Скрывать истинное положение произошедших на Майдане событий с каждым днем будет становиться все труднее и труднее, а отмахнуться от аргументов и выводов исследователя Качановского, обвинив его в работе на Москву — худший из возможных вариантов.

Свидетельские показания Януковича совпали по времени с публикацией доклада о событиях на Майдане канадского историка Качановского. Эмоции первого и факты, собранные  вторым, говорят о том, что пролитую в феврале 2014-го года кровь не следует списывать на «донецкий» режим. Ситуация со стрельбой на поражение более сложна и запутанна.

После победы Майдана жизнь в Украине перевернулась с ног на голову. Пролитая в решающие дни борьбы за власть кровь дала право, апеллируя к ней, одним топтать других, тех, кто не успел засветиться на Майдане или около него. Сложилась ситуация, словесную формулу которой предложил некоторое время спустя один из героев-победителей Юрий Луценко — «раз я стоял на Майдане, то имею моральное право на все». Общественному мнению в этом случае не позавидуешь, приходится соглашаться на то, что предлагают. Хотя очевидно, что моральный императив Майдана оказался слишком ограниченным для того, чтобы вместить в себя весь замысловатый спектр послереволюционной жизни.

Герои Майдана, как ни старались, так и не смогли предложить нации, к которой часть из них так рьяно апеллировала, сколько-нибудь внятную национальную идею. Вместо этого украинцев стали склонять сплотиться вокруг ненависти к русским, что в наших условиях выглядело более чем странно. Несмотря на очевидную абсурдность русофобии в Украине, официальная пропаганда стала ее продвигать в усиленном режиме, апеллируя при этом к тезису о том, что русские якобы расстреляли «майдан». То ли сами, то ли руками «януковичей», но расстреляли.

RIA News Андрей Стенин | Ситуация в Киеве. Архивное фото

Кровь Майдана превратилась в тот решающий фактор, на основании которого новые – «майданные» – украинцы заявили о своей особенной идентичности: не славянской, а европейской, не имеющей ни малейшей общности с русскими. Кровь Майдана победители Виктора Януковича поспешили списать на него. Дескать, он был диктатором на «золотом унитазе», значит он и расстреливал «Майдан». При ближайшем рассмотрении, правда, оказалось, что не все так просто и однозначно.

Кровь Майдана превратилась в тот решающий фактор, на основании которого новые – «майданные» – украинцы заявили о своей особенной идентичности: не славянской, а европейской, не имеющей ни малейшей общности с русскими. Кровь Майдана победители Виктора Януковича поспешили списать на него. Дескать, он был диктатором на «золотом унитазе», значит он и расстреливал «Майдан». При ближайшем рассмотрении, правда, оказалось, что не все так просто и однозначно.

В Киеве эту тему поспешили быстренько заиграть и закрыть, однако за пределами Украины она в какой-то момент привлекла внимание людей, которых трудно было заподозрить в необъективности. Одним из них оказался Иван Качановский, доктор философии из Школы политических исследований и Программы по изучению конфликтов и прав человека в Университете Оттавы, не один год специализирующийся на украинском историческом материале. Отвлекшись от гнета официальной киевской пропаганды, он собрал документальные свидетельства, на основании которых предположил, что вывод о расстреле протестующих на Майдане людей исключительно «Беркутом» и снайперами СБУ по приказу Януковича нельзя считать раз и навсегда подтвержденным и окончательным.

В отечественных СМИ на доклад Качановского, в котором собраны материалы по данной теме, предпочли не обращать внимания. Сомнения ученого так и остались бы фактом исключительно научного дискурса, если бы опальный президент Украины не выступил 28 ноября в суде со свидетельскими показаниями. «Красной» нитью в них прошла мысль о том, что стрельбой в людей занимались не только бойцы «Беркута» и сотрудники спецподразделений СБУ, но еще и кто-то не из правоохранительных органов. 

RIA News Андрей Стенин | Ситуация в Киеве 20 февраля 2014 года. Архивное фото

Не сговариваясь друг с другом, основываясь на разных источниках и материалах, Качановский и Янукович обратили внимание на главные вопросы, касающиеся как судебного процесса против бойцов «Беркута», так и истории Майдана как такового: кто стрелял в людей, по чьему приказу это делалось, в чьих интересах было появление большого числа жертв? О том, что Янукович в суде уклонялся от прямого ответа по этому поводу, мне уже приходилось писать.

О причинах такого поведения можно только догадываться. Одна из них, думаю, состоит в том, что ему хочется понравиться нынешней власти в лице, например, Петра Порошенко, и он избегает говорить в лоб что-либо такое, что может вызвать ее – власти – раздражение. Януковичу важно вписаться в современный общественно-политический дискурс. Поэтому прямые обвинения в адрес победителей Майдана он высказывать не решается.

Качановского этот фактор ни к чему не обязывает и не сдерживает. Качановский работает как исследователь, на основании собранных и обработанных материалов приходя к выводу, который является не политическим, а научным, основанным на фактах. Его суть можно выразить одним предложением: списывать смерть людей в решающие дни Майдана только на режим Януковича неправильно.

Развивая это предположение, ученый высказывает вслух тезис, который у нас, в принципе, известен, но который старательно замалчивается. Поскольку на Майдане имело место не только «массовое убийство протестующих», но еще и «массовый расстрел милиции», то следует полагать, что огонь на поражение вели не только правоохранители, но и участники протестов.

Мотив для такого поведения у них был, и Качановский формулирует его с пугающей откровенностью: «Это массовое убийство было успешной операцией под чужим флагом, которая была организована и проведена представителями руководства Майдана и скрытых вооруженных групп для того, чтобы выиграть в асимметричном конфликте во время „Евромайдана“ и захватить власть в Украине».

RIA News Григорий Василенко | Противостояние между оппозицией и правоохранительными органами в Киеве.

В своем исследовании Качановский указывает на то, что вооруженные группы Майдана, базировавшиеся, как он полагает, в Консерватории и Доме профсоюзов, открыли стрельбу на поражение рано утром 20 февраля. Их целями стали «Беркут» и подразделения внутренних войск. Это повлекло за собой многочисленные жертвы. Затем вооруженные группы Майдана стали стрелять в протестующих. Те, естественно, ничего не подозревали, выстрелов в спину не ожидали.

Ученый приходит к важному выводу: «Вследствие различных доказательств поддержки оппозиции Майдана правительством США, их участия в отборе правительства Майдана и политических решениях, а также учитывая опыт в прошлом по поддержке или организации смены режима в других странах, необходимо провести дополнительные исследования, чтобы проверить, имело ли место участие США в силовом свержении правительства Украины».

RIA News Андрей Стенин | Ситуация в Киеве.

Пока такое исследование не проведено, для ответа на вопрос о том, кто же все-таки стрелял на Майдане, стоило бы, возможно, применить прецедентный подход, на который косвенно указывает Качановский. Задумавшись, с одной стороны, над тем, кто курировал «майдан», в чьих интересах был осуществлен его заключительный акт, с другой – над тем, каким образом этот «кто-то» решал такого рода задачи в других случаях. Курировал Вашингтон.

Это впоследствии публично признал президент Барак Обама. «Революция» в Киеве отвечала интересам в первую очередь Вашингтона. Делали ее по американской модели, типичной для смены неугодных американцам политических режимов. В характерном для американских дипломатических и специальных служб стиле. Том самом стиле, который был применен и проверен на практике в разных странах мира. Речь идет прежде всего о том, что спецслужбы США в подобных случаях работают, если можно так выразиться, по двум параллельным колеям.

С одной стороны, само собой, запускают в дело наемников (в нашем случае – снайперов со стороны Майдана). С другой, не доверяя только им одним, дополняют их действия усилиями перекупленных представителей противоположной стороны из числа начальников воинских и полицейских структур (в нашем случае – генералов и офицеров МВД, «Беркута» и др.), а также их политических шефов из АП.

Выводы, к которым приходит канадский исследователь, убеждают в том, что использование подобной модели в Украине в дни Майдана было вполне возможно и реально. Если это действительно так, а не иначе, то скрывать истинное положение вещей с каждым днем будет становиться все труднее и труднее. Отмахнуться от аргументов и выводов Качановского, обвинив его в работе на Москву, было бы худшим из возможных вариантов.

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here