Кто на самом деле сбил майора Филипова

0
1026

 

 

Пентагон и террористы имеют общую цель. Эта статья является критическим взглядом на перспективы российской авиации в сирийской войне. The Washington Times считает, что это сделали американцы, только чужими руками.

Атака из ПЗРК на штурмовик Су-25, которая произошла 3 февраля 2018 года, поднимает острые вопросы о незаконной торговле и распространении этого опасного оружия, которое, кстати, может быть применено против гражданских лайнеров вблизи аэропортов в любой точке мира.

Видео и фотографии, размещенные в социальных сетях, показывают, что российский самолет был сбит вблизи города Серакиб (в провинции Идлиб), который контролируется отрядами Хаят Тахрир Аль-Шам, верными союзниками так называемой Свободной сирийской армии, спонсором и главным координатором которой является Вашингтон.

Само собой, американские чиновники отрицают, что США имеют отношение к поставкам ПЗРК сирийским боевикам — тем более того комплекса, из которого сбили русский штурмовик. Дескать, мало ли какое оружие находится на руках комбатантах — так в Соединённых Штатах толерантно называют головорезов-террористов.

С начала гражданской войны в Сирии в 2011 году, эта страна, как известно, стала черным рынком вооружения, в том числе новейшего. Учитывая «прозрачность» границ САР, провести сюда можно было что угодно, в том числе самые современные ПЗРК.

Правда есть и в том, что в период доминирования ИГ* на территории Сирии были разграблены склады правительственных войск САР, после чего началась бойкая торговля еще советскими стволами и ракетами. Это дает повод американцам утверждать, что они «белые и пушистые». Однако в интернете гуляют снимки и видеозаписи, на которых запечатлены боевики «Исламского государства» с ПЗРК FIM-92 Stinger. Бородачи с удовольствием позируют с инновационными «убийцами самолетов», направив их в небо. 

«Видеозаписи вооруженных групп и их арсеналы полезны для идентификации типов ПЗРК в Сирии, но они не дают сведения об их происхождении или поставщиках», — так отвечают американцы на обвинения независимых экспертов о незаконных поставках «Стингер» неправительственным отрядам. Тем более что на мутных снимках зачастую определить тип мобильного вооружения затруднительно, поскольку многие из ПЗРК похожи друг на друга. Как правило, это одноразовые пусковые установки в виде трубы, внутри которых расположены ракеты 1,5−1,8 м в длину, работающие по принципу «выстрелил и забыл». Вес такого оружия не превышает 19 кг. Их легко можно доставить в любую точку мира.

Начиная с конца 1960 годов, когда началось массовое производство ПЗРК, ВПК примерно двадцати стран произвели более миллиона переносных средств ПВО. Из-за того, что часть из них попала в руки террористов, было сбито от 29 до 40 гражданских самолетов в период с 1975 по 1992 гг., в результате чего погибли порядка 800 человек. Такие сведения привел Центр военных исследований США (Centre for Defence Studies).

При этом в независимости от типа применяемого боевиками ПЗРК, название «Игла» или «Стрела», подобно «Мухе» и «Калашу», стали шаблонами в разговорной речи на Ближнем Востоке, даже если речь идет, к примеру, о «китайце» FN-6, которым можно атаковать самолет, находящийся на высоте 3,5 км и на расстоянии 6 км. При этом румынская или украинская «Стрела-2» ограничены высотой 1,5 км и дальностью поражения 3,4 км.

Кстати, сирийские и иракские бойцы, опрошенные The New York Times, назвали Судан в качестве страны-поставщика FN-6. Пресс-служба Вооруженных сил этого государства, естественно, отвергла обвинения, заявив, что они направлены на «нанесение вреда нашим отношениям со странами, с которым они дружат». Тем не менее, именно армия Судана является одним из немногих известных импортеров ПЗРК FN-6, а её чиновники имеют славу «черных продавцов оружия». Отметим, что The New York Times опирается на анонимные источники, хотя называет информацию правдоподобной.

Более точные сведения могли бы дать сравнение номеров лотов и дат выпуска ПЗРК FN-6, которые были найдены в Сирии с оружием, которое закупил Судан. Однако Хартум отказывается от сотрудничества с заинтересованными сторонами, хотя и опровергает, повторимся, поставки боевикам.

Впрочем, «большинство из FN-6, которые мы получили, не сработали», — отметил один командир боевиков, который утверждал, что некоторые неисправные китайские ПЗРК взорвались во время пуска, убив или покалечив шестерых его людей. Бойцы из других отрядов также сообщили о проблемах с FN-6. Такую информацию привел женевский Институт международных исследований и развития, а факты перепроверили военные эксперты Марк Янссен и Ричард Райс.

Что касается «Стрелы» и «Иглы», по информации Стокгольмского института исследования проблем мира, всего в Сирию было поставлено примерно 17 тысяч ПЗРК, львиная доля которых составляет «Стрела-2», они были закуплены армией САР с 1970-го по 1983 год. Еще 300 «Игл» попали в САР в 2003 году якобы из Белоруссии. Следовательно, большинство из них уже имеет просроченный срок службы. В то же время, в отличие от современных мобильных средств ПВО старые ручные зенитные комплексы, особенно — советские, отличаются высокой надежностью и сохраняют работоспособность намного дольше, чем сказано в регламенте.

А вот оценка количества ПЗРК, приобретенных сирийскими вооруженными группировками, вообще не поддается анализу. Ясно, что у них имеются современные западные ручные ПВО, но эта информация, безусловно, является засекреченной. В частности, в 2012 году появились статьи, что американцы передали различным группировка в Сирии несколько десятков «Стингеров», после чего и появились фотографии позировавших с FIM-92 Stinger боевиков.

Тодд Вуд, выпускник Академии ВВС США, летчик, принимавший участие в специальных операциях поддержки отряда «Дельта, а ныне военный эксперт The Washington Times, рупора неоконов, обратил внимание, что до атаки на Су-25 современные ПЗРК не применялись, а также не было зафиксировано использования «Стингер» для террористических атак. Значит, кто-то надежно контролирует FIM-92 Stinger, несмотря на позирование с ними бородачей. Фотографии, скорей всего, были формой давления на Россию. 

И вот был сбит российский штурмовик, его пилот, майор Филипов, героически погиб при попытке боевиков захватит его в плен. Велика вероятность, что за этой атакой стояли некие спецслужбы, заинтересованные в нагнетании обстановки и в обострении отношений между Москвой и Анкарой.

«Я думаю, что это были американцы. Возможно, это было сделано преднамеренно президентом Трампом, или, может быть, „глубинным“ государством, желающим войны с Россией», — написал Тодд Вуд на страницах The Washington Times.

По словам американского эксперта, бывшего боевого летчика, современные «Стингеры» сложно обмануть тепловыми ловушками, во всяком случае — теми, которые применяются на Су-25 («Грач») и А-10 («Бородавочник»). На более современных самолетах имеются, пишет он, эффективные контрмеры против FIM-92 Stinger, но не на старых штурмовиках. По этой причине, и русские, и американцы не переступали Рубикон, но теперь красная черта пройдена. Следовательно, логично ждать русской «ответки», причем необязательно в Сирии.

Итак, The Washington Times считает, что «возможно, Трамп хотел таким образом отправить сообщение Путину. Возможно, эти ПЗРК были тем самым „защитным смертоносным оружием“, что поставляется украинским солдатам в Донбассе. Так или иначе, но большого шума в пресс не было. …Может быть потому, что ни одна из сторон не хочет признать, что мы стали ближе к войне».

http://svpressa.ru/war21/article/192716/?118ok — link

 

Китай: у сбитого Су-25 было мало шансов уцелеть, зря послали его в разведку

По мнению экспертов КНР, надо было использовать БПЛА, но хороших аппаратов у Москвы нет.

Гибель российского Су-25 в небе Сирии имела неожиданные последствия — Китай воспользовался трагедией для рекламы своих вооружений на мировом рынке. О том, что вместо российских самолетов целесообразнее использовать разведывательно-ударные беспилотники, в частности, китайские Rainbow CH-4 написало издание Sina.com.

По мнению издания, советские штурмовики Су-25 устарели и не подходят для участия в современных войнах. На них, утверждают китайцы, установлено не отвечающее современным требованиям электронное оборудование и системы предупреждения ракетного нападения. Из-за этого медленные Су-25 уязвимы для атак почти любых ПЗРК.

По экономическим причинам Россия не смогла модернизировать Су-25 до более продвинутого Су-39, разработанного еще в 1990-х годах. На старых машинах были применены лишь некоторые технологии Су-39, что позволило создать Су-25СМ3, отмечает Sina.com. Одна из этих машин, похоже, и была сбита в Сирии.

Такой же вывод сделал и бывший военный инженер Виктор Алкснис. «Судя по окраске обломков сбитого самолета и синему бортовому номеру „06“ был сбит самолет новейшей модификации Су-25СМ3», — написал он на своей странице в Фэйсбук. Ранее о предстоящей переброске в Сирию «неуязвимых грачей» — Су-25СМ3 сообщала пресса.

Речь тогда шла о четырех новейших штурмовиках, которые «будут уничтожать боевиков днем и ночью». Их неуязвимость объяснялась наличием на борту комплексом самозащиты «Витебск», защищающим «сушку» от переносных зенитно-ракетных комплексов «Стингер» и «Стрела», а также от дальнобойных зенитных систем типа «Пэтриот», «Бук» и т. д.

По мнению Алксниса, российское военное руководство поверило в неуязвимость Су-25СМ3 и убедило в этом летчиков. В результате, они перестали использовать ручной отстрел тепловых ловушек, так как у боевиков отсутствовали ПЗРК, а поразить Су-25 с помощью малокалиберной зенитной артиллерией, которой располагали боевики, почти невозможно.

 

Однако, продолжает бывший военный, у боевиков все же нашелся один ПЗРК. Возможно, это был советский комплекс «Игла», отбитый недавно протурецкими террористами у курдов. Его они и применили. Выяснилось, что бортовой комплекс самозащиты «Витебск» совсем не делает «сушку» неуязвимой и требует дальнейшей доработки.

Возможно, испытания в условиях реальной войны могли быть одной из целей отправки таких машин на Ближний Восток.

После трагедии полеты Су-25 на высоте менее пяти километров были запрещены. Однако это скажется на боевой эффективности штурмовика, так как он предназначен для атак наземных целей на малых высотах, делает вывод Алкснис.

Военный эксперт, главный редактор портала Military Russia Дмитрий Корнев, считает, что совсем обезопасить полеты не способна никакая, даже самая совершенная техника.

— Надо понимать, что наличие на борту самолета комплекса защиты вроде «Витебск» просто снижает вероятность поражения. Оно не позволяет избежать поражения полностью.

Вполне может быть, что наш Су-25СМ3 просто попал в засаду. Никто не ожидал, что на земле будут части, у которых на вооружении есть ПЗРК и соответственно, пилоты могли быть на некотором «расслабоне». Никто не включал, допустим, автоматическое оповещение защитных систем, вручную никто ими тоже не пользовался. Но достоверно, конечно, судить об этом нельзя.

«СП»: — Наше Минобороны заявило о «наблюдательном» характере полета…

— Если самолет совершал облет, не занимался ударной работой, то можно поверить китайцам и спросить: зачем на облет погнали боевой самолет с пилотом, если можно было использовать беспилотник? Другое дело, если беспилотников нет. Наверное, действительно нет с такими возможностями, раз все-таки погнали самолет.

«СП»: — Китайцы попрекают Россию, что из-за слабой экономики она не смогла модернизировать Су-25 до Су-39…

— Су-39 — это специализированный противотанковый вариант Су-25 со значительно усиленными средствами обнаружения, целеуказания и с новым ударным комплексом. Там должны были стоять новые противотанковые ракеты «Вихрь». Этот самолет начал создаваться еще в советское время. Его назначение — поражение танков в случае большой войны на европейском театре военных действий. Поэтому он должен был иметь более мощную защиту от ракет, в том числе, с инфракрасным наведением.

Однако по цене этот самолет получался достаточно дорогим, и поэтому его производство было признано нецелесообразным. Решили ограничиться модернизацией имеющихся Су-25. Тем более что в наше время противотанковые возможности Су-39 никому особенно не нужны. Потому что, на самом деле, всерьез воевать с НАТО, несмотря на все заявления, никто не собирался. То есть, был выбран путь наиболее приближенный к реальным задачам.

Вообще, я не думаю, что если бы в Сирии на месте нашего Су-25СМ3 был бы вдруг Су-39 все сложилось принципиально иначе. Пятьдесят на пятьдесят.

А вот эксперт по беспилотникам, главный редактор сайта uav.ru Денис Федутинов видит в ремарках, сделанных в китайской прессе, рациональное зерно.

— Действительно беспилотники способны, пусть пока и отчасти, заменить пилотируемые самолеты. Опыт тех же США наглядно показывает успешность использования подобного подхода в операциях против слабо вооруженного противника. Причем, речь может идти как о выполнении разведки и наблюдения, как это по информации Минобороны РФ было в случае с потерянным в Сирии Су-25, так и об ударных задачах.

Конечно, боевая нагрузка у беспилотников меньше, чем у пилотируемых самолетов, но упомянутое преимущество в части отсутствия риска для экипажа, на мой взгляд, способно перевесить этот недостаток.

«СП»: — Публикация на Sina.com выглядит как откровенная реклама…

— Китай решает, таким образом и чисто маркетинговые задачи, намекая потенциальным заказчикам, что они могут приобрести у них подобные беспилотные системы. Действительно, в КНР ведутся весьма масштабные работы по развитию тематики систем БПЛА — параллельно создаются несколько линеек таких систем. Более консервативные, но при этом более проверенные решения идут в Народно-освободительную армию Китая, а более инновационные, но вместе с тем и более рискованные, могут поставляться внешним заказчикам. В любом случае, внешние рынки для них представляют большой интерес.

А теперь давайте вспомним некоторые цитаты

Во-первых: «Если они придут, мы напомним им об афганцах, как они ушли оттуда со стыдом. Ваши сыновья, ваши родственники вернутся домой мертвыми, потому что они пришли сюда как захватчики и уйдут отсюда как захватчики». Вы знаете, чьи это слова? Недавно в интервью норвежским журналистам представился представитель фронта аль-Нусры в Сирии Мустафа Абу Рафик. И Аль-Нусрский фронт называет себя «Аль-Каидой» на территории Сирии и Ливана.

Вторая цитата: «Россия станет мишенью. Россия увидит — кто знает — люди с ПЗРК и самолеты, падающие с неба». Это государственный секретарь США Джон Керри.

И, наконец, чтобы увенчать зловещий хит-парад: «Я ожидаю, что в ближайшие дни Россия начнет выносить потери в Сирии». Таким образом, глава Пентагона Эштон Картер заявил в четверг в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Разве вам не казалось, что все эти угрожающие речи написаны на одном компьютере? Даже если это не так, если просто ярость одинаковой силы задыхает наших врагов в разных частях мира, факт присутствует. Через четырнадцать лет после взрывов «Башен-близнецов» в Нью-Йорке высшее руководство Соединенных Штатов и лидеры «Аль-Каиды» плечом к плечу, готовые сражаться с решительным и удивительно успешным вмешательством Москвы в события на Ближнем Востоке ,

Можно возразить, конечно, что ни Керри, ни Картер не обещают прямо, что наши военные потерпят потери от американского вооружения. Они просто предупреждают, что, возможно, потеря будет неизбежной. И от кого мы увидим.

Только для меня такие аргументы кажутся неустойчивыми. Прочтите еще раз, что именно сказал Эштон Картер. Обратите внимание: глава Пентагона обещает проблемы нашим пилотам именно «в ближайшие дни». Если министр обороны сверхдержавы, на рабочем столе которого ежедневно собираются десятки самых секретных разведывательных сообщений, говорит так, значит, это означает, что ему что-то определенно известно о тех, кто готовится вступить в борьбу с русскими военных самолетов в Сирии. И уже почти готов к этой битве.

Первое, что приходит на ум, — это угрожать нам мобильными ракетами типа «земля-воздух». Любые другие слишком сложны для обслуживания и боевых операций, а расчеты для их подготовки занимают слишком много времени. Что означает, если есть ПЗРК, какой и откуда?

В последние дни сами американцы публично заявляли о заверениях, что они не доставляли свои собственные зенитные ракеты в Сирию и не собираются этого делать. И это понятно, почему. Их самолеты летят в течение сирийского неба на год. И даже если ракеты были переданы так называемой «умеренной оппозиции», нет никаких гарантий, что они не сразу появятся среди солдат исламского государства. Поскольку многие группы в Сирии хаотично переходят из одной вооруженной группы в другую.

If one analyzes the reports of military operations in four years of war, it becomes clear that the head-cutters are well-supplied with all colors of these goods. From everywhere, including from our country. Thus, in November, 2012 there appeared abroad reports that at the disposal of the so-called “Free Syrian Army” opposition to President Bashar Assad had been discovered a large batch of Russian-produced Igla-S MANPADs . Seized, most likely, at one of the warehouses of the government’s armies.

Тот факт, что мы доставили в Дамаск в 2006 году, Игла-С, который был частью ракетно-космической системы Стрельца, смонтированной на транспортном средстве, не является тайной. Самое трагичное, что это довольно современное зенитное оружие. По словам главного конструктора конструкторского бюро машиностроения (КБМ) Валерия Кашина, он не очень восприимчив к помехам в виде аэропланов и вертолетных инфракрасных ловушек и выбросов от станций оптического электронного противодействия.

В сентябре того же года немецкая газета Die Welt сообщила, что Сирийская свободная армия также располагала мобильными наземными ракетными системами Mistral (не путать с французскими вертолетоносцами). Поскольку Сирия уже находилась под санкциями Организации Объединенных Наций и поставляла оружие, было запрещено, и Париж удивился. Министр иностранных дел Лоран Фабий предположил, что оружие попало к «повстанцам» через сторонние страны.

В июне 2013 года три боевых вертолета Си-Ми-8/17 были сбиты на поле боя сразу. Согласно французскому бюллетеню «ТТУ», бандиты «обосновывали» «птичье птицы» с использованием китайских ПФП Feinu FN-6. Хотя Пекин был помещен в неловкое положение, Пекин сразу же стал отрицать факт таких поставок.

Одним словом, наши пилоты должны были быть осторожны. И они осторожно осторожны. 

Как сообщили в Министерстве обороны Российской Федерации, выпуск бомбардировщиков Су-24 и Су-34 находится на высоте 5000 метров и выше. То есть за пределами технических возможностей ПЗРК.

Во всей этой структуре есть две слабые стороны. Прежде всего, это вертолеты Ми-24П. Они не только проводят парами непрерывный ночной и дневной патруль по периметру нашей авиабазы ​​Хмеймим вблизи Латакии. Несмотря на то, что такой воздушный патруль, летящий на малых высотах, способен стать жертвой ПЗРК. Но «whirlybirds», судя по сетевым видеоматериалам, также осуществляют прямую огневую поддержку частей сирийского 4-го штурмового корпуса, который в последние дни принял наступление против позиций повстанческих групп на севере провинции Хама, в Аль-Габе долину (долину реки Оронт) и в горах северо-восточного Латакия. И здесь тепловые ловушки не могут их спасти. Это подтверждено в Афганистане на том же Ми-24.

Кроме того, даже фронтовые бомбардировщики должны постепенно получать безопасную высоту. А также спуститься перед посадкой. Поэтому на взлетно-посадочных площадках они также очень уязвимы. Чтобы избежать неприятностей, необходимо надежно закрыть зону в несколько десятков квадратных километров против снайперов против воздушных каскадов противника. Является ли это во власти единственного в России армированного батальона морских пехотинцев, который в настоящее время защищает авиабазу Хмеймима?

Могут ли сирийские солдаты также участвовать в защите аэродромов? Но где гарантия того, что среди местных военных нет предателей? И тогда будет ли что-то похожее на то, что американцы пострадали в 2012 году в авиабазе «Базовый лагерь в Афганистане»? В то время группа талибов тайно проникла на свой аэродром и сразу же уничтожила восемь самолетов авиационного корпуса AV-8B Marine Corps Harrier. И это была самая большая потеря для ВВС США в годы войны в этой стране.

31 декабря боевики на авиабазе Хмеймим уничтожили 7 военных самолетов: были уничтожены, по крайней мере, 4 бомбардировщика Су-24, 2 истребителя Су-35С, а также военно-транспортный самолет Ан-72. Ранения, вероятно, получили больше десятка отечественных военнослужащих. Известно, что после попадания минометного снаряда детонировал склад боеприпасов на территории военной базы Хмеймим.

Поэтому угрозы начать уничтожать российские самолеты и вертолеты в Сирии не увы, так были необоснованны. Что можно сделать из этого?

Наверное, не слишком много. В общем, прекратить полеты с авиабазы ​​Хмеймим. Проводить атаки на бандитов только с пусковых платформ Ту-160 и Ту-95МС, начиная с российских аэродромов (маршрут полета по Ирану и Ираку уже давно освоен российскими летчиками). Для этого у нас есть замечательное оружие — высокоточные авиационные крылатые ракеты H-101 и H-555. Диапазон стрельбы первого составляет 5500 километров. Второй, до 2000 километров. Каждый Ту-160 способен перевозить до 12 крылатых ракет. Ту-95МС, до восьми. Таким образом, «стратеги» не должны летать особенно долго в зоне запуска.

Российские ПЗРК «Верба» и «Игла»

Французский ПЗРК «Мистраль»

 
Боевики в Сирии показали китайские ПЗРК FN 6

Американский ПЗРК FIM-92 Stinger / Стрельбы по мишеням днем и ночью

Сбил вертолет из ручного ПЗРК


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here