Жестокие уроки «незнаменитой» войны были усвоены только на Великой Отечественной

0
2238

 
К 1939 году советско-финляндская граница проходила всего в 32 километрах от Ленинграда. Сталина это, понятно, не устраивало, и после заключения 23 августа 1939-го «пакта Молотова — Риббентропа» возник соблазн решить вопрос о границе радикально — присоединить Финляндию к СССР.

Б. Пророков. Плакат на обложке журнала "Крокодил". Февраль 1940 года.

Б. Пророков. Плакат на обложке журнала «Крокодил». Февраль 1940 года.

Август: предлог

Секретные приложения к пакту предусматривали, что «в случае территориально-политического переустройства» в этой стране она будет считаться «сферой влияния» Советского Союза1.

В переводе с дипломатического это означало, что Гитлер не возражает против аннексии «Суоми» Сталиным.

И уже в сентябре началось стягивание к финской границе советских войск.

 

В октябре2 — формирование из советских граждан «Народной армии Финляндии».

В ноябре — формирование в СССР правительства «Финляндской демократической республики» во главе с финским коммунистом-эмигрантом Отто Куусиненом.

Получив власть над «Суоми», оно должно было попроситься в СССР...

Сталин, правда, готов был обойтись и без войны3. В октябре Финляндии предложили не только отодвинуть границу с СССР, но и допустить на свою территорию (в район Ханко) советские войска. Плюс разрушить линию укреплений на Карельском перешейке.

Но финны отказались.

Осталось найти предлог для вторжения.

Карта боевых действий Зимней войны.
Карта боевых действий Зимней войны.

Ноябрь: вторжение

Предлогом стало заявление Москвы о том, что 26 ноября финская артиллерия обстреляла части РККА у деревни Майнила на Карельском перешейке. Нанеся им потери убитыми и ранеными. При том, что в документах 68-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии — который якобы подвергся обстрелу — нет никаких упоминаний ни об обстреле, ни о потерях4.

А предлогом политическим стало утверждение о том, что 1 декабря 1939 года финские рабочие и солдаты восстали против своего «буржуазного», «белого» правительства и создали «правительство Финляндской демократической республики», попросившее помощи у СССР. Таким образом, СССР не воюет с Финляндией, а всего лишь помогает ее «народному правительству» в гражданской войне с «белофиннами».

Так или иначе, 30 ноября 1939 года в Финляндию были двинуты четыре армии.

Самая мощная, 7-я (командарм 2 ранга Кирилл Мерецков), наступала на Карельском перешейке на Выборг и Кексгольм (ныне Приозерск).

В тыл перекрывавшей перешеек линии укреплений — известной у нас как «линия Маннергейма» — выходила из Приладожской и Средней Карелии 8-я армия (комдив Иван Хабаров).

9-я (комкор Михаил Духанов) двинулась из Северной Карелии к Ботническому заливу, через который финны получали военные материалы из Европы.

Отрезать Финляндию от Европы, захватив порт Петсамо и выйдя затем к той же Ботнике, должна была, наступая в Лапландии, и 14-я армия (комдив Валериан Фролов).

Но в течение месяца финны остановили советское наступление.

Красноармейцы, погибшие в боях при Суомуссалми. Январь 1940 года. / Getty Images
Красноармейцы, погибшие в боях при Суомуссалми. Январь 1940 года. Фото: Getty Images

Декабрь: неприступная полоса

7-я армия уперлась в главную полосу «линии Маннергейма».

В многочисленные ряды колючей проволоки и гранитных, бетонных или металлических надолбов, в противотанковые рвы.

В расположенные за ними и вписанные в складки местности железобетонные коробки (доты) и дерево-земляные блиндажи (дзоты), из амбразур которых били пулеметы. В траншеи между дотами и дзотами, занятые пехотой из армии «Перешеек» генерал-лейтенанта Хуго Эстермана.

С 17 по 28 декабря 7-я пыталась прорвать эту укрепленную линию. Но — захлебнулась в крови.

Советские командиры все еще не умели организовать то главное, что давало победу в боях 30 — 40-х годов ХХ века — взаимодействие родов войск.

Танки сминали проволоку, крошили (стреляя по ним в упор) надолбы и, неуязвимые для пулеметного огня, прорывались через линию укреплений.

Но доты, дзоты и пехота в траншеях оставались целы. Потому что подготавливавшая атаку артиллерия, не умея толком разведать цели, била не по конкретным целям, а по площадям (читай: наобум Лазаря).

И шедшую за танками пехоту финны прижимали к земле пулеметным и минометным огнем. Тем более что, не умея сохранять интервалы в цепи, красноармейцы сбивались в толпы — прекрасные мишени! Пехота залегала и дальше не шла.

А то и вообще не поднималась в атаку. Тут проявлялась еще одна ахиллесова пята РККА 1939 года — слабая выучка бойца и подразделений пехоты...

Не прикрытые пехотой, танки гибли от бутылок с «коктейлем Молотова» (смесь керосина, дегтя и бензина), от толовых шашек, от снарядов противотанковых пушек.

Или вынуждены были поворачивать назад.

В 17-й стрелковой дивизии пехоту посылали на проволоку и доты вообще без поддержки танков и артиллерии6. Пока от пехоты почти ничего не осталось...

В окопе и на плакате - разные войны. / РИА Новости
В окопе и на плакате — разные войны. Фото: РИА Новости

Декабрь: обходы и обхваты

Севернее Ладожского озера, в заснеженных лесах, финны и вовсе перехватили инициативу. Поскольку тут не было укрепленных линий, финский главнокомандующий фельдмаршал Густав барон фон Маннергейм сделал ставку на активные действия. И не прогадал.

Комсостав РККА был, как правило, малограмотен — и потому безынициативен.

Да и как ему было парировать действия врага, если в дивизиях, наступавших севернее Ладоги, большинство бойцов попали в армию лишь в сентябре 1939-го, а до того не проходили никакой военной подготовки? Если они не имели лыж либо не умели на них ходить?

И финские батальоны — а то и роты! — смело атаковали советские полки.

Начались обходы, охваты... Финны перерезали единственную дорогу, по которой наступала и снабжалась советская дивизия, расчленяя эту дивизию на несколько частей и пресекая подвоз боеприпасов, продовольствия и фуража. Советские же командиры останавливались и ждали, пока их выручит вышестоящее командование, даже не пытаясь организовать оборону. Даже имея против себя с одной стороны всего лишь батальон, с другой — роту, а с третьей и четвертой и вовсе по взводу...

И к 25 декабря 4-й армейский корпус финнов (генерал-майор Волдемар Юхан Хегглунд) и группа полковника Пааво Талвела остановили 8-ю армию (14 декабря ее принял командарм 2 ранга Григорий Штерн). Две из шести ее стрелковых дивизий (56-я у Коллаа и 155-я у Иломантси) были даже потеснены, а еще две (75-я и 139-я у Толваярви) — разбиты и отброшены.

Из четырех дивизий 9-й армии (с 22 декабря ее возглавлял комдив Василий Чуйков) к 28 декабря одну — 44-ю у Суомуссалми — части группы «Северная Финляндия» (генерал-майор Вилйо Туомпо) остановили.

Другую — 122-ю у Йоутисъярви и Пелкосенниеми — части Лапландской группы (генерал-майор Курт Мартти Валлениус) остановили и потеснили.

А еще две — 54-ю в районе Кухмо и 163-ю у Суомуссалми — Юнтусранта — войска Туомпо разбили и отбросили.

Январь: «котлы»

В январе 1940-го положение советских войск севернее Ладоги стало еще хуже.

В первых числах этого месяца Хегглунд окружил (в районе Леметти — Уома — Киттеля) всю левофланговую группировку 8-й армии — 18-ю и 168-ю дивизии и 34-ю легкотанковую бригаду. А 9-я пехотная дивизия (полковник Ялмар Сииласвуо) из группы Туомпо в районе Суомуссалми — Раате — 44-ю дивизию 9-й армии.

К 7 января 44-я сумела вырваться из «котла», но, потеряв все тяжелое вооружение и массу людей убитыми, замерзшими и пленными, утратила боеспособность.

В середине января Хегглунд приступил к планомерному расчленению и уничтожению окруженных соединений 8-й армии.

А в конце месяца переброшенные на юг части Сииласвуо окружили и расчленили в районе Кухмо еще одну дивизию 9-й армии — 54-ю.

Но в это же время Северо-Западный фронт командарма 1 ранга Семена Тимошенко (объединивший 7 января 7-ю и 13-ю армии) готовился к штурму «линии Маннергейма». Главные ее участки были воспроизведены в советском тылу, и пехота училась на них наступать за танком, за огневым валом, блокировать доты.

Артиллеристы смекнули, что по дотам нужно бить прямой наводкой, целясь в амбразуры. Бетон останется неразрушенным, но дот замолчит.

Армия училась на своих кровавых ошибках.

В окопе и на плакате - разные войны.
В окопе и на плакате — разные войны.

Февраль: прорыв «линии Маннергейма»

11 февраля 1940 года в центре «Карперешейка», на фронте Муоланъярви — Кархула, началось генеральное наступление 7-й армии. Теперь все рода войск действовали слаженно.

Скрытые дымовыми завесами, танки подходили к дотам и били по амбразурам из пушек и огнеметов.

С прицепленных к танкам бронированных саней соскакивали саперы. Прикрываемые шедшей за танками пехотой, они подтаскивали взрывчатку и подрывали дот.

Тем временем артиллерия разрушала заграждения и траншеи. А пехота, прижимаясь к разрывам снарядов, подходила к траншеям еще до того, как враг приходил в себя...

И вот в районе Сумма — Ляхде 123-я стрелковая дивизия, 1-я легкотанковая и 20-я тяжелая танковая бригады прорвали главную полосу «линии Маннергейма»!

(Командовавшие ими полковник Филипп Алябушев и комбриги Василий Иванов и Семен Борзилов погибли — уже генерал-майорами — летом 41-го...)

На других участках прорыв не удался. Но в брешь у Сумма — Ляхде пошли танки, и 17 — 19 февраля финны отошли с главной полосы на всем фронте 7-й армии.

26 — 29 февраля 7-я прорвала и вторую полосу «линии Маннергейма», 13-я — и главную, и вторую. А в начале марта, преодолев или обойдя по морскому льду третью (тыловую) полосу, 7-я армия вышла к Выборгу и захватила плацдарм на западном берегу Выборгского залива.

Но к северу от Ладоги перелома РККА добиться не смогла.

В окопе и на плакате - разные войны. / РИА Новости
В окопе и на плакате — разные войны. Фото: РИА Новости

Февраль: окруженцы

Деблокировать окруженные там войска не удалось — несмотря на все попытки южной группы 8-й армии (преобразованной 12 февраля в 15-ю армию командарма 2 ранга Владимира Курдюмова) и «лыжной бригады» и других войск 98-й армии.

Советские лыжные части состояли из добровольцев — людей мотивированных и физически подготовленных. Но их губило нежелание командиров организовывать разведку (еще один коренной порок РККА).

Добровольцы гибли под шквальным автоматическим огнем, внезапно открытым по ним из лесной чащи...

И в конце февраля финны добили 18-ю стрелковую дивизию и 34-ю легкотанковую бригаду.

А в начале марта так же планомерно стали уничтожать 54-ю дивизию. Ее спасло лишь наступление Ребольской оперативной группы да подписание мира...

Прижатая к Ладоге 168-я дивизия уцелела лишь потому, что снабжалась по льду озера, где в начале марта удалось к тому же очистить от финнов несколько островов.

Перейдя в начале марта в наступление на Лоймола и Сортавала, 8-я и 15-я армии превратили в щепки и пни многие гектары леса, но продвинулись лишь на несколько километров.

Умения воевать все еще не хватало. Оно придет только на следующей, большой войне.

В окопе и на плакате - разные войны. / РИА Новости
В окопе и на плакате — разные войны. Фото: РИА Новости

Март: мир

Ресурсы маленькой Финляндии подходили к концу, но от идеи установить в ней советскую власть Сталину пришлось все же отказаться. Ведь Англия и Франция — благо с немцами у них шла пока что «странная война» — готовились отправить на помощь финнам свои войска...

Пришлось позабыть и о «правительстве» Куусинена, заключив 13 марта 1940 года мир с «финской белогвардейщиной».

Границу от Ленинграда действительно отодвинули — за Выборг и Сортавалу. Получили в аренду полуостров Ханко. Получили порт Петсамо (старую русскую Печенегу) и цепочку островов в Финском заливе.

За это было заплачено примерно 150 тысячами жизней. Из них поименно известны 131 4768.

ПАМЯТЬ
Бойцы РККА и жители города Териоки у фотовитрины, посвященной 60-летию И.В. Сталина. 1939 год. Фотограф М.С. Редькин. / РГАКФД. Арх. N 0-127424
Бойцы РККА и жители города Териоки у фотовитрины, посвященной 60-летию И.В. Сталина. 1939 год. Фотограф М.С. Редькин. Фото: РГАКФД. Арх. N 0-127424

Умираю, но не сдаюсь

6 января 1940 года финские истребители Фоккер D. XXI сбили 7 из 8 бомбардировщиков ДБ-3 группы майора Василия Майстренко из 6-го дальнебомбардировочного авиаполка.

21 января 1940 года в последний раз была слышна работа радиопередатчика подводной лодки «С-2». По-видимому, лодка, подорвавшаяся на мине или врезавшаяся в подводную скалу, лежала на грунте в проливе Южный Кваркен. Море над ней замерзло7...

4 февраля 1940 года командир танка БТ-5 34-й легкотанковой бригады Владимир Грязнов застрелился, чтобы не попасть в плен. Его брат, башенный стрелок того же танкового экипажа Алексей Грязнов вышел из окружения, вынеся на себе раненого третьего брата — механика-водителя Сергея Грязнова.

10 марта 1940 года экипаж тяжелого бомбардировщика ТБ-3, подбитого и севшего на лед озера Муртосельке, принял бой с финской пехотой. В бою погибли лейтенант Николай Воробчиков и младшие лейтенанты Борис Коган и Кирилл Щетихин.

_______________________________________________________________________________________________________

1. Советско-германские документы 1939—1941 гг. из архива ЦК КПСС // Новая и новейшая история. 1993. N 1. С. 88.
2. «...Граниты финские, граниты вековые». Мирная дискуссия о «зимней войне» // Родина. 1995. N 12. С. 36.
3. Солонин М. 25 июня. Глупость или агрессия? М., 2008. С. 84-93.
4. Аптекарь П. «Выстрелов не было» // Родина. 1995. N 12. С. 53-55.
5. Цит. по: Солонин М. Указ. соч. С. 74.
6. Деревенец А. Сквозь две войны. Записки солдата // Сквозь две войны, сквозь два архипелага... Воспоминания советских военнопленных и остовцев. М., 2007. С. 66-67.
7. Кольцов Ю.В. Еще раз о гибели "подводной лодки «С-2». Замечания к докладу Военного Совета Краснознаменного Балтийского флота Наркому ВМФ о гибели подводной лодки «С-2» // Новый Часовой. N 11-12. СПб., 2001. С. 192.
8. Аптекарь П.А. Оправданны ли жертвы? (О потерях в советско-финляндской войне) // Военно-исторический журнал. 1992. N 3. С. 44.

https://rg.ru/2019/11/28/rodina-finvoina.html?_openstat=cmcucnU7QWNjZW50czvQn9GA0L7QtdC60YLRizsx — link

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here