 70 лет, местные власти приняли решение увековечить подвиг партизана. Принято решение в начале ноября установить памятную плиту Чеховичу на здании, где располагался кинотеатр.

Источник

 

Но узнает ли Родина-мать?..

В распоряжении нашей редакции оказались воспоминания героя, которые хранятся в фондах Порховского краеведческого музея (Псковский государственный музей-заповедник никакими материалами не располагает) и которые, без сомнения, представляют большой интерес для всех, кому дорога история нашей страны и Псковского края. Вот они, строки из далекого 1943-го.

«Выполняя задание командования 3-й горнострелковой Ленинградской бригады, с 22 августа 1941 года по 13 ноября 1943 года находился в Порхове. Работа требовала от меня очень тщательной конспирации. Соблюдая её, быстро вошёл в роль и на второй же день пребывания в городе уже был женат, а в октяб­ре 1942 года имел сына. Это помогло тем, что отвлекало подозрения и давало понять, что я занят чисто мирными, семейными заботами и далёк от других событий.

Сразу же после прибытия в Порхов я был направлен работать на электростанцию. Это давало мне возможность бывать во многих местах, а главное – иметь ночной пропуск, которым я широко пользовался не по назначению. Кроме того, я ещё на дому ремонтировал часы, что позволяло меня посещать. Среди посетителей были также и немцы, у которых я мог кое-что узнать. Так, были предупреждены отряды, находившиеся в районе Дедовичей – Острова о готовящейся против них карательной экспедиции, добыт ряд других данных.

…Кинотеатр, где я работал администратором, был в большом трёхэтажном кирпичном здании, стоящем у самой реки против крепости. Левую сторону здания в три этажа и третий этаж правой стороны занимал штаб войск СД – внутренней безопасности, где в подвалах здания они содержали своих жертв. Первый этаж правой стороны был залом кинотеатра, над которым выступал второй этаж с сооружённым на нём каскадом – галереей. Весь зрительный зал с галереей имел 550 мест, не считая возможных стоячих мест в проходах и у дверей. В конце зала был экран и небольшая сцена. В воскресенье, понедельник, среду и пятницу кинотеатр обслуживал гражданское население. Во вторник, четверг и субботу сеансы были только для немецких солдат и офицеров.

В мои обязанности входило после каждого сеанса вместе с дежурными по штабу СД в составе трёх-пяти немецких солдат и одного офицера осматривать зал, галерею и кинобудку и в их присутствии закрывать всё это. При этих ежедневных осмотрах просматривалось всё – все ряды, скамейки, пространство под ними, под сценой, под деревянным каскадом галереи, где имелись люки, и частично прилегающая к кинотеатру территория.

Это и ряд других обстоятельств дают ясно понять, что взорвать кинотеатр кому-либо другому, не знающему охрану СД, вряд ли можно было. Как удалось всё это мне?

Самым важным фактором в успехе было то, что я по долгу службы имел возможность приходить раньше, когда ещё в кинотеатре никого не было, и вести подготовку. Я обратил внимание на то, что проверяющие в последнее время через имеющиеся люки под сцену и под каскад галереи не лезут. Они ограничивались тем, что поднимали крышки люков и, убедившись в целостности имевшейся там густой паутины, на которой висели билеты, окурки и т.д., успокаивались. Для того чтобы проникнуть в глубь, нужно было бы эту паутину нарушить. Я решил это использовать и начал подготовку.

Для начала я велел уборщице прятать вёдра, тряпки, мётлы под люк каскада галерей. Открывая люк, она опускала свое хозяйство на пол под люком. В первый день это было обнаружено проверяющими, но мои объяснения, что это хозяйство негде хранить, их несколько успокоило, хотя приказали дальше пределов люка не ходить. Впоследствии при проверке под галереей они поднимали люк и фонариком проверяли целостность паутины вокруг. Так они были подготовлены к тому, что люком и местом под ним в галерее мы пользуемся.

Я решил предпринять следующий шаг и обследовать всё место под галереей. Спустившись туда, я лёг под самой стенкой. Стараясь задеть как можно меньше паутины, пополз под галерею. Когда таким образом я прополз метра 3-4, за мной осталась нетронутой толстая стена паутины. Убедившись в том, что укладка взрывчатки под первый ряд галереи – самое удобное место для скрытности и к тому же – место с самой большой поражаемостью, так как находится почти над центром зала, я тем же путём вернулся. Вечером моё путешествие под галереей обнаружено не было.

На следующий день я пришёл на работу немного раньше. Из соседнего разрушенного здания, где находилась наша аппаратная, я извлёк около сотни кирпичей и через смотровые и проекционные окошки из кинобудки выставил по несколько штук к залу.

Зайдя на галерею через штаб СД, я извлёк выставленные кирпичи из окошек и спустил их в люк галереи. Потом я снова вернулся в аппаратную и снова выставил в окошко кирпичи. Так я проделывал до тех пор, пока не перенёс в люк первую сотню кирпичей. После этого я спустился в люк под галерею и по проделанной дорожке перенёс кирпичи и уложил их аккуратно, как при кладке, под первый ряд галереи. Так я носил кирпич, пока всё пространство по ширине зала не было заложено им, и было подготовлено место для укладки тола.

В это время проверки здания стали проходить более тщательно. Один солдат стал спускаться в люк галереи и щупом простукивать пространство под первым рядом. Расхождения порядком в 1 метр обнаружены, видимо, были (за счёт кирпича, уложенного мною), но это объяснили перемычкой для поддержания консоли балкона, и успокоились.

Через несколько дней я начал переносить в кинотеатр тол. Делать это приходилось тоже через кинобудку. До кинобудки из дому я носил по две шашки в карманах, весом по 400 граммов каждая. По мере укладки тола под первый ряд галереи я уносил с собой ранее уложенный кирпич. Делал это с таким расчётом, чтобы снаружи до тола оставалось три ряда кирпича. То есть, для того чтобы добраться до взрывчатки, нужно было разобрать три слоя аккуратно сложенного кирпича.

Приближалась 26-я годовщина Октября, в ознаменование которой я подготавливал этот взрыв. Я мобилизовал сестру жены для помощи – как уборщицу кинотеатра. Мы с ней в двух вёдрах с грязной водой после мойки полов перенесли остатки тола в кинотеатр. Я уложил его и замаскировал кирпичом, а сестру жены отпустил в деревню Радилово и просил передать жене, что буду через 2-3 дня. Это было 3 ноября 1943 года, а ближайшая суббота была 6 ноября, когда я и собирался осуществить взрыв.

Передо мной стоял ещё один нерешённый вопрос. Зажечь бикфордов шнур большой длины, чтобы иметь возможность скрыться самому и произвести взрыв к концу сеанса, было невозможно, так как дым и запах гари подняли бы тревогу. Коротким шнуром воспользоваться также было невозможно, так как в субботу к концу сеанса собиралось столько немцев, что они заполняли все проходы и двери, поэтому пробраться сквозь них и зажечь шнур, не обратив на себя внимания, было невозможно. Во всей 7-й бригаде и соседних 10-й и 5-й не было электродетонатора. Пришлось делать электродетонатор самому. Я сделал их 5 штук. Для полного завершения задуманного мне нужен был будильник или часы, похожие на него. У Александры Тимофеевой я нашёл подходящие для этой цели «ходики»…

5 ноября стало известно, что немецкое командование с 5-го по 10-е ноября запретило любые развлечения. Пришлось подарок 26-й годовщине Октября с 6-го ноября перенести на следующую субботу, то есть 13 ноября.

Перед самым взрывом бдительность немцев была настолько повышена, что они запретили входить в кинотеатр через штаб СД. Срочно сооружалась лестница для входа на галерею. Это переоборудование зрительного зала вызвало у меня много переживаний, так как при установке лестницы на галерею нужно было вскрыть пол каскада галереи, в результате чего должны были обнаружить подготовку к взрыву. Пришлось делать нелепую лестницу, ставить «могарыч» рабочим, которые её делали, при условии оставить её на несколько дней такой, чтобы не портить кас­када галереи.

В субботу утром была репетиция готовящегося спектакля. Народу в зале было много. Пройти на галерею с часами, где их нужно было установить, без подозрений было невозможно. Пришлось привязать «ходики» под полой пальто и так добираться до галереи. Спустившись в люк, я тут же подвесил «ходики» и подтянул гирю. Установил четыре детонатора на разном расстоянии по ширине зала и произвёл подключение. Завесив часы одеялом, чтобы их было меньше слышно, я запустил их, установив нужное время.

К себе домой я уже возвращаться не думал, зная, что после взрыва, а может быть, и раньше ко мне на квартиру придут. По­этому входную дверь дома и квартиру тоже заминировал оставшимися у меня двумя килограммами тола и собранными мною ранее дополнительными зарядами к орудиям и имевшимися у меня гранатами…»

Действительно, когда немцы заподозрили, что киномеханик Чехович не погиб при взрыве, к нему на квартиру были направлены солдаты. Но, уже понимая, с кем имеют дело, они вошли не через дверь, а через окно…

Никто не забыт

После открытия в Порхове мемориальной доски, посвящённой подвигу Константина Чеховича, журналистам «Псковских Новостей» удалось поговорить с дочерью героя Надеждой Константиновной, приехавшей из Одессы. По её словам, родители уехали туда в 1945-м. Жили трудно, ютились с бабушкой в небольшой комнате. Когда же, наконец, получили собственное жильё, прибыли его довоенные хозяева, и Чеховичей опять переселили в подвал.

– Жилищная проблема разрешилась, когда папа стал работать директором завода по выпуску товаров народного потребления, – рассказала Надежда Константиновна. – Он вновь вступил в партию (партбилет перед получением «особого задания» Чехович сдал), позднее несколько раз избирался секретарём райкома партии.

– Он рассказывал вам, своим детям, о порховском периоде жизни?

– Очень немного. Видимо, потому что ни в сороковые, ни в начале пятидесятых годов не мог добиться правды о своём участии во взрыве кинотеатра.

– Это как-то сказывалось на его характере, на отношениях в семье?

– Он, сколько я помню, никогда не жаловался. Был строгим, но справедливым. Я была у него любимой дочкой, уважала его, но боялась. Правда, это не помешало мне ослушаться его: он считал, что я должна получить среднее образование, а я после восьмого класса поступила в техникум. Правда, потом окончила и институт.

– У Константина Александ­ровича были друзья?

– На Молдаванке, где мы жили, был большой двор, где папу уважали и пожилые люди, и молодёжь. А с ветеранами войны он в свободное время мог говорить часами. И в Порхов ездил, переписывался со знакомыми.

– Мама вспоминала какие-нибудь подробности о переезде в Одессу?

– Из её рассказов запомнила такую историю. Когда они после взрыва кинотеатра пришли в отряд, партизаны подарили молодой семье с маленьким ребёнком корову. Так вот, она помогла им не только спасти от истощения Олежку (брата Надежды. – Авт.), но и уехать в Одессу. Денег на дорогу не было – продали корову.

– В Одессе знали о том, что отец воевал на оккупированной псковской земле?

– Знали те, кому было положено. Спустя много лет после войны журнал «Украина» рассказал об участии отца во взрыве кинотеатра в Порхове. Друзья и знакомые спрашивали: «Почему ты об этом молчал?»

Он отвечал всем одинаково: «Так надо было…»

Справедливость должна восторжествовать!

Как сообщил на памятных мероприятиях депутат Порховского районного Собрания Геннадий Григорьев, на очередной сессии депутаты рассмотрят вопрос о ходатайстве перед областным Соб­ранием и Государственной Думой о награждении Константина Чеховича за его подвиг самой высокой государственной наградой. Речь идёт о восстановлении справедливости и присвоении подрывнику звания Героя Российской Федерации.

Да и может ли быть иначе, если для нас по-прежнему свят завет наших отцов и дедов – «Никто не забыт. Ничто не забыто!»?

Источник

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here