Война в Ираке 1990—1991 гг. («Буря в пустыне»)

0
667

 

 

Война в Персидском заливе 1990—1991 гг., наиболее активная фаза которой известна как операция «Буря в пустыне», стала первым вооруженным конфликтом, который ярко продемонстрировал методы ведения высокотехнологичной войны нового поколения.

То, что было впервые применено в Ираке и Кувейте в начале 90-х, впоследствиии станет стандартом ведения войн развитыми странами Запада. Это использование американского ударного кулака, замаскированного под «международную коалицию», решающая роль авиации, средств радиоэлектронной борьбы и высокоточного оружия, сопровождение боевых действий продуманной и мощной информационной кампанией.

Данный опыт имеет большое значение для возможного конфликта между Россией и Сирией с одной стороны и США и его союзников с другой стороны в настоящей Сирии 2018 года.

Вспомним, как в Советском Союзе СМИ представляли Кувейт невинной жертвой агрессии, а международную коалицию – справедливой силой, стремящейся помочь слабой стороне. Что же касается Саддама, то этот носитель мирового зла просто заслуживал показательной порки. Между тем, Ирак страдал от тех же самых обстоятельств, которые вплотную «дожимали» Советский Союз, и привели к его развалу в декабре 1991 года.

Это – низкие мировые цены на нефть, которые диктовались политикой крупнейших ее экспортеров – Кувейта и Саудовской Аравии. Можно только догадываться, сами ли они посчитали нужным продавать нефть по 18 долларов за баррель, или им подсказали из Вашингтона? Понятно, что ни Ирак, ни СССР не могли просить за свою нефть больше, а в то время оба этих «бесчеловечных» режима уже давно и прочно сидели на нефтедолларовой игле.

Однако, если СССР имел кое-какую промышленность, и занимал пол-Евразии, то Ираку приходилось намного хуже. Война с Ираном оставила громадные дыры в иракском бюджете. Из 19 млн. населения страны более 1 млн. человек находилось «под ружьем». Танковый парк занимал четвертое место в мире по количеству машин (5,5 тыс.). Все это привело к тому, что при общем годовом бюджете Ирака 45 млрд. долл. 13 млрд. составляли военные расходы. Острые социальные проблемы, в частности, нехватка продовольствия дополняли картину. Экономика Ирака просто задыхалась.

Ее могла спасти только одна мера – повышение цены на нефть хотя бы до 25 долларов за баррель. Именно этого добивался Саддам Хуссейн от соседей – Саудовской Аравии и Кувейта. Но последние желали продавать нефть Западу непременно по дешевой цене, даже зная, что навлекают на свои страны большую войну. В сложившейся ситуации у иракского лидера оставалось только одно отчаянное решение – вторжение на территории несговорчивых соседей.

Официальной причиной вторжения в Кувейт была названа «кража» им нефти с иракских нефтяных полей при помощи технологии наклонного бурения. Этот повод представляется надуманным. Наиболее вероятная причина войны – ситуация на мировом рынке ресурсов, описанная выше.

Следует заметить, что исторически Ирак всегда претендовал на суверенитет над территорий Кувейта. Как только Кувейт получил независимость от Британии в 1961 году, Ирак тут же попытался «присвоить» эту территорию, однако прибытие британского и саудовского воинских контингентов позволили Кувейту сохранить независимость. Чтобы в дальнейшем гарантировать свою безопасность, Кувейт вступил в Лигу арабских государств. В 70 – 80-е гг. эта маленькая страна (фактически – город-порт с небольшой прилегающей территорией и несколькими островами) очень сильно обогатилась на добыче нефти. Деньги вкладывались в экономику и социальную сферу. Уровень жизни граждан Кувейта намного превосходил уровень жизни иракцев.

18 июля 1990 года Багдад официально обвинил Кувейт в незаконной добыче нефти из спорного пограничного месторождения Румайла. Кувейт выступил с ответными обвинениями в адрес Ирака. Уже это говорит о том, что Кувейт изначально рассчитывал на внешнюю поддержку. При соотношении численности вооруженных сил Ирака и Кувейта как 50:1, Хусейн мог раздавить своего противника, как таракана.

Интересно, что в поддержку Ирака в этом конфликте выступил его недавний противник — Иран. Впоследствии он примет на свой территории иракскую военную авиацию.

1 августа в г. Джидде (Саудовская Аравия) при посредничестве президента Египта Х. Мубарака начались ирако-кувейтские переговоры, однако они были сорваны, едва начавшись. Требования иракской стороны сводились к безвозмездной материальной помощи и территориальным уступкам со стороны Кувейта. И Ирак, и Кувейт знали, что требования эти невыполнимы. Кувейтская сторона могла хотя бы потянуть время, однако она с ходу отвергла все притязания Ирака. Теперь война был неизбежна.

Иракскому лидеру приписывают такой разговор, состоявшийся с эмиром Кувейта в этот же день. Позвонив тому после полудня, Хуссейн поинтересовался: «Как поживаешь, о шейх Джабер?» «Слава Аллаху, чувствую себя хорошо, уже отобедал», — последовал ответ. «Клянусь Аллахом, — сказал Саддам, — завтракать в Кувейте ты уже не будешь!»

Вторжение

2 агуста 1990 года в 2.00 часа ночи Иракская группировка, насчитывавшая 120 тыс. солдат и 350 танков, вторглась на территорию Кувейта. Иракская авиация совершила налет на столицу Кувейта – Кувейт-Сити.

Первыми на территорию Кувейта проникли иракские коммандос, расчищая дорогу основным силам. Армия Кувейта была застигнута врасплох. В сложившейся политической обстановке это было более, чем странно, однако факт остается фактом – на момент вторжения кувейтская армия не находилась в полной боевой готовности.

Продвигаясь вглубь Кувейта, иракские войска не встретили серьезного сопротивления. Только отдельные части смогли дать бой агрессору, но без координации центра, тыловой поддержки и при шестикратном численном превосходстве сил вторжения, эти попытки были обречены на неудачу.

Вторжение происходило по двум направлениям: вдоль главного шоссе на Кувейт-Сити и на юг от Кувейт-Сити с целью отрезать столицу Кувейта от южной части страны.

За полчаса до начала наступления основных иракских сил, в 01.30 иракский спецназ предпринял попытку высадиться с вертолетов на Дасманский дворец с целью захвата эмира Кувейта Джабера Ахмада аль-Джабера, однако гвардия эмира, поддерживаемая танками М-84, сорвала атаку, нанеся значительные потери иракцам. Это дало эмиру возможность спастись бегством, эвакуировавшись на вертолете в соседнюю Саудовскую Аравию. В 5:00 к дворцу подтянулись дополнительные силы иракской армии. Битва продолжалась до конца дня 2 августа. В итоге изрядно поврежденный дворец был занят иракскими подразделениями и разграблен. В этом бою погиб младший брат эмира Фахад аль-Ахмед аль-Джабер.

Уже рано утром иракские части вошли в Кувейт-Сити. В это же время иракские морпехи, высадившись с катеров, атаковали город со стороны побережья. Были заняты аэропорты и два авиабазы ВВС Кувейта. Кувейтская боевая авиация успела покинуть территорию страны, и перебазироваться в Саудовскую Аравию.

Мощной и скоординированной агрессии кувейтская армия смогла противопоставить только отдельные очаги обороны. Впрочим, в них она демонстрировала хорошую выучку и стойкость. Помимо боя за Дасманский дворец, достаточно крупное сражение, известное, как «Битва за мосты» произошло 2 августа в Аль-Джахре — западном пригороде Кувейт-Сити, на шоссе Салми — Аль-Джахра.

В 04.30 утра 35-я танковая бригада кувейтской армии под командованием полковника Салема аль-Масуда получила приказ выдвинуться в район Аль-Джахры, чтобы помешать наступлению колонны иракских войск на Кувейт-Сити. Уже в 05.00 подразделения 35-й бригады начали выдвижение в указанный район. Из-за недостатка времени на подготовку, бригада пошла в бой в неполном составе. Из двух танковых батальонов (оснащенных британскими машинами «Чифтен») удалось мобилизовать только один, при поддержке роты БМП-2 и батареи 155-мм орудий.

В 05.30 танковая дивизия Национальной гвардии Ирака «Хаммурапи», оснащенная танками Т-72 и БМП, вошла в Кувейт-Сити. Иракцы двигались в походной колонне, и встреча с кувейтскими танками стала для них неожиданностью. Наступление иракских сил на этом участке было остановлено. Боевые действия в Аль-Джахре продолжались до второй половины дня 4 августа. Было уничтожено 25 иракских Т-72. С кувейтской стороны было потеряно 2 «Чифтена». В конце-концов, 35-я бригада была вынуждена выйти из боя из-за недостатка горючего и боеприпасов, и отступить на территорию Саудовской Аравии.

За два дня активных боевых действий кувейтская армия была полностью разгромлена, а территория страны взята под контроль иракскими войсками. Как сообщают ку­вейтские источники, 4200 военнослужащих вооруженных сил Кувейта были убиты и 12000 захвачены в плен. Только остаткам некоторых подразделений с небольшим количеством техники удалось бежать через границу...

Власть в Кувейте была передана марионеточному «Свободному временному правительству Кувейта», возглавляемому полковником Ала Хусейном Али. С оккупацией Кувейта Ирак получил контроль над 1/5 частью нефтяных запасов земного шара. Однако, существовала вероятность, что Саддам не захочет останавливаться на достигнутом, и попытается оккупировать еще и Саудовскую Аравию.

Дипломатическая война

Почти одновременно с кувейтским «блицкригом», американская космическая разведка выявила выдвижение к границам Саудовской Аравии по крайней мере семи дивизий иракской армии. Радио Багдада сообщило о формировании девяти пехотных, одной танковой дивизии и одной дивизии Республиканской гвардии. С 6 августа началась переброска сухопутных войск Саудовской Аравии на север, к границе с оккупированным Кувейтом. В этот же день ООН приняло резолюцию 661, в которой осуждалось вторжение в Кувейт, и устанавливались экономические санкции в отоношении Ирака.

Тем временем, США начинали приготовления к войне. Президент США Дж. Буш объявил союзникам по НАТО, что в «случае вторжения Ирака в любую другую страну этого региона» он намерен применить вооруженные силы США. По предварительным оценкам Пентагона, создание группировок войск, достаточных для борьбы с Ираком, займет 45 суток. Помимо этого, Буш поставил перед разведкой задачу дестабилизировать обстановку в Ираке и сбросить режим Саддама Хуссейна, однако «воздержаться от покушений на него».

7 августа министр обороны США Р. Чейни прибыл в Эр-Рияд, где обсудил вопросы, связанные с размещением американских самолетов на военно-воздушных базах Саудовской Аравии.

Американские войска начали прибывать в Саудовскую Аравию на седьмой день войны, 8 августа. В рамках операции «Щит пустыни» на территории этой страны высадились части 82-й воздушно-десантной дивизии из состава Центрального командования вооруженных сил США. Президент Египта X. Мубарак разрешил ВВС США использовать воздушное пространство страны и позволил авианосной ударной группе из шести боевых кораблей во главе с атомным авианосцем «Эйзенхауэр» пройти через Суэцкий канал. Для американских войск открыли свои военные базы Испания и Италия.

8 августа «Свободное временное правительство Кувейта» обратилось к президенту С. Хуссейну с просьбой: «Кувейт должен вернуться в лоно родины — великий Ирак». Эта «просьба» была удовлетворена, и Ирак объявил о включении Кувейта в состав страны на правах девятнадцатой провинции.

Саддам Хусейн, конечно, понимал, что оккупация Кувейта не сойдет ему с рук просто так, и что военные приготовления американцев добром не кончатся. Поэтому уже с начала августа Ирак начал активно искать возможности по мирному урегулированию конфликта. В конечном итоге, все сводилось к тому что иракские войска покидают Кувейт в обмен на определенные уступки со стороны США и их союзников.

12 августа Хусейн призвал Израиль уйти с оккупированных территорий в Ливане, Сирии и Палестине. Американские силы в Саудовской Аравии он потребовал заменить войсками арабских государств (за исключением Египта), а также снять экономические санкции в отношении Ирака.

В августе со стороны Ирака поступило еще одно предложение: освобождение Кувейта в обмен на гарантированный выход к Персидскому заливу, полный контроль над месторождением Румайла и заключение с США соглашения по нефти, которое устроило бы обе стороны, и гарантировало выход экономики Ирака из кризиса (читай: повышение цены на нефть). Но с Саддамом уже никто не собирался договариваться. Его собирались бить.

15 августа Хусейн сделал сильный дипломатический ход: принял условия Ирана по мирному договору, тем самым закончив многолетнюю ирано-иракскую войну. Этим он развязал себе руки на востоке страны, что позволило перебросить на юг еще пятнадцать иракских дивизий.

Что касается СССР, с которым Ирак с 1972 года связывал договор о дружбе и сотрудничестве, то его дипломатическая политика в данной ситуации являла собой жалкое зрелище. Если отбросить болтовню об «общечеловеческих ценностях», то с прагматической точки зрения для СССР было бы как раз выгодна победа Ирака, или, хотя бы, втягивание США в длительный кровавый конфликт. С одной стороны, это повысило бы цены на нефть, а значит, укрепило позиции СССР на международной арене, с другой — «посадило в лужу» США. Однако, идя на поводу у США, советское руководство занялось уговорами Саддама сдаться и уладить дело по-хорошему, а главное, прекратило поставки оружия и военной техники в Ирак. Таким образом, американцы оказались «застрахованы» от неожиданных встреч с современными советскими образцами вооружения и боевой техники.

Несколько комично в ситуации с Ираком выглядел Совет Безопасности ООН. За четыре месяца, прошедших после вторжения в Кувейт, эта органзация приняла одиннадцать резолюций о выводе иракских войск с территории Кувейта, которые Саддам проигнорировал все до единой. Наконец, 29 ноября была принята резолюция 678 о выводе иракских войск из Кувейта до 15 января 1991 года. Если этого не будет сделано до указанного даты, должно было последовать принятие «всех необходимых мер» к Ираку. Полтора месяца до начала военной операции были объявлены «паузой доброй воли» во время которой Саддам еще мог одуматься.

Тем временем американцы продолжали целенаправленно готовиться к войне.

Специалисты из ЦРУ, Пентагона и ряда других ведомств начали тщательно просчитывать возможные варианты развития военно-политической обстановки в регионе, а также вероятные потери и ущерб в ходе военного столкновения с Ираком. Так, в докладе бюджетного бюро конгресса США отмечалось, что «если военные действия будут продолжаться полгода, то расходы на них составят 86 млрд. долларов, а потери американской армии достигнут 45 тыс. человек убитыми и ранеными, 900 танков и 600 самолетов; если война продлится не более месяца, то и тогда число убитых и раненых составит около 3 тыс. человек, а потери в боевой технике окажутся на уровне 200 танков и 100 самолетов». По мнению самого президента Дж. Буша, война с Ираком продлится несколько дней, а потери составят 500-1000 человек. В тоже время пресса обнародовала количество запасенных армией США мешков для трупов – 16 тысяч. Американцы брали с запасом.

США не ставили целью будущей войны полный разгром Ирака. Так, председатель комитета по делам вооруженных сил палаты представителей конгресса. США Л. Эспин заявил, что нужно добиться такого положения, при котором «Ирак был бы достаточно слаб и не мог угрожать слабейшим из своих соседей и достаточно силен для противодействия сильнейшим из своих соседей» Другими словами, полное уничтожение иракской военной машины не отвечало интересам США, потому что это могло привести к резкому изменению военно-политической обстановки в регионе в пользу Ирана.

Уже 7 августа США была начата операция под кодовым названием «Щит пустыни». Основные ее задачи заключалась в развертывании группировки войск антииракской коалиции в зоне Персидского залива, мобилизации и переброске необходимых для этого частей, материальных средств и техники, организации материального снабжения, подготовке войск коалиции к активной фазе действий против Ирака.

В начале октября министр обороны США Р. Чейни заявил о завершении первого этапа операции «Щит пустыни». На территории Саудовской Аравии был развернут 18-й воздушно-десантный корпус американской армии в составе отборных 82-й воздушно-десантной, 24-й механизированной и 101-й воздушно-штурмовой дивизий. В восточной части Саудовской Аравии и на кораблях ВМС США в зоне Персидского залива размещалось 70 тыс. морских пехотинцев. До 500 самолетов ВВС США и палубной авиации ВМС отрабатывали учебные задачи по нанесению ударов на всю глубину иракской территории.

Одновременно с этими силами, на территории Саудовской Аравии развертывались войска других стран-участниц антииракской коалиции. Поучаствовать в войне с Саддамом согласилось более сорока государств. Для защиты Саудовской Аравии прибыли даже афганские моджахеды. Однако наиболее значительные контингенты (помимо США) предоставили Великобритания, Франция, Египет и Сирия.

Далее будут рассмотрены группировки войск основных стран-участниц конфликта, их снаряжение и вооружение, процесс развертывания.

Группировка войск США

Управление

Вооруженные силы США имеют пять штабов, с помощью кото­рых координируют действия воинских частей, размешенных в раз­личных регионах. За Средний Восток (или Юго-западный регион) отвечает Центральное командование Армии США (Центрком). Соединенные Штаты давно планировали вмешательство в дела про­блемного региона, находящегося в компетенции Центркома. Его сфера влияния распространяется на Ирак, Иран, а также Аравийс­кий полуостров, где находятся Саудовская Аравия, Кувейт и другие небольшие нефтяные государства (Израиль, Ливан и Сирия не относятся к компетенции Центркома).

Об исключительной важности этого региона для мировой экономики говорит тот факт, что в районе Персидского залива хранится треть мировых запасов нефти. Через Ормузский пролив проходит почти 30% нефти, потребляемой капиталистическими странами, и потому он сам по себе является важнейшей в мире «точкой давления».

Центрком – это, по сути, штаб, осуществляющий надзор за деятельностью и координирование действий вооруженных сил, направленных в зону его ответственности. Своих собственных войск Центрком не имеет. К командованию могут быть прикреплены любые силы, наилучшим образом подходящие для выполнения задачи в регионе.

Американцы выступали против руководства ООН многонациональной операцией. Американские командования в регионах, в частности, Центрком, по их мнению, лучше подходил для этой роли.

То, как осуществлялось командование развернутыми американ­скими армиями, непосвященному кажется не слишком понятным. Обшее командование осуществлялось главнокомандующим Центркома генералом Норманном X. Шварцкопфом, который руководил всеми направленными в этот регион американскими вооруженны­ми силами. Центрком развернул свои войска в городе Эр-Рияде в Саудовской Аравии 6 августа 1990. Оперативное руководство войсками США в регионе осуществляла Третья армия США под командованием гене­рал-лейтенанта Джон. Дж. Йэосока, которая также называлась ар­мией Центрального командования США и размещалась там же, где и Центрком. Под началом Третьей армии США находились VII корпус, которым командовал генерал-лейтенант Фредерик Фрэнк Джэрс, и XVIII воздушно-десантный корпус генерал-лейтенанта Гари Люка. Войска численностью свыше 60 тысяч человек 22-го командования на ТВД генерал-лейтенанта Уильяма Пэгониса отвечали за оказание всесторонней тыловой поддержки не только американской армии, но также поразделениям со­юзников.

Корпуса

Основной воинской единицей в армии США является корпус, он же обеспечивает боевое прикрытие и организовывает различную поддержку войск. Нет двух корпусов, организованных одинаково, по­скольку их структура зависит от особенностей возложенных на них задач. Во время войны в Персидском заливе VII корпус и XVIII воздушно-десантный корпус состояли из трех-четырех дивизий. Состав этих корпусов был расширен за счет подразделений, прибывших из V немецкого кор­пуса, III корпуса, базирующегося в Форте Худ, а также из подразделений резерва и Национальной гвар­дии. III корпус, несмотря на то, что он находился в резерве и многие его подразделения были направлены в Персидский залив для попол­нения состава других корпусов, а также Третьей армии США, так и не был введен в зону конфликта.

Корпусная артиллерия состоит из штабной батареи, батальона корректировки огня и трех бригад полевой артиллерии. Бригады по­левой артиллерии можно расположить так, что они будут напрямую прикрывать дивизии, или поддерживать атаку всего корпуса. Семь развернутых батарей полевой артиллерии имели смешанный состав из трех-четырех батальонов полевой артиллерии (203-мм, 155-мм орудия, зенитные ракетные установки).

Части корпусной поддержки состояли из нескольких групп поддержки, куда входили батальоны и роты, за­нимающиеся транспортом, снабжением продовольствием, подво­зом ГСМ и боеприпасов, матери­ально-технической поддержкой. Также в корпусную подержку входила медицинс­кая бригада.

Дивизии

Дивизии в армии США подразделяются на легкие и тяжелые. К тяжелым дивизиям относятся бронетанковые и ме­ханизированные, к легким — воздушно-десантные, штурмовые, а также легкопехотные.

Бронетанковые и механизирован­ные пехотные дивизии практически идентичны, за исключением соотношения маневренных батальонов. Бронетанковая дивизия трехбригадного состава, как правило, имеет шесть танковых батальонов и четыре батальона механизированной пехоты, а у механизированной дивизии и тех и других по пять. Впрочем, это соотношение может быть иным. В «базу дивизии» входят боевые поддерживаюшие едини­цы, которые непосредственно обеспечивают поддержку дивизии: дивизионная штабная рота; инженерные войска, батальоны военной разведки и связи; военная полиция и роты химической защиты.

Бригада дивизионной авиации состоит из штабной роты, бронекавалерийского эскадрона, двух ба­тальонов боевых вертолетов, а также рот штурмовых вертолетов и штабной авиации.

В дивизионную артиллерию входят три батальона полевой артиллерии (155-мм самоходные орудия), зенитно-ракетные комплексы, радиолокационные батареи.

Командование вспомогательных войск дивизии включает в себя три пере­довых батальона поддержки. В каждом имеется штабное подразде­ление и подразделения, обеспечивающие снабжение на передовой и материально-техническую поддержку, транспортировку грузов, мелкий ремонт техники, медицинскую помощь. В КВВД также имеется рота техподдержки авиации, в чьи обязанности вхо­дит обеспечение авиационной бригады.

Бригады

В стандартной дивизии должны быть три маневренных бригады, хотя в большинстве тяжелых дивизий регулярной армии США имеется всего по две, плюс отдельная приданная бригада На­циональной гвардии сухопутных войск (НГСВ). Во время сражения к дивизии может быть прикреплено до двух дополнительных отдельных бригад. Под конт­ролем бригады может находиться до пяти маневренных батальонов, но, как правило, их бывает три-четыре. К дивизии трехбригадного состава обычно приписано десять батальонов, кото­рые могут быть прикреплены к любой из имеющихся бригад в соот­ветствии с требованиями тактической ситуации.

Батальоны

Тяжелые батальоны являются главной ударной силой армии. В состав батальона входят штаб и от трех до пяти рот маневренных сил (механизированная пехота, танки, разведыватель­ные части, различные виды легкой пехоты), а также средства поддержки: артиллерия, средства ПВО, авиация, ин­женерные единицы.

Все развернутые механизированные пехотные батальоны (в каждом 47 офи­церов, 775 солдат) вместо старых бронетранспортеров М11З были вооружены современными боевыми ма­шинами пехоты М2 или М2А1 «Брэдли», вооруженных 25-мм пушкой «Бушмастер» и ПТУР «ТОУ» . В состав батальонов входило по три стрелковых роты, в каждой штаб и три стрелковых взвода, оснащен­ные БМП М2 общим количеством 13 единиц. Следует заметить, что вскоре после операции «Буря в пустыне» структура пехотных взводов армии США была изменена. Количество отделений сократилось до двух, но в каждом из них теперь насчитывалось по две БМП. Отделением А руководит непосредственно командир взвода, отделением B — взводный сержант.

Противотанковая рота (рота D) имеет штаб и три взвода, воору­женные 4 машинами с установками ПТУР «ТОУ» М901.

Танковые батальоны (42 офицера, 504 солдата) делятся на четыре танковых роты, каждая состоит из трех взводов, имеющих по четыре танка «Абрамс», плюс еще два в штаб­ной роте. Все части, прибывшие из Германии, были оснащены усовершенствованными танками «Абрамс» М1А1 со 120-мм пушками «Рейнметалл» М256. Части, которые прибывали из СЩА, за ис­ключением 3-го бронетанкового кавалерийского полка, прибыли, оснащенные более старыми версиями «Абрамсов» M1 или IPM1, которые были оборудованы 105-мм пушками М68Е1. В сентябре было принято решение заме­нить танки M1 и IPM1, состоявшие на вооружении 1-й кавалерийской и 24-й пехотной дивизий, на танки М1А1, поскольку последние оснащены более мощной пушкой, защитой от ядерного, химического и бактериологи­ческого оружия и усовершенствованной броней. Почти новые М1А1 были выписаны с немецких баз и переправлены в Сау­довскую Аравию. Перевооружение новыми танками происходило в Даммане под надзором Управления проверки нового снаряжения Оружейного центра, и завершилось к концу 1990 года.

82-я воздушно-десантная дивизия располагала 43 легкими танками М551А1 «Шеридан», которые применяются в десантных операциях. «Шеридан» имеет 153-мм ра­кетную установку, которая может стрелять обычными реактивны­ми снарядами или управляемыми по проводному каналу связи ПТУР.

В сражении тяжелые батальоны объеди­няются в т. н. оперативные войска (ОВ), это происходит потому, что нередко роты одного батальона временно приписываются к другому батальону; редко бывает так, что батальон воюет «сам по себе». Одна из стрелковых рот механизированного пехотного батальона ОВ может быть прикомандирована к танковому батальону в обмен на танковую роту. Но может быть и так, что данный батальон сохраняет при себе все свои роты и плюс к нему прикомандировывают допол­нительную роту... «Рот­ный срез» единиц обслуживания и поддержки штаба сопровождает роту при таком присоединении. Также к нему могут быть прикомандированы другие небольшие подразделения , например, инженерный взвод, команда ПВО, команды наземного радиолокационного обнаружения.

Такое же перераспределение может иметь место между рота­ми, таким образом формируются «ротные бригады»: например, к тан­ковой роте может быть прикомандирован стрелковый взвод, а она отдает танковый взвод. Противотанковые подразделения присылаются из противотанковой роты; а команды огневой поддержки, артиллерийские и авиационные корректировщики — из поддерживающего батальона дивизионной артиллерии.

Для участия в операции «Буря в пустыне» были направлены два вида легких пехотных батальонов: воздушно-десантные и воздушно-штурмовые (в каждом служат по 42 офицера и 636 солдат). Оба они почти абсолютно идентичны, за исключением того, что воздушно-десантный батальон имеет на вооружении меньше тех­ники, чем воздушно-штурмовой: 85 и 156 единиц соответственно. И тот, и другой располагают штабом, штабной секцией, разведыватель­ным, минометным (четыре 81-мм миномета М252), медицинским взводами, взводом связи, а также секцией технической поддержки. Про­тивотанковая рота состоит из пяти взводов, каждый из них имеет на вооружении 4 ПТРК «ТОУ» М220А1.

Оба вида батальонов имеют по три стрелковые роты, состоящих из штаба и трех стрелковых взводов. Последние включают в себя штабное и три стрелковых отделения. Стрелковые отделения, состоящие из девяти человек, имеют на вооружении 7 винтовок М16А2 калибра 5,56 мм, два 40-мм гранатомета М203 и 2 ротных пулемета М249 калибра 5,56 мм. Помимо этого, они вооружены ручными гранатометами: М72АЗ или новыми М136 (шведскими АТ-4). Отделение огневой поддержки численностью девять че­ловек имеет два пулемета М60 калибра 7,62 мм, ПТУР «Дракон». Ротное отделение минометчиков имеет на вооружении два 60-мм миномета М224.

Батальоны полевой артиллерии состоят из штаба и трех батарей, оснащенных различным количеством разнообразных видов воору­жения: 105-мм буксируемая гаубица М102 — 6 единиц в 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизиях; 155-мм буксируемая гаубица M198 — 8 единиц в некоторых бригадах дивизионной артиллерии; 155-мм самоходная гаубица М109A2/A3 — по 8 единиц в артиллерии тяжелых дивизий и бригадах дивизионной артиллерии; 203-мм самоходная гаубица М110А2 — 8 единиц в бригадах дивизионной артиллерии; реактивная система залпового огня М270 — 9 единиц в не­которых бригадах дивизионной артиллерии плюс единственная батарея в артиллерии тяжелой дивизии.

Бронетанковые кавалерийские полки (БКП) состоят из трех ди­визионов, плюс роты разведки, инженерные роты и роты химической защиты, разведывательные аэромобильные войска, батареи ПВО и дивизион, зани­мающийся обслуживанием техники. Дивизионы (42 офицера, 623 солдата) представляют собой мощные единицы сме­шанного вооружения, в состав которых входит штаб, три бронетан­ковых формирования (12 единиц БМП, девять единиц танков М1А1, 2 единицы самоходных 107-мм мортир), танковая рота (четырнадцать единиц М1А1), батарея 155-мм самоход­ных гаубиц (восемь единиц М109А2/3). Они действуют как передо­вые наступательные силы, осуществляют разведку, прикрытие с флангов или контратаки.

Бронетанковые кавалерийские эскадроны тяжелой дивизии (64 офицера, 479 солдат) выполняют сходные задания, но имеют иную организацию: одно штабное подразделение, два под­разделения наземной и два воздушной разведки. У дивизионных эс­кадронов танков нет, только 40 единиц БМП. 82-я и 101-я ВДД имеют подразделения аэромобильной раз­ведки, где есть штабное подразделение, одна группа назем­ной разведки и три груп­пы воздушной разведки.

Каждая дивизия также имеет один инженерный батальон со штабом и четырьмя ротами. Они оборудованы для преодо­ления и сооружения препятствий, разминирования минных полей, построй­ки и ремонта дорог и укреплений. Для решения специфичесих задач дивизии могут придаваться специализированные инженерные подразделения корпусного подчинения.

Батальоны штурмовых вертолетов считаются основными частями огневой поддержки. Три их штурмовые роты осна­щены 18 единицами вертолетов «Апач» АН-64 либо 21 единицей «Кобра» АН-IS, а также 13 вертолетами-разведчиками «Кайова» QH-58C/D. «Апачи», имеющие 8 ракет «Хэллфайр» с лазерным наведением и 30-мм скорострельную пушку, и «Кобры», вооруженные восьмью противотанковыми снарядами «ТОУ» и трехствольным вращающимся 20-мм орудием, зарекомендовали себя в качестве эффективного средства поражения танков и других боевых машин. Они также были задействованы в атаках на иракские средства ПВО, в том числе в уничтожении радарных уста­новок на иракской территории, чтобы открыть путь первым боевым самолетов.

Развертывание сухопутных частей

Решение США ввести войска в Саудовскую Аравию, после офи­циальной просьбы короля Фахда 6 августа 1990, было принято неза­медлительно. 8 августа в Саудовскую Аравию прибыли первые подразделения 82-й воздушно-десантной дивизии (Форт Брэгг, штат Се­верная Каролина, командующий на то время — генерал-майор Джеймс Хьюстон). Начиная с середины 1960-х 82-я ВДД считалась стратегическими резервными силами, способными к наиболее оперативному развертыванию. Прибыв в регион, 82-я спешно заня­ла оборонительные позиции на кувейтской границе, но позднее была переведена в резерв.

11 августа начали прибывать подразделения 101-й ВДД (штурмовой) под командованием генерал-майора Джеймса X. Б. Пэя Третьего. Последняя является единственным американским военным формированием, доставляемым к месту боевых действий на вертолетах, треть ее боевых единиц можно перебросить за один перелет наличных вертолетов. Переброска всех ее подразделений продолжалась до конца сентября.

Эти первые воинские части сначала были направлены на авиабазу в Дахране и в аэропорт имени короля Абдул Азиза, расположенный возле Дамана. Обе входили в состав XVIII воз­душно-десантного корпуса вместе с 24-й пехотной дивизией. Эти две дивизии были в высшей степени обучены, многие их бата­льоны прошли курс подготовки в Учебном центре совместной под­готовки (УЦСП), который находится в Форте Чэффи, штат Аркан­зас.

Первой тяжелой дивизией, развернутой в зоне Персидского за­лива, была 24-я пехотная дивизия (механизированная), к которой были приписаны 1-я и 2-я бригады из Форта Стюарт, штат Джорджия, дивизией командовал генерал-майор Барри Маккэфри; она прибы­ла в начале сентября 1990.

48-я пехотная бригада (механизирован­ная) Национальной гвардии сухопутных войск штата Джорджия, приданная дивизии, сначала мобили­зована не была, что вызвало протест командования Национальной гвар­дии. Но как только в ноябре 48-ю бригаду мобилизовали, выяснилось, что ее под­готовка оставляет желать лучшего.

Готовность двух других мобили­зованных смешанных бригад НГСВ также была далека от совершенства. Возникла необходимость проведения масштабных учений на базе Форта Ирвин, штат Калифорния. 197-я пе­хотная бригада (механизированная) действующей армии (мобилизована в сентябре 1990) из Форта Беннинг, штат Джорджия была придана, чтобы пополнить состав 24-й пехотной ди­визии.

Но эта часть также не была должным образом подготовлена и имела на вооружении устаревшие бронетранспор­теры М11З, а ее танковый батальон был оснащен танками «Абрамс» М1 (самая первая версия этой машины со 105-мм орудием, не способная эффективно бороться с Т-72).

3-й бронетанковый кавалерийский полк III корпуса был передис­лоцирован из Форта Блисс, штат Техас и прикомандирован к XVIII воздушно-десантному корпусу. Он представлял собой единственное формирование, прибывшее с территории США, и оснащенное наиболее современными на то время танками М1А1.

3-й БКП оказался первым формированием США, вступившим в прямое столкновение с иракским подразделением 22 января 1991 (об этом подробнее во второй части).

После развертывания следующих тяжелых дивизий Форт Худ, штат Техас, фактически опустел. 1-я кавалерийская дивизия, пред­ставляющая собой бронетанковую дивизию из двух бригад, была развернута в середине октября 1990 под командованием бригадно­го генерала Джона Тилелли. Дивизия была прикомандирована к XVIII воздушно-десантному корпусу, а в январе 1991 была передана VII корпусу. Ее 155-я бронетанковая бригада Национальной гвар­дии Миссури была мобилизована в ноябре и направлена на учения в Форт Худ.

Также 1-й кавалерийской дивизии была изначально была придана 1-я бригада («Тигриная»), и другие дивизионные части, ранее входившие в состав 2-й бронетанковой дивизиии (на момент конфликта находившейся в стадии расформирования). Но уже в начале 1991 года эти формирования были приписаны к морской пехоте.

1-я пехотная дивизия (механизированная) из Форта Райли, штат Канзас, была развернута в декабре вместе с 1-й и 2-й бригадами под командованием генерал-майора Томаса Рэйма. 3-я бригада 1-й пе­хотной дивизии была расформирована, ее техникой и вооружением планировалось усилить воинские части, прибывавшие из Германии в зону конфликта. Вместо нее к 1-й пехотной дивизии была прикомандирована 3-я бригада 2-й бронетанковой дивизии, базировавшаяся в городе Гарлштедт (Германия).

Следующая волна дивизий была передислоци­рована из Германии 7 ноября. Эти формирования были вооружены современными танками М1А1 и БМП М2А2. Из 7-й армии были выписаны V и VII корпуса, их развертывание особенно интересно тем, что, в от­личие от своих коллег с территории США, они ранее не проводили раз­вертывания в незнакомой местности, у них не было планов дислокации за рубежом. VII корпусу были приданы силы V корпуса численностью 26 тысяч человек.

1-я бронетанковая дивизия под командованием генерал-майора Рональда Гриффита, г. Ансбах, осуществила развертывание вместе со 2-й и 3-й бригадами (1-я бригада осталась в Германии, поскольку не успела получить боевую технику). Вместо нее была прикоман­дирована 3-я бригада 3-й пехотной дивизии (механизированной), г. Вюрцбург.

3-я бронетанковая дивизия V корпуса, г. Франкфурт, под ко­мандованием генерал-майора Пауля Функа, является единственной тяжелой дивизией, развернутой в составе всех трех своих бригад. Она при­была к театру военных действий последней и была приписана к VII корпусу.

Последние сухопутные части прибыли в Саудовскую Аравию 15 января 1991; на­ращивание военного контингента США было завершено.

К концу января американские военнослужащие всех видов войск обшей численностью 575 тысяч человек находились в зоне военных действий. К моменту начала наземной войны 260 тысяч американских солдат были готовы к наступлению.

Эти войска располагали 2000 танками М1А1, свыше 2200 «Брэдли» М2 и М3, почти 500 артиллерийскими установками, а также 190 боевыми вертолетами «Апач» и 150 вертолетами «Кобра».

В время самой масштабной мобилизации со времен Второй мировой войны были призваны военнослужащие резерва ВС США и НГСВ численностью 158 тысяч человек. Большая часть резервистов относилась к подразделениям поддер­жки, направленным в Саудовскую Аравию — без них армия не смог­ла бы функционировать после завершения полного развертывания. Остальные подразделения остались в США, замещая кадровых военных, направленных в район Персидского залива.

Переброска и снабжение такой огромной массы войск потребовало большого количества транспортных средств. Для перевозки грузов использовалось 269 судов командования морских перевозок ВМС США, еще 50 гражданских судов пришлось зафрахтовать. Наиболее эффективным средством морских перевозок служили быстроходные транспорта типа «Алгол» (скорость на переходе 30-32 узла), которых всего насчитывалось 8. Транспорты загружались следующим образом: 120 вертолетов UH-1 (AH-1) или 183 танка «Абрамс», 78 трейлеров с 35-футовыми контейнерами, 46 — с 20-футовыми контейнерами, 1,06 млн. л. питьевой воды, 15,1 млн.л. ГСМ.

ВВС

С самого начала войны в Персидском заливе достижение господства в воздухе было важнейшей задачей союзников. Для этого была развернута мощная авиационная группировка общей численностью около 2 тыс. самолетов. Ее основу составили современные ударные самолеты тактической авиации ВВС США, в том числе:

  • 249 истребителей завоевания господства в воздухе F-16;
  • 120 истребителей F-15C;
  • 90 штурмовиков «Харриер»;
  • 118 бомбардировщиков F-111F;
  • 72 самолета ближней огневой поддержки A-10.

Кроме того, в состав американской группировки ВВС входили 26 стратегических бомбардировщиков «B-52», 44 ударных самолета F-117A, выполненных по технологии «Стелс», большое количество самолетов РЭБ, ДРЛО и управления, разведчики, воздушные командные пункты, самолеты-заправщики и беспилотные летательные апппараты. Силы ВВС США базировались на авиабазах в Турции, Саудовской Аравии и Катаре.

Морская авиация включала 690 самолетов, основную ударную силу которой составляли 146 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 палубной авиации и 72 – морской пехоты, а также 68 истребителей F-14 «Томкэт». Силы морской авиации выполняли боевые задачи в тесном взаимодействии и по единым планам с ВВС.

83 самолета выделили ВВС Великобритании, 37 – ВВС Франции. Германия, Италия, Бельгия, Катар тоже дали небольшое количество машин.

ВВС Саудовской Аравии включали:

  • 89 истребителей F-5E;
  • 71 истребитель F-15;
  • 36 истребителей «Торнадо» различных модификаций.

Вне зависимости от национальной принадлежности вся авиация многонациональных сил находилась в подчинении командующего 9-й воздушной армии Тактического авиационного командования ВВС США, и использовалась по единому плану американского командования.

Отличительной чертой использования ВВС США в этой войне стало их очень хорошее разведывательное и тыловое обеспечение. В интересах ВВС действовала мощная спутниковая группировка. Численность самолетов РЭБ позволяла надежно ослепить иракскую ПВО, в то время как ВВС США могли полностью контролировать ситуацию в небе и координировать свои действия при помощи самолетов ДРЛО, разведки и управления. Летающие танкеры существенно повышали длительность и дальность боевых вылетов ударных самолетов, производя их дозаправку прямо в воздухе. При таком обеспечении тактические истребители и ударные самолеты США и их союзников могли совершать многие сотни боевых вылетов в день с очень высокой эффективностью.

Развертывание ВМС

По состоянию на 3 августа 1990 года в районе Персидского залива находилось 15 военных кораблей США, в том числе 1 авианосная ударная группа (АУГ) с авианосцем CV62 «Индепенденс» и 76 боевыми самолетами. В дальнейшем началось быстрое наращивание морской группировки США в зоне конфликта.

Развертывание ВМС включало:

  • переразвертывание 6-го и 7-го оперативных флотов США из Средиземного моря и западной части Тихого океана, приведение их в боевую готовность;
  • переброску из США авианосных и ракетных ударных групп, подводных лодок, в том числе — носителей ракет «Томагавк»;
  • выборочное отмобилизование кораблей резерва флота с целью доукомплектования регулярных сил флота, и обеспечения экстренных морских перевозок средств материвально-технического обеспечения наземных сил;
  • отработку организации и взаимодействия всех сил ВМС США в составе Центркома.

Наращивание группировки ВМС США в Персидском заливе происходило следующим образом:

  • 3-5 августа АУГ «Индепенденс» вошла в Оманский залив, и маневрировала там до 3 ноября. Ее сменила прибывшая из западной части Тихого океана АУГ CV-41 «Мидуэй», после чего АУГ «Индепенденс» убыла к западному побережью США. В то же время в Персидском заливе сосредоточились корабли 801-го оперативного соединения (штабной корабль «Ла Салль», крейсер УРО, эсминец, пять фрегатов).
  • 15 августа в Средиземное море прибыли АУГ CV-60 «Саратога» и ракетная ударная группа (РУГ) во главе с линкором BB64 «Висконсин» 2-го флота. С 23 августа АУГ начала патрулирование в Красном море и восточной части Средиземного, а РУГ с 24 августа – в районе Оманского и Персидского заливов.
  • 9 августа из передового пункта базирования Диего-Гарсия выдвинулись 10 военных транспортных судов с оружием и техникой для сил морской пехоты, которые прибыли в порты Персидского залива 17 августа.
  • 8 августа АУГ 6-го флота «Дуайт Д.Эйзенхауэр» перешла из Средиземного моря в Красное. 31 августа в Средиземное море прибыла АУГ CV-67 «Джон Ф.Кеннеди», которая заменила в зоне боевых действий АУГ «Дуайт Д. Эйзенхауэр», и с 14 по 27 октября, а также после 2 декабря маневрировала в Красном море.
  • 3 января 1991 года из западной части Тихого океана в район конфликта прибыла РУГ во главе с линкором BB-63 «Миссури» 7-го флота.
  • 14 января в Персидский залив вошла АУГ CV-61 «Рейнджер». В этот же день в Красное море вошло прибывшее из западной Атлантики авианосное ударное соединение (АУС) в составе 2 АУГ: CVN-71 «Теодор Рузвельт» и CV-66 «Америка». Впоследствии АУГ «Теодор Рузвельт» направилась в Персидский залив.

Таким образом, ВМС США продемонстрировали свои реальные возможности по экстренному развертыванию сил и средств в кризисном регионе. После окончания развертывания в зоне конфликта находилось 2 РУГ и 6 АУГ (из 11 имеющихся). Такого количества АУГ в одной операции ВМС США не задействовали со Второй Мировой войны. Три АУГ («Мидуэй», «Рейнджер» и «Теодор Рузвельт»), а также обе РУГ действовали в Персидском заливе. АУГ «Джон Кеннеди», «Америка» и «Саратога» действовали в Красном море. Кроме того, в зоне конфликта было сосредоточено 8 АПЛ с ракетами «Томагавк» и 5 десантных вертолетоносцев.

Всего в районе Персидского залива сосредоточилось 140 тыс. человек личного состава ВМС США, около 90 боевых кораблей (из них 20 носителей крылатых ракет), 690 боевых самолетов (из них 450 – палубной авиации).

С самого начала кризиса корабли США начали морскую блокаду Ирака. До начала активной фазы боевых действий ВМС США в зоне Персидского залива вели интенсивную боевую подготовку. Отрабатывались авиационные и ракетные удары по ключевым наземным объектам противника, проведение десантных амфибийных операций, взаимодействие между кораблями многонациональных сил.

Морская пехота США

МП США, одна из частей Военно-морского флота, — совершен­но независимо сгруппированная армия, включающая в себя сухо­путные, воздушные и тыловые вооруженные силы. Два отряда мор­ской пехоты флота (ОМПФ), являющиеся частями Атлантическо­го и Тихоокеанского флотов, контролируют основные действующие силы морской пехоты, представляющие собой три огромных экс­педиционных корпуса. Эти войска способны к быстрому развертыванию и отличаются высоким уровнем материально-технического снабжения.

Организация наземных войск морской пехоты не имеет значи­тельных отличий от прочих наземных войск, однако оперативная организация при ведении боевых действий имеет принципиальные отличия. Основное подразделение, используемое в действиях морс­ких пехотинцев, известно как воздушно-наземная оперативная груп­па морской пехоты (ВНОГ), независимо от своего размера включа­ющая в себя подразделения, несущие ответственность за командо­вание, наземные боевые действия, воздушные военные действия и тыловые действия.

Наиболее крупными подразделениями ВНОГ являются экспедиционные дивизии морской пехоты (ЭДМП), обычно включающие в себя усиленную дивизию морской пехоты; воздушное крыло морской пехоты, разве­дывательную группу, и группу материально-технического обеспече­ния. В полном составе это около 50000 морских пехотинцев и 3000 моряков (медицинский персонал, корабельная артиллерия, офице­ры связи). К этой дивизии может быть присоединена вторая диви­зия, а также более мелкие части. Морская пехота включает в себя три ЭДМП: на За­падном побережье, на Восточном побережье и в Западной части Тихого океана.

Воздушное крыло ЭДМП — это само­стоятельное воздушное подразделение с группами наведения и материально-технического обеспече­ния. Обычно в его состав входит четыре группы авиации морской пехоты (2 вертолетных, 1 груп­па истребителей и 1 группа штурмовиков).

Группа материально-технического обеспечения (ГМТО) предос­тавляет все виды материально-технического обеспечения всем под­разделениям морской пехоты. Морская пехота в особенности зави­сит от ГМТО в связи с тем, что в ее дивизиях нет собственных тыловых подразделений. ГМТО включает в себя штабные под­разделения, батальоны по техобслуживанию, снабжению, инженер­ному обеспечению, автомобильному транспорту, медицинскому об­служиванию и обеспечению высадки десанта.

Дивизия морской пехоты по функциям и вооружению близка к тяжелой пехотной дивизии и включает в себя около 18250 человек личного соста­ва.

Основа экспедиционной дивизии – три тяжеловооруженных полка МП. В состав полка, в зависимости от задачи, включается от двух до пяти батальонов.

Довольно часто полковой штаб руководит тремя бата­льонами, каждый из которых командирован из других полков, а соб­ственные батальоны полка в это же время прикрепляются к другим полкам или морским экспедиционным подразделениям.

Батальон МП включает в себя штабную роту, роту оружия и 3 стрелковых роты по три взвода каждая. Стрелковые взво­ды, в состав которых входит по 13 чело­век, подразделяются на три огневые группы, оснащенные в общей сложности десятью винтовками М16А2, тремя гранатометами М203 и тремя пулеметами М249.

Оружейный взвод включает в себя пулеметную (6 пулеметов М60Е3), штурмовую (шесть 83-миллиметровых ручных универсальных ракетно-пусковых установок МК153 MOD) и минометную секции.

В состав роты оружия входят штабной, пулеметный (12,7-мм М2), гранатометный (40-мм МК19 MOD3) противотанковый (тридцать две ПТУР типа «Дракон») и миномет­ный (восемь 81-миллиметровых М252) взводы, передвигающиеся на боевых машинах «Хэмви».

В качестве боевых машин морпехи используют канадские восьмиколесные бронетранспортеры LAV-25 с 25-мм пушкой «Бушмастер» и двумя 7,62-мм пулеметами (часть машин оснащена другими вариантами вооружения). В составе батальона – 38 машин LAV-25.

Танковый батальон МП включает в себя четыре роты, каждая из ко­торых к началу войны в Персидском заливе была оснащена семнадцатью танками М60А1 (три взвода, оснащен­ных пятью танками и два танка в штабной роте). В него также вхо­дит противотанковая рота с тремя взводами, каждый из которых имеет в распоряжении двадцать четыре танка плюс дополнительный взвод с 8-ю противотанковыми управляемыми ракетами «ТОУ», 40-миллиметровыми гранатометами и крупнокалиберными пулеметами.

Взводы «ТОУ» в основном прикрепляются к пехотным полкам, их отдельные секции прикрепляются к батальонам и пехотным ротам. В 1989 командование МП США приняла решение приобрести танки М1А1 для замены М60А1, но до 1991 года это не было сделано. 106 танков М1А1 было передано во временное пользование Корпусу морской пехоты армией США.

Новыми танками были перевооружены в октябре и ноябре 2-й 8-й танковые батальоны МП, но при этом сохранены 5-танковые взводы, в отличие от армейских 4-танковых, поскольку уже не было времени переучивать личный состав. 1-й и 4-й танковые батальоны по-прежнему включа­ли в себя М60А1 с реактивной броней типа «Блейзер».

Амфибийные батальоны МП предназначены для обеспечения высадки на побережье первой волны десанта, но они использовались в пустыне для того, чтобы перевозить войска и ресурсы, в атаках участия не принимали. Четыре ам­фибийные роты включают в себя четыре взвода, оснащенные 10 амфибиями AAVP-7A1, и могут производить высадку штурмовых отрядов батальона.

Все AAVP-7A1 оснащены башней с крупнокалиберным пуле­метом М85, однако некоторые из них были модифицированы — на них установлен 40-мм гранатомет МК19MOD3. Большая часть техники, участвовавшей в военных действиях в Пер­сидском заливе, была оснащена дополнительной навесной броней. В штабных и тыловых ротах использовались специальные модификации машин серии AAV.

Артиллерийский полк МП включает в себя штабную и пять артиллерийских батарей, каждая из которых оснащена 155-мм буксируемыми гаубицами M198. 1-й, 3-й и 5-й батальоны полка включают в себя по три восьмиорудийные батареи, а 4-й батальон — три батареи по шесть орудий.

Более мелкое формирование МП — это экспедиционная бригада морской пехоты (ЭБрМП), состоящая из полкового десантного подразделения, морской воздушной группы и группы материально-технического обеспечения бригад (ГМТОБ) и имеющая в распоряжении бронетехнику и артиллерийские орудия. ЭБрМП может включать в себя от 8000 до 18000 морских пехотинцев и моряков, и до половины всей авиационной техники, имеющейся в распоряжении экспедиционной дивизии.

Самым малым формированием морской пехоты является экспедиционный батальон морской пехоты (ЭБМП), включающий в себя батальонную группу, уси­ленную вертолетную эскадрилью и группу материально-технического обеспечения. Его численность составляет 2500 человек. Экспедиционный батальон обычно усиливается батареей 155-миллиметровой артиллерии и танковым взводом. ЭБМП имеют двухзначный номер, пер­вая цифра в нем означает часть, к которой относится подразделение, а вторая — номер самого батальона. Состав элементов экспедиционного батальона постоянно меняется, обычно при полугодовом морском разверты­вании. Перед началом развертывания личный состав экспедиционного батальона обычно проходит интен­сивный полугодовой курс обучения.

Морские пехотинцы быстро отреагировали на приказ передисло­цироваться, поступивший 3 августа. Части 1-го морского экспедиционного корпуса, под командованием генерал-майора Джона Хопкинса из Кэмп Пендлтон, Ка­лифорния, и других военных баз штата, начали прибывать в Аль-Джубаил (Саудовская Аравия) 17 августа, и в течение нескольких недель на месте было 45000 человек личного состава.

Основная часть 1-й экспедиционной дивизии, 1-я дивизия морской пехоты, состояла из 1-го, 5-го, 7-го и 11-го полков морской пехоты (последний — артиллерийский полк с четырьмя батальонами), а также 1-го и 2-го танковых батальонов — первых танковых войск США, прибыв­ших на место боевых действий.

Эти войска заняли оборонительные позиции на юге от Кувейта рядом с берегом.

9 ноября 2-я экспедиционная дивизия получила приказ передислоцироваться в район Персидского залива из Кэмп Лежен, штат Северная Каролина, и других баз в США и прибыла в конце декабря. В ее состав вошли 6-й и 9-й полки морской пехоты.

Таким образом, количество сил морской пехоты достигло 90000 человек, из которых 22000 составляли резервисты, большинство из которых служило в частях материально-технического оебспечения.

4-я, 5-я ЭБрМП и 13-й ЭБМП (всего около 17000 человек личного состава) оставались на борту морских десантных кораблей, выполняя задачу удерживать на месте иракские войска под угрозой флангового десантного нападения. Данные силы включали двадцать пехотных, одиннадцать артиллерийских, четыре танко­вых, два бронетанковых и два штурмовых десантных батальона, в распоряжении которых имелось 260 гаубиц, по 106 танков типа М1А1 и М60А1, 250 БМП, 430амфибийных транс­портных средств.

3-й экспедиционная дивизия МП находилось в полной готовности на базах в Окинаве (Япония) и на Гавайях. 7-я британская бронетанковая бри­гада, а позже и 1-я бронетанковая дивизия (Великобритания) были командированы в 1-ю экспедиционную дивизию в конце октября, в январе 1991 они были переназначены и заменены 1-й бригадой сухопутных войск и 2-й бронетанковой дивизией, которые оставались под командованием морской пехоты до конца войны.

Британские войска

Великобритания была первой страной НАТО, направившей зна­чительный контингент войск в район Персидского залива, за не­сколько дней до вторжения дислоцировав свои войска в Саудовской Аравии. Подразделения связистов и медиков также вскоре прибыли в регион для поддержки ВВС Великобритании. К середине августа с базы ВВС Лайнхем прибыло большое количество войск и боевой техники. Боевым командиром Объединенных сил Соединен­ного Королевства был главный маршал авиации сэр Патрик Хайн, осуществлявший командование из штаба ВВС в Хай Вайкомб.

7-я бронетанковая бригада, ведущая свое происхождение от 6-й бронетанковой дивизии, так называемых «Пустынных крыс», просла­вившихся в годы Второй мировой войны, была направлена в регион 14 сентября из Германии, Бремен.

В октябре она присоединилась к 1-й ЭДМП США. За ней в ноябре последовала 4-я бри­гада (бывшая бригада 7-й бронетанковой дивизии, участвовавшей во Второй мировой войне) и подразделения поддержки, в результате чего все британские сухопутные силы в регионе были сведены в 1-ю бронетанковую дивизию (Брит.) численностью 25000 человек, под командованием генерал-майора Руперта Смита.

Хотя 1-й бронетанковой дивизии недоставало 3-й бригады, она представляла собой достаточно мощную силу. Каждая из двух бригад ди­визии включала в себя 3 танковых полка и механизированных батальона, а также полки Королевской артиллерии и инженерных войск. По британской системе танковые полки и механизированные пехотные батальоны – это подразделения одного уровня, они представляют собой элементы бригады.

По численности личного состава и техники они превосходят «нормальные» пехотные и танковые батальоны в армиях других стран, но уступают полкам.

Части 1-й бронетанковой дивизии в значительной мере формировались как «сборная» из наиболее боеготовых подразделений Британской рейнской армии. В большей степени это касалось 4-й бригады. 7-я бригада выступала более подготовленной и единой частью, хотя и ее тоже пришлось усиливать дополнительными подразделениями.

В состав 1-й британской бронетанковой дивизии входили:

7-я бронетанковая бригада

  • Королевский гвардейский шотландский полк драгун — танковый полк, усиленный элемен­тами 14/20-го Гусарского Ее Величества полка, 17/21-го уланского полка и 4-го Королевского танкового полка.
  • Королевский ирландский гусарский Ее Величества полк — тан­ковый полк, укрепленный элементами 17/21-го уланского полка.
  • 1-й батальон Стаффордширского полка (принца Уэльского) — механизированный пехотный батальон, укрепленный элементами 1-го гвардейского батальона гренадеров, 2-го батальона Королевского ан­глийского полка, 1-го батальона Йоркширского Собственного прин­ца Уэльского полка и 1-го батальона Королевских «Зеленых курток».
  • 40-й полевой полк Королевской артиллерии — 38-й, 129-й, 137-й артиллерийские и 10-й противовоздушный батальоны.
  • 21-й инженерный полк — 1-й и 4-й полевые эскадроны, усиленные саперами 26-го бронетанкового инженерного эскадрона 32-го бронетанкового инженерного полка.
  • 1 -й эскадрон «А» Королевского гвардейского драгунского Ее Ве­личества полка — разведывательное подразделение.

4-я бронетанковая бригада

  • 14/20-й гусарский полк — танковый полк, укрепленный эскадроном лейб-гвардии и подразделениями 4-го Королевского танкового полка.
  • 1-й батальон Королевского шотландского полка — механизиро­ванный пехотный батальон, укрепленный ротой Ее Величества 1-го батальона гренадеров и подразделениями 1-го батальона Шотланд­ского хайлендского Собственного Ее Величества полка (Сифортский и Камероновский).
  • 2-й батальон Королевского полка фузилеров — механизирован­ный пехотный полк, укрепленный 2-й ротой 1-го гвардейского ба­тальона гренадеров и подразделениями 1-го батальона Шотландского хайлендского Собственного Ее Величества полка.
  • 2-й полевой полк Королевской артиллерии — 23-й, 127-й артиллерийские и 46-й противовоздушный батальоны.
  • 21-й инженерный полк — 39-й батальон непосредственной поддержки, 73-й полевой батальон.

Дивизионные подразделения поддержки

  • 16/5-й разведывательный Королевский уланский Ее Величе­ства полк.
  • 26-й артполк — 16-я, 17-я, 159-я полевые и 43-я проти­вовоздушная батареи.
  • 32-й тяжелый артполк — 18-я и 74-я тяжелые, 57-я радиолокационная батареи.
  • 39-й тяжелый артполк — 132-я, 176-я тяжелые батареи.
  • 12-й противовоздушный полк — 58-я противовоз­душная батарея (ракеты типа «Рапира»).
  • 32-й бронетанковый инженерный полк — 31-й, 77-й бронетанковые инженерные, 37-й полевой батальоны.
  • 3-й полевой батальон, 14-й топографический, 15-й и 45-й полевые вспомогательные батальоны, 49-й артиллерийско-технический батальон.
  • 4-й полк Авиационного Корпуса сухопутных войск (боевые вертолеты) — 654-й, 659-й, 661-й эскадроны.
  • Подразделение объединенной вертолетной поддержки.
  • 7-й танковый транспортный полк Королевского транспортного корпуса.
  • 10-й полк Королевского транспортного корпуса — 9-й, 12-й, 16-й, 17-й, 50-й, 52-й эскадроны.
  • 14-й полк по ведению войны с применением радиотехничес­ких средств Королевского корпуса связи.
  • 39-й инженерный полк — 34-й полевой, 48-й и 53-й полевые строительные эскадроны.
  • 16-й полевой госпиталь Королевского военно-меди­цинского корпуса.
  • 24-й (аэромобильный) полевой госпиталь Королевско­го военно-медицинского корпуса.
  • 22-я и 33-я группы полевого госпиталя Королевского военно-медицинского корпуса.
  • 205-й главный госпиталь Королевского военно-меди­цинского корпуса (территориальная армия)
  • 1-й и 4-й транспортные полки бронетанковой дивизии Королевского транспортного корпуса.
  • 3-й, 5-й и 6-й артиллерийско-технические батальоны.
  • 6-я, 7-я и 11-я бронетанковые мастерские.
  • 174-я и 203-я роты Королевской военной полиции.
  • 187-я и 518-я роты саперно-строительного корпуса.
  • 908-е саперно-строительное подразделение поддержки.

Британские ме­ханизированне пехотные батальоны численностью по 850 человек каждый были оснащены 45-ю новыми БМП FV510 «Ворриор». Она вооружена 30-мм пушкой L21 Rarden и 7,62-мм спаренным пулеметом L94A1 в башенке, рас­считанной на двух человек. Имеется прицел ночного виде­ния и система автоматического управления, а также мини-система ПВО. Вспомогательное оборудование (минометные транспортеры, машины командования и т. д.) перевозилось при помощи более ста­рых моделей гусеничных машин FV342 «Троян».

Рота поддержки батальона включа­ет в себя минометный взвод (восемь 81-миллиметровых L16A1) и противотанковый взвод (двадцать четыре ПТУР типа «Милан», во­семнадцать БТР FV432), а также взвод непосредственной разведки (8 разведывательных машин типа «Ятаган»). Штабная рота батальо­на осуществляет управление и тыловое обеспечение. В каждой из трех пехотных рот батальона имеется один штабной и три огневых взвода, каждый из кото­рых имеет в распоряжении четыре БМП «Ворриор», один на каж­дую пехотную секцию и штабной взвод; а также 51-мм ручной миномет L9A1. Пехотная секция состоит из трех человек экипажа машины «Ворриор» и семи стрелков.

Вооружение секции включает: 5,56-мм штурмовые винтовки L85A1 (SA-80), 5,56-мм ручной пулемет L86A1 и 94-мм ручной противотанковый гранатомет одноразового применения LAW-80, заменившую собой более тяжелый 84-мм ручной гранатомет L14A1 «Карл Густав». Некоторые ча­сти поддержки имели на вооружении 7,62-мм штурмовую винтовку L2A1 и 9-мм пистолет-пулемет L2A3 «Стерлинг». Стандартным личным огнестрельным оружием является 9-мм пистолет «Браунинг Хай-Пауэр», а также недавно приоб­ретенные 9-мм швейцарские «Зиг-Зауэр» Р226 и более ком­пактные Р228.

Танковые полки были оснащены машинами FV4030 «Челенджер Мк.З». Хотя эту модель часто предлагали заменить и подвергали критике из-за проблем с дизельным двигателем, «Челенджер» проявил себя как одна из лучших моделей танков, участвовавших в войне в Персидском зали­ве. Этот танк оснащен 120-мм нарезным орудием L11A5 и 7,62-мм купольным пулеметом L37A2. Машина обеспечивает полную защиту экипажа из четырех человек от воздействия ядерного, химического и бактериологического оружия, а также имеет современный прибор ноч­ного видения.

В каждый танковый полк входят штабной батальон, группа непосредственной разведки (8 разведывательных машин типа «Скорпион») и 3-4 танковых эскадрона. Так, Королевский гвардейский шот­ландский драгунский полк и Королевский ирландский гусарский Ее Величества полк включают в себя по 4 танковых эскадрона (всего 57 танков, 670 человек личного состава), а 14/20-й гусар­ский Ее Величества полк — 3 эскадрона (43 танка, 650 человек лично­го состава). В состав эскадрона входят 4 взвода по три танка плюс два танка в штабном взводе. В каждом ме­ханизированном пехотном батальоне, танковом или разведывательном полку есть штатное легкое вспомогательное подразделение, имеющее в распоряжении ремонтные и буксировочные машины, а также медицинский пункт.

Как и американские, аналогичные британские механизирован­ные пехотные батальоны и танковые полки выстраивают оператив­ную организацию путем взаимного подкрепления из других частей, результатом чего является объединенная «боевая группа». Например, боевая группа танкового полка может оставить два из трех своих тан­ковых батальонов и получить в дополнение механизированную пе­хотную роту от пехотного батальона, к которому прикреплены ее батальоны. Пехотная рота получит минометную секцию и секцию с орудием типа «Милан». Организованные таким образом роты и батальоны называются боевыми группами. Боевая группа может так­же получить в свое распоряжение батарею самоходных гаубиц и, как это было в Персидском заливе, инженерный батальон, а также раз­ные средства поддержки от бригады и дивизии.

В Персидском заливе было дислоцировано две британские разведывательные части: батальон «А» 7-й бронетанковой бригады Королевских драгун и дивизионная разведывательная часть 16-го/5-го Королевского уланского Ее Величества полка. Последний включал в себя штабной батальон и три разведывательных батальона, имеющих в со­ставе штабное, административное, три разведывательных подразделения (четыре единицы техники «Ятаган»), подразделение управляемого оружия (16 ПТУР «Бомбардир») и подразделе­ния материально-технического обеспечения (4 единицы «Спартанец»).

Вышеперечисленные разведывательные подразделения, а также разведывательные взводы и подразделения механизи­рованной пехоты и бронетанковых частей использовали два вида машин. «Скорпион» FV101 — гусеничная машина, осна­щенная 76-миллиметровым орудием L23A1, «Ятаган» FV107 оснащен тем же 30-миллиметровым орудием типа «Рарден», как и БМП «Ворриор». Оба типа машин используют один и тот же тип шасси, имеют экипаж из двух человек. Они снабжены зашитой от ядерно­го, химического и бактериологического оружия, прибором ночно­го видения с системой интенсификации изображения.

Подразделения Королевской артиллерии были оснащены оружи­ем, изготовленным почти исключительно в США. Большее количе­ство подразделений было сформировано из батарей, взятых из других полков. Каждая бронетанковая бригада включала в себя полк полевой артиллерии, имеющий в распоряжении двадцать четыре самоходные 155-мм гаубицы М109А2, а также противовоздушную ракетную ба­тарею, оснащенную тридцатью шестью единицами ПТУР «Джавелин», од­нако 26-й полк полевой артиллерии имел на вооружении только двенад­цать единиц М109А2 и двенадцать самоходных 203-мм гаубиц M110A1; 39-й тяжелый артиллерийский полк был оснащен двенадцатью мно­гоствольными пусковыми ракетными установками (МПРУ) М270 — это все, что имелось в распоряжении британской армии.

Полевые полки инженерных войск включали в себя два полевых эскадрона, хорошо оснащенных для прорыва заграждений, прохож­дения минных полей и уничтожения укреплений. Снаряжение вклю­чало в себя различные типы бронированных инженерных машин. Подразделения хорошо обучены саперному делу, могут при необхо­димости выступать в роли пехоты.

4-й полк Авиационного Корпуса сухопутных войск (АКСВ) имел в своем распоряжении 24 многоцелевых ударных вертолета вертолета «Линкс» («Рысь») АН.Мк.1, оснащенных шестью ПТУР с оптическим сле­жением, а также 24 АH.Mk.1 «Газель» бразильского производства.

В число грузовых вертолетов входили шестнадцать машин типа «Пума» 33-й и 230-й эскадрилий и один­надцать типа «Чинук» 17-й и 18-й эскадрилий. Данные силы были сведены в Объединенное подразделение вертолетной поддержки.

Части 1-й бронетанковой дивизии в значительной мере формировались как «сборная» из наиболее боеготовых подразделений Британской рейнской армии. В большей степени это касалось 4-й бригады. 7-я бригада выступала более подготовленной и единой частью, хотя и ее тоже пришлось усиливать дополнительными подразделениями.

1-я британская бронетанковая дивизия несла службу вместе с мор­ской пехотой США у Джубаила до начала января, когда ее передис­лоцировали в восточную провинцию Саудовской Аравии под руководством VII корпуса США.

Части спецназначения были представлены значительной частью 22-го полка САС, а также специальным ло­дочным эскадроном Королевских морских пехотинцев, прибывших в конце августа 1990. Как известно, британские офицеры принимали активное участие в строительстве кувейтской армии. Есть подозрения, что некоторые пред­ставители САС, принимавшие участие в деятельности Британской группы военной помощи и консультирования кувейт­ских войск, после иракского вторжения остались в стране с целью получения разведданных. Ос­тальная же часть САС развертывалась из Омана и с Кипра. Бойцы САС широко применяли пустынные патрульные машины «Лэнд Ровер» и легкие ударные машины «Лонглайн». За время боевых действий в Персидском заливе по крайней мере один спецназовец САС был убит и семь захвачены в плен.

Общие потери британских войск в ходе кампании составили 36 погибших и 43 раненых. Из них 9 были убиты и 13 ранены в результате огня сво­их войск.

ФРАНЦУЗСКИЕ ВОЙСКА

Франция командировала в регион около 12000 человек личного состава в ходе операции «Operation Daguet» («Кинжал»), поддержива­ющей операцию «Щит пустыни». Главнокомандующим французских войск был генерал-лейтенант Мишель Рокжофр, командующий си­лами быстрого реагирования.

Развертывание французских войск за границей в значительной степени ограничивается законом. Французская сухопутная армия представляет собой военные силы, состоящие из призывников. Призывники могут принимать участие в развертыва­нии войск за границей только с согласия Национального собрания. Поэтому подразделения сил быстрого реагирования включают в себя достаточные по численности части профессиональных военнослужащих для развертывания за границей. Призывники СБР могут участвовать в развертывании войск за гра­ницей, только если они подписывают договор; опыт, однако, пока­зывает, что так поступает большинство. К тому же призывники, не относящиеся к СБР, получают достаточно низкий уровень подготов­ки, в основном в пределах своей части. Что касается рекрутов СБР, они проходят серьезную подготовку, прежде чем быть приписанны­ми к действующим подразделениям.

Основной сухопутной воинской частью, принимавшей участие в операции «Кинжал», была 6-я легкая бронетанковая дивизия — 6 ЛБД, которую также называют “Division Daguet” — «Дивизия-кинжал», под командованием бригадного генерала Мускарда. Дивизия базируется в Ниме на Ривьере, это одна из пяти дивизий, входящих в состав СБР. Размер французских дивизий невелик по сравне­нию с их аналогами в НАТО, по размеру они соот­ветствуют усиленным бригадам, в большой степе­ни зависящим от частей поддержки на уровне кор­пуса. 6-я дивизия была развернута практически в полном составе, за исключением 68-го артиллерий­ского полка, но была усилена за счет других под­разделений СБР — в том числе, в нее вошло много подразделений 4-й аэромобильной (АМД) дивизии, а также элементы 11-й парашютной дивизии (ПД) и 9-й дивизии морской пехоты (ДМП).

Первые под­разделения прибыли в Янбу (Саудовская Аравия) в конце сентября 1990, хотя первый противотанковый батальон при­был еше в конце августа. Подкрепление прибыло в середине декаб­ря. Изначально 6-я ЛБД базировалась в Хафаре-аль-Батине, к юго-западу от пересечения границ Саудовской Аравии, Кувейта и Ира­ка, и до января работала с арабскими войсками. Затем дивизия была прикреплена к XVIII воздушно-десантному корпусу и усилена за счет 2-й бригады 82-й воздушно-десантной дивизии, после чего дивизия использовалась для прикрытия западного фланга сил коалиции, что главным образом было связано с защитой авиабазы Аль-Салман в центральной части Ирака.

За счет подкреплений численность 6-й ЛБД увеличилась до 11000 человек, плюс 3000 человек в войсках поддержки, что представляло собой значительную силу, хорошо соответствующую заданию обес­печения безопасности фланга. В число подразделений, первыми прибывших на место военных действий, входили:

  • 1-й полк спаги — разведыва­тельное подразделение 6-й ЛБД.
  • 1-й кавалерийский полк Иностранного легиона — разведывательное подразделение 6-й ЛБД.
  • 2-й пехотный полк Иностранного легиона — механизированная пехота, 6-я ЛБД.
  • 2-й полк морской пехоты — механизированная пехота, 9-я ДМП.
  • 3-й полк морской пехоты — механизированная пехота, 9-я ДМП.
  • 13-й парашютный полк (частично) – подразделений 1-й армии.
  • 1-й парашютный полк морской пехоты (частично) — подразделение специального назначения, 11-я ПД.
  • 11-й артиллерийский полк морс­кой пехоты (155-мм орудия) — 9-я ДМП.
  • 35-й парашютный артиллерийс­кий полк, только противовоздушная батарея (противовоз­душные ракеты «Мистраль»), 11-я ПД.
  • 6-й инженерный полк Иностран­ного легиона, 6-я ЛБД.
  • 1-й боевой вертолетный полк (противотанковые вертолеты), 4-я АМД.
  • 3-й боевой вертолетный полк (противотанковые вертолеты), 4-я АМД.
  • 17-й командно-вспомогательный полк — подразделение осуществляло основную часть материально-технического обеспечения французской группировки.
  • 6-й командно-вспомогательный полк – осуществлял материально-техническое обеспе­чение 6-й ЛБД.
  • Группа воздушной доставки.
  • Подразделения военной полиции.

Подкрепление, прибывшее в декабре, включало в себя роты/эскадроны, отделенные от собственных полков:

  • 1-й парашютный гусарский полк, два эскадрона — легкое разведывательное подразделение, 11-я ПД.
  • Морской пехотно-танковый полк, два эскадрона — разведывательное подразделе­ние, 9-я ДМП.
  • 1-й пехотный полк, две роты — аэромобильное пехотное/противотанковое подразделение, 4-я АМД.
  • 21-й полк морской пехоты, две роты — механизированная пехота, 6-я ЛБД.
  • 4-й драгунский полк — пол­ное танковое подразделение, 10-я бронетанковая дивизия.
  • 17-й парашютно-инженерный полк, две роты — военные инженеры, 11-я ПД.
  • 28-й полк связи, две роты по ведению боевых действий с применением радиотехничес­ких средств, СБР.

Французские полки по размеру соответствуют батальону, незави­симо от того, к какому типу войск или службе они относятся. Бое­вые полки состоят из штабной, командной и вспомога­тельной роты/эскадронаи, обычно, из четырех боевых рот/эскадронов, разбитых на три-пять взводов (sections). Бронетанковые, кавалерийские и воздушно-десан­тные подразделения, соответствующие по размеру роте, называются эскадронами.

Разведывательные полки (1-й полк спаги и 1-й кавполк Иностранного Легиона) представляют со­бой многофункциональные полки, способные выполнять наступа­тельные операции и хорошо оснашенные для противотанковых опе­раций, обладающие относительно большой огневой мощью и высокой маневренностью. Фактически они выполняют функцию защиты французских легких бронетанковых дивизий и других легких подразделений. Эти подразделения включают в себя 3 разведывательных и противотанковый батальоны.

Разведывательный батальон располагает 12 бронетранспортера­ми AMX-10RC (по три в каждом из четырех взводов) и БТР VAB в штабном эскадроне. Противотанковый батальон оснащен 12 проти­вотанковыми машинами VCAC/HOT «Мефисто». AMX-10RC — это плавающая машина с колесной формулой 6×6, вооруженная 105-миллиметровым орудием. Она оснащена лазерным дальномером и низкоуровневой системой ночного виде­ния и прицеливания, кроме того, она обладает целым рядом других устройств, повышающих точность ведения огня. Машина обладает защитой от ядерного, химического и бактериологического оружия. VCAC/HOT — это противотанковая версия БТР VAB 4×4, оснащенная четырьмя ПТУР типа «ХОТ-2».

Два разведывательных батальона 1-го парашютного гусарского полка оснащены брониро­ванными машинами «Панард» ERC-90.

Каждый из четырех взводов батальона имеет в распо­ряжении 3 таких машины. Эта машина снабжена 90-мм орудием.

По конструкции она напоминает AMX-10RC, однако не имеет таких особенностей, как защита от ядерного, химического и бактериологического оружия.

Каждый взвод имеет в распоряжении грузовик «Пежо» Р4 (4×4), транспортирующий расчет ПТУР «Милан».

Пехотные полки были сформированы каждый в соответствии со своей миссией.

2-й пехотный полк Иностранного Легиона (2-й ППИЛ) включает в себя командную роту, роту материального обеспечения и 4 роты механизированной пехоты, каждая из которых имеет штабной взвод (два БТР типа VAB), три пехотных взвода (три VAB), противотанковый взвод (один VAB, две группы ПТУР «Милан»), противовоздушный взвод (два 50-мм зенитных орудия 53Т2 на базе бронетранспортеров VAB), минометный взвод (два 81-мм миномета МО-81-61С, два VTM). 2-й ППИЛ также имел в распоряжении двенадцать 120-миллиметровых минометов MO-120-RT-61.

2-й и 3-й полки морской пехоты (ПМП) являются войска­ми сухопутной армии, а не морской пехотой в привычном смысле слова, так как до переименования они были подразделениями Ко­лониальной армии. ПМП включает в себя командную и вспомога­тельную роты, роту тяжелого оружия (разведывательный, противо­танковый и минометный взводы), а также 4 пехотных роты. Роты морской пехоты схожи с аналогичными подразделениями Иностранного Легиона, также включают три пехотных взвода на БТР типа VAB, но в их состав входит только взвод тяжелого оружия, имеющий на вооружении два 81-мм миномета МО-81-61С, два 50-мм зенитных орудия 53Т2 и четыре БТР типа VAB.

Пехотные взводы прочих механизированных полков формирова­лись приблизительно по такому же принципу. В состав пехотных от­делений входят 10 человек, вооруженных 5,56-мм штурмовыми винтовками FAMAS, 7,5-мм снайперс­кими винтовками FR-F1, 7,62-мм ручными пулеме­тами АА52 и 89-мм противотанковыми ракетными установками LARCF1.

4-й драгунский полк — танковый полк, приписанный к 10-й бронетанко­вой дивизии. Это подразделение, не относящееся к СБР, но укомплектованное на профессиональной основе и допускаемое к развертыва­нию за границей. В распоряжении полка имеется 44 танка АМХ-30В2 – четыре эскадрона по четыре взвода. Взвод состоит из трех танков.

Танк АМХ-30В2, который яв­ляется модернизированной версией модели АМХ-З0B, уже к началу 90-х годов прошлого века считался устаревшим. Однако, поскольку новейшие танки AMX-40 «Леклерк» еще не были приняты на вооружение, пришлось удовольствоваться этими машинами. Все же они превосходили большинство иракских танков.

Французские войска всегда характеризовались небольшой до­лей артиллерийских подразделений, и 6-я ЛБД — не исключение, поэтому к ней были прикреплены части 18-й артиллерийской бри­гады США. 11-й артполк морской пехоты включал три батареи из ения. Орудия связаны системой управления ог­нем «Аттила» и иншести 155-мм TR-F1. Для транспортировки этого вида оружия использовались грузовики «Рено», однако у него есть и собственный вспомогательный мотор, дающий возможность ог­раниченного движерционной системой навигации, которые в сочетании с механическим заряжающим устройством (первые три снаряда выстреливаются за 15 секунд) позволяют обеспечивать быструю огневую поддержку. 35-й парашютный артиллерийский полк имеет на вооружении 105-мм гаубицы и 120-мм минометы, но в развертыва­нии войск участвовала только противовоздушная батарея этого пол­ка с переносными ракетами типа «Матра Мистраль». 11-й АПМП также развертывал свою батарею «Мистраль». Оба подразделения были усилены ракетными комплексами «Стингер» производства США.

6-й инженерный полк Иностранного легиона осуществлял непосредственное инженерное обеспечение боевых действий 6-й ЛБД посредством четырех механизированных инженерных рот, подкрепленных за счет двух рот 17-го инженерно-парашютного полка.

Два боевых вертолетных полка были усилены подразделениями 5-го БВП. Наибольшее число вертолетов Легкой авиации сухопут­ной армии составили машины типа «Газель», представленные двумя моделями — SA-342, оборудованные четырьмя ПТУР типа «ХОТ», и SA-341, обору­дованные 20-мм орудием. «Пума» SA-330, используе­мый в качестве разведывательной машины, также оснащен 20-мм орудием. В составе обоих БВП имелись как «Газели», так и «Пумы».

За время боевых действий погибло трое военнослужащих французской армии.

ВОЙСКА АРАБСКОЙ ЛИГИ

Совет по сотрудничеству стран Персидского залива (СССПЗ) был создан в 1981 Бахрейном, Кувейтом, Оманом, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами, чтобы объединить обо­ронительные усилия этих стран перед лицом опасности, главным образом со стороны Ирана. Одной из операций, проведенных по инициативе СССПЗ, было возглавленное Саудовской Аравией быс­трое развертывание войск «Щит Полуострова» численностью 20000 человек, базирующихся в Хафр-аль-Батине (Саудовская Аравия), в котором приняли участие все остальные члены организации. В Араб­ской Лиге, в которую входили все страны — члены СССПЗ и еще 21 страна арабского мира, наметился раскол по этому вопросу, но 14 ее членов проголосовали против того, чтобы признать легитимным при­соединение Ираком Кувейта, и эти страны присоединились к анти­иракской коалиции.

Северная группа объединенных войск Арабской лиги (СГОВ) достигала размера корпуса. На ее вооружении состояла техника производства, главным образом, СССР. Номинально команду­ющим военными действиями всех иностранных войск в регионе был генерал-лейтенант принц Халед бин Султан (сын министра оборо­ны Саудовской Аравии).

Хотя в целом потери арабской коалиции не были тяжелыми, сре­ди убитых было 44 военнослужащих армии Саудовской Аравии и 56 представителей других стран арабской коалиции, большинство ко­торых составляли военнослужащие сил Египта и ОАЭ. Потери кувейтских войск во время освобождения страны были незначительными.

Саудовская Аравия

Королевство Саудовская Аравия, будучи лидером государств-чле­нов Арабской Лиги, противостоявших Ираку, играло решающую роль в войне в Персидском заливе. Помимо функции снабжения войск коалиции водой, топливом, базовым оборудованием и предоставления широкого спектра услуг, воору­женные силы Королевства приняли на себя обязанности лидера в группиров­ке «Щит аравийского полуострова», в которую входили арабские подразделе­ния коалиции. Саудовская Аравия, как лидер СССПЗ, обратилась к США и другим западным странам с просьбой начать интервенцию в Ирак в ответ на захват Кувейта.

Хорошо оснащенные и обученные Королевские Сухопутные войска Саудовской Аравии (КСВ СА) представляли собой сухопутную армию численностью приблизительно 38000 человек. Была начата мобилизация, но КСВ СА в основном состояли из добровольцев, подписавших кон­тракт на 3 года, возглавляемых профессиональным офицерским кор­пусом.

Единственным опытом боевых действий КСВ СА было участие ограниченного контингента в вооруженных конфликтах 1967 и 1973 годов с Израилем. После вторжения в Кувейт были задействованы резерв­ные войска, и началась ограниченная мобилизация. Основу КСВ СА составляют две бронетанковые бригады — 4-я бригадная группа ко­роля Фаада, получавшая снаряжение и подготовку в США, и 12-я бригадная группа Халида бин Валида. получавшая снаряжение и подготовку во Франции. Обе бригадные группы базируются в Табу-ке, где располагается школа бронетанковых и военно-воздушных войск. Кроме указанных частей КСВ СА включает в себя 8-ю и 12-ю механизированные бригады.

Бронетанковые и механизированные бригады имеют в распоря­жении 258 танков М60АЗ производства США и 290 танков AMX-30Sпроизводства Франции, а также более 800 БТР М113А1 и их вариа­ций, 350 гусеничных БМП АМХ-1-Р и 130 французских БТР «Панард» МЗ 4×4. Разведывательные роты бригад оснащены 200 разве­дывательными машинами AML-60 и AML-90 «Панард» 4×4, обору­дованными 60-мм минометами и 90-мм орудиями соответственно.

Бронетанковые и механизированные бригады достаточ­но велики, в состав бронетанковой бригадной группы входят три танковых полка (они называются батальонами, но их взводы по численности равны ротам в армиях большинства стран) и полк механи­зированной пехоты. Механизированная бригада, наоборот, состоит из трех механизированных пехотных полков и одного танкового. В состав бригад также входят ба­тальоны самоходной артиллерии, ПТУР, военно-инженерные, инженер­но-электрические и инженерно-механические, транспортные и медицинс­кие батальоны, батальоны материаль­но-технического обеспечения, а также разведывательные, связные, артиллерийско-технические роты и роты воен­ной полиции.

Части специального назначения включают в себя воздушно-десантную бригаду с двумя десантными батальонами и тремя ротами спе­циального назначения, плюс трехбатальонный полк Королевской гвардии. В состав военно-морских сил входит полк морской пехоты, состоящий из трех батальонов (1200 человек), имеющий в распоря­жении плавающие БМП BMR-600P испанского производства.

Помимо артиллерийских батальонов, приписанных к бригадам, в состав КСВ СА также входят 5 независимых батальонов, имеющих на вооружении более 500 единиц современной артиллерии. Бронетанковые и механизированные бригады оснащены более, чем 200 155-мм самоходными гаубицами М109А1 производства США.

Имеется также ряд других видов 155-миллимет­рового оружия, в том числе гаубицы на механической тяге М198 (США) и FH-70 (Великобритания), а также самоходные орудия GCT (Франция). Кроме этого, на вооружении имеются около 100 105-мил­лиметровых гаубиц М101 и М102 (США), а в десантных бригадах — 105-миллиметровые гаубицы М56 (Италия).

В Саудовскую Аравию также были доставлены несколько установок залпового огня «Астрос» производства Бразилии, которые изначально были заказаны Ираком.

Большинство современных противовоздушных ракетных и ствольных орудий распределены по 33-м батареям, входящим в со­став противовоздушных военных сил (ПВВС). Среди оружия, поставляемого Францией, были ра­кетные установки «Шаин» (6 ракет на шасси АМХ-30), «Кротейл» P4R (4 ракеты на машине 4×4), спаренные 30-мм самоход­ные орудия AMX-30SA. Среди оружия, поставляемого США, — модернизированные ракеты «Ястреб» и 20-мм самоходные «Вул­кан» М163. Наряду с более старыми моделями противовоздушных орудий КСВ СА используются ручные ракеты «Редай» и «Стингер».

Национальная гвардия — это от­дельная организация в рамках КСВ СА, с середины 1970-х годов прохо­дившая обучение в корпусе Винелл, США. В нее входит 10000 человек регулярных войск, поддерживаемых войсками запаса и 26000 нерегуляр­ных войск, состоящих из бедуинов. Регулярные войска подразделяются на восемь смешанных механи­зированных стрелковых и шестнадцать пехотных батальонов, входя­щих в состав двух бригад механизированной пехоты (четыре баталь­она в каждой) и четыре пехотных бригады по четыре батальона. Не­регулярные войска составляют около двадцати батальонов легкой пехоты, идеальных для разведывательных действий на дальних пограничных территориях. Механизированные подразделения исполь­зуют 240 БТР V-150 «Коммандо» и 105-миллиметровые гаубицы М102.

Вооружение пехоты включает в себя австрийские 5,56-миллимет­ровые винтовки AUG и автоматы AUG/HRAR, немецкие 5,56-мм винтовки Н&К G-33E и 9-мм пистолеты-пулеметы Н&К МР5. Также используются более старые модели ору­жия, такие как бельгийские 7,62-мм винтовки FAL и итальянские 9-мм пистолеты-пулеметы «Беретта». Сре­ди используемых минометов — 81-мм М29 (США), L16F1 (Великобритания) и 4,2-дюймовые М30 (США). Противотанковые средства включают 84-мм гранатомет «Карл Густав», ПТУР «TОУ», «Дракон», «ХОТ».

4-я бронетанковая и 20-я механизированная бригады вместе с двумя бригадами кувейтской армии составили дивизию Халида, которая сражалась в составе СГОВ, вместе с еги­петскими и сирийскими дивизиями. Другие бригады Саудовской Ара­вии участвовали в действиях Восточ­ной группы объединенных войск (ВГОВ) на побережье вместе с бригадой Катари.

Кувейт

Государство Кувейт ежегодно вкладывает почти 1,5 миллиарда долларов США в свою оборону — достаточно крупная сумма для та­кой маленькой страны, даже принимая во внимание значительный уровень ВНП, подкрепляемый нефтяной отраслью. Хорошо осна­щенная армия Кувейта и имеющиеся в его распоряжении современные средства разведки не смогли предотвратить или даже предусмот­реть вторжение Ирака. Помощь, которую Кувейт оказывал Ираку во время Ирано-иракской войны из опасения, что Иран может одер­жать победу, создав тем самым угрозу границам эмирата, также не смогла удержать Ирак от агрессии.

Незадолго до иракского вторжения армия Кувейта состояла из одной механизированной пехотной и двух бронетанковых бригад, поддерживаемых артиллерийской бригадой. Призывные части числен­ностью 16000 человек возглавлял профессиональный британский офицерский корпус. В состав армии Кувейта также входила неболь­шая Национальная гвардия, включающая эмирскую (дворцовую) и пограничную гвардию, оснащенную бронированными машинами V-150 и V-300 (США), а также Национальную полицию численностью 18000 человек. В состав ВМФ входили два батальона морских де­сантников.

Пять танковых полков (размер соответствует батальону) были ос­нащены 143 танками Мк5/2К «Чифтен» (Великобритания) и 70 Мк1 «Викер» с 120-мм и 105-мм орудиями соответственно. Шесть полков механизированной пехоты (размер со­ответствует батальону) имели в распоряжении 231 БТР M113 (США) и 130 БТР «Сарацин» FV603 6×6 (Великобритания).

В бригадных противотанковых ротах имелись около 56 БМП М901 на основе M113. Бригадные разведывательные эскадроны имели в распоряжении 100 бронированных машин FV601 Мк2 6×6 «Саладин» и несколько раз­ведывательных машин «Феррет» старого образца.

Кувейт располагал современными артиллерийскими частями, оснащенным 80 155-мм самоходными га­убицами АМХ MkF3 и восемнадцатью М109А1В (Франция), распределенными по три батальона в каждой бронетанковой и механизи­рованной бригаде. Оставшиеся части входили в состав многобаталь­онного самоходного полка артиллерийской бригады. Противовоздушная защи­та осуществлялась модернизированными ракетами класса «земля — воздух» «Хаук» и советскими СА-6, СА-7 и СА-8. Незадолго до втор­жения Кувейт намеревался закупить более современные советские системы «земля — воздух», однако договор о закупке был расторг­нут, в связи с неудовлетворительными результатами применения советских ракет «зем­ля-воздух» в Ираке.

Стрелковое оружие преимущественно поставлялось из Велико­британии, в том числе 7,62-мм винтовки L1F1, 9-мм пистолеты-пулеметы «Стерлинг» и 7,62-мм универсальные пулеметы L7A2. Это, а также американское оружие использовалось вооруженными сила­ми Кувейта. В число используемых ПТУР входили американские «ТОУ», французские «ХОТ» и 84-мм гранатометы «Карл Густав».

Части, укрывшиеся за границей, представляли собой жалкие остатки вооруженных сил Кувейта. Снача­ла оставшиеся войска численностью около 5000 человек были сформированы в две неполные бригады. 35-я бронетанковая бригада «Шид» («Мученик») была сформирована из 30-40 оставшихся танков «Чифтен» и «Викер» и нескольких БМП. Артил­лерии в ней практически не было. По всей видимости, затем не­сколько оставшихся «Викеров» были списаны и заменены постав­ляемыми из Великобритании «Чифтен», в результате чего общее количество танков составило около восьмидесяти.

В 1989 Кувейт закупил около 200 танков М-84 у Югославии — это модернизи­рованная модель танка Т-72М, сделанная по советской лицензии. Кувейт также заказал в СССР 245 БМП-2, но только некоторые из них успели прибыть по назначению. По счастливой случай­ности, восемьдесят М-84 были уже готовы к доставке, и их пере­везли в Саудовскую Аравию. Группы консультантов быстро обу­чили экипажи, и новые танки присоединились к танковым полкам.

Эскадроны полков состояли из десяти машин, объединенных в смешанные группы из М-84 и «Чифтен». Кроме этого, со складов США и КСВСА были получены БТР М113 и вспомогатель­ные транспортные средства. Были сформированы новые бригады, причем их номера и названия в разных источниках расходятся. Наи­более известной из них была бригада «Аль Фата» («Освобождение»), легкая моторизованная пехотная часть. Кроме того, из Кувейта уда­лось вывести около 20 вертолетов SA-332K и 342К «Газель ХОТ», вооруженных ПТУР, а также 10 единиц «Пума» SA-330K, и из них было сформировано еще одно подразделение.

В сентябре ЧСН США начали подготовку первой из пяти легких пехотных бригад Кувейта, в число которых входили «Шахид», «Аль-Тахрир», «Хак» и «Хубид». Это были бригады, сформированные из более чем 7000 беженцев-добровольцев и студентов, вернувшихся из-за границы, и подкрепленные кадрами кувейтской армии.

В США в форте Дике, Нью-Джерси, началась подготовка 262 кувейтских сту­дентов, которые должны были занять командные позиции в этих ча­стях и выполнять функции переводчиков вооруженных сил США. Эти бригады принимали участие в обеспечении безопасности тыла и в освобождении Кувейта и других территорий. Одна из них, «Бри­гада независимости», проследовала в столицу за дивизией «Халид» на фургонах, оборудованных пулеметами и грузовиках. Воору­женные силы США также проводили обучение двух регуляр­ных бригад навыкам саперного дела и ведения боя на ули­цах города.

Египет

Из арабских стран Египет предоставил самый крупный после Саудовской Аравии военный контингент, тем самым укрепив решимость Арабской Лиги и значительно усилив войска коалиции. Решение Египта встретило широкое одобрение на Западе, однако в некоторых частях самой страны оно вызвало громкий протест, хотя большинство жителей страны его поддер­жали. После целой серии кровопролитных войн с Израилем еги­петская армия не участвовала в вооруженных конфликтах с 1973 г., однако некоторые офицеры высшего командного состава имели опыт участия в боях. Египетские солдаты были хорошо обучены и экипированы, во подразделениями командовали профессиональные офи­церы.

Египет развернул две из своих двенадцати дивизий, первая диви­зия прибыла на место боевых действий в конце сентября — начале октября. Это была 3-я механизированная дивизия (иногда ошибочно называемая 7-й), усиленная подразделениями химзащиты и десантными. За ней в декабре последовала 4-я бронетанковая дивизия. В общей сложности, в Саудовской Аравии были развернуты египетские войска численностью 36000 человек; еще 2500 человек в составе вспомогательных войск были развернуты в ОАЭ. Большая часть была переве­зена в Саудовскую Аравию на египетских С-130, военная техника была доставлена через Красное море в порт Саудовской Аравии Янбу. Войска находились в подчинении СГОВ, на уровне корпуса роль ко­мандующего выполнял генерал-майор Мохаммед Атиа Халаби.

3-я механизированная дивизия состояла из 8-й танковой, 11-й и 12-й механизированных бригад, в состав 4-й бронетанковой ди­визии входили 6-я механизированная, 2-я и 3-я танковые брига­ды. Обе дивизии сражались в войне 1973 года против Израиля. В их со­став входили полк самоходной артиллерии, разведывательный, про­тивотанковый, противовоздушный и инженерный батальоны, а также подразделения материально-технического обеспечения. Хотя египетские войска главным образом используют советскую броне­технику, эти две дивизии были полностью оснащены американс­кими танками М60АЗ и БТР Ml13A2; в 3-й механизированной дивизии имелось около двухсот М60АЗ, в 4-й — около двухсот пятидесяти, в каждой из дивизий было приблизительно триста M113 и несколько БМП М901. Также использовались две модели бронетранспортеров со средствами огневой поддержки. Минометный транспортер М106А2 был модифицирован в соответствии с разработанным в СССР и произведенным в Египте 120-мм М1943. Бронетранспортеры M113A2 также были модифицированы с помощью разработанной во Франции башни, оснащенной разработанным в СССР и изготовленным в Египте 23-мил­лиметровым двуствольным противовоздушным орудием ZU-23M и четырьмя противовоздушными ракетами «Сакр Ай» («Соколиный глаз» — разра­ботанная в Египте модификация советского СА-7).

Обе дивизии были оснащены американскими самоходны­ми гаубицами М109А2. В начале 1980-х годов инженеры Египта скопировали советскую 122-мм гауби­цу Д-30 и китайскую 130-мм пушку Тип 59-1 (которая сама была скопирована с советской М-46). Оба эти вида буксируе­мых орудий, известных как D-30M и М59-1М соответственно, были поставлены на вооружение недивизионных артиллерийских подраз­делений. При этом второе являлось довольно эффективным сред­ством подавления артиллерии противника.

Данные о предоставленных Египтом войсках специального назна­чения неточны. В разных источниках их описывают как войска спе­циального назначения, парашютно-десантные и диверсионно-десантные войска. В состав египетской армии входит множество по­добных подразделений. Вероятно, в боевых действиях принимала участие 5-я парашютная бригада, усиленная за счет диверсионно-десантной группы из четырех батальонов общей числен­ностью 1000 человек, известная под названием «Ас-Сайка». Они ис­пользовались для прикрытия западного фланга СГОВ.

В египетской армии использовалось стрелковое оружие советской разработки: автоматы АКМ и АКМС, ручные пулеметы РПД и пулеметы крупнокалиберные СГМ, гранатометы РПГ-7. В Египте производились модифицированные 9-мм пистолеты Токарева ТТ-33, так называемые «Токегипет». Американские пулеме­ты М2 устанавливались на бронетранспортры M113 и М60АЗ. Французские ПТУР «Ми­лан» использовались наряду с «ТОУ», «ХОТ» и некоторыми более старыми советскими моделями.

Сирия

В то время как умеренное участие Египта в войне в Персидском заливе было естественным, для большинства обозревателей стало полной неожиданностью решение бескомпромиссного сирийского правительства начать сотрудничество с давними врагами Сирии, США и Великобританией. Внутри страны начались бурные демон­страции протеста, которые были жестоко подавлены.

Первое подразделение численностью более 1000 человек прибы­ло в конце августа, в это же время через Суэцкий канал и Красное море была доставлена сирийская тяжелая военная техника. Как и Египет, Сирия долгое время участвовала в вооруженном конфликте с Израилем, последний раз ее войска вели боевые действия в 1982 году, последующий опыт участия в боевых действиях был получен во вре­мя продолжающегося конфликта в Ливане.

Будучи оснащенной практически полностью советским оружием, организованная по об­разцу Советской Армии и созданная в условиях тоталитарного государства, сирийская армия больше напоминала армию Ирака, чем коалиционные войска. В общей сложности Сирия командировала и поместила под командование союзников 19000 человек, еще свыше 50000 человек были размещены рядом с сирийско-иракской грани­цей.

Часть этих войск, численностью около 15000 человек, входили в 9-ю бронетанковую дивизию, сражав­шиеся в войне 1973 г. Во время «Бури в пустыне» эта дивизия не участвовала в боях на передовой, поскольку не располагала современной техникой. В основном она была оснащена устаревшими танками и небольшим количеством Т-72, которых в Сирии имелось около 1100. Сирийские дивизии подразделялись на четыре боевых бригады, одна из которых формировалась из военнослужа­щих кадрового состава. 4-я танковая бригада 9-й дивизии была не­полной. Также в состав 9-й дивизии входили 43-я механи­зированная, 52-я и 53-я танковые бригады.

Общее количество танков в дивизии превышало 250 но, как уже говорилось, в основном это были старые танки Т-55 и Т-62К/М большинство из ее семи танковых батальонов имели в распоряжении советские танки. Только в одном или двух батальонах имелись Т-72. В пяти меха­низированных батальонах имелись БМП-1 и вспомогательные мо­дели БТР-60. В состав дивизии также входил артиллерийский полк и небольшие противовоздушные полки, инженерный и сиг­нальный батальоны, транспортная, санитарная рота и рота проти­вохимической защиты.

В распоряжении артиллерийских подразделений имеются 122-мм самоходные гаубицы Д-30, противовоздушных – зенитные орудия СА-8 и СА-9, разведыватель­ная рота оснащена машинами БРДМ-2. Стрелковое оружие сирий­ской армии и другое оружие пехоты практически не отличается от оружия египетской армии.

Cирийское подразделение специального назначения официально называлось 4-й парашютно-десантной группировкой («Фаудж»). В нее входи­ли три небольших по численности батальона. По традиции в их состав включались только солдаты, принадлежащие к секте «Алавит», чтобы обеспечить верность этих войск правящему режиму. Не весь их личный состав получил соответствующую подготовку для участия в десантных операциях. Многие бойцы, однако, участвовали в боевых действиях в Ливане, и обладали огромным опытом участия в боевых действиях в пустыне. Это подразделение, состоящее из 600 человек, базировалось в ОАЭ.

Силы коалиции, и прежде всего США, подозрительно относились к участию Сирии в операции. Сирии неохотно предоставляли раз­ведданные, за ее действиями осуществлялось пристальное наблюде­ние. Сначала сирийская дивизия использовалась в качестве прикры­тия СГОВ. 5 февраля она вступила в короткое столкновение с войс­ками Ирака. Непосредственно перед началом наземных военных действий 9-я бронетанковая дивизия была отведена назад. Подраз­деления армий Кувейта и Саудовской Аравии и две египетские ди­визии начали наступление СГОВ через границу, а сирийские войска были оставлены в резервном корпусе.

Ко времени начала наземных военных действий коалиционные арабские войска были организованы в две группы объединенных войск, восточную и северную. СГОВ, размещенная между XVIII воздушно-десантным корпусом США и 1-й ЭДМП, состояла из 3-й и 4-й бронетанковой дивизий Египта, 9-й сирийской бронетанковой ди­визии, подразделений специального назначения обеих стран, 4-й бронетанковой и 20-й механизированной пехотной бригад Саудов­ской Аравии и кувейтских бригада «Шахид» и «Аль-Тарир».

ВГОВ, дислоцированная на побережье, состояла из трех группиро­вок специального назначения:

  • «Омар»: 10-я механизированная пехотная бригада Саудовс­кой Аравии, моторизированная пехотная бригада ОАЭ, моторизован­ный пехотный батальон 6-го Королевского Марокканского полка.
  • «Отман»: 8-я механизированная пехотная бригада Саудовской Аравии, кувейтская бригада «Аль-Фата», пехотная рота Бахрейна.
  • «Абу Бакр»: 2-я моторизованная пехотная бригада Националь­ной гвардии Саудовской Аравии, механизированный батальон Ка­тара с французской техникой.

Другие войска СССПЗ и Арабской коалиции, численностью около 40000 человек, выполняли задания по обеспечению безопасности тыловых территорий или состояли в резерве.

Армия Ирака

В то время как многонациональные войска спешно подтягива­лись в район Персидского залива, американские войска начати раз­вертывание в твердой уверенности, что вооруженные войска Ирака были организованы и строили свою тактику по советскому образцу. Это ошибочное мнение было главным образом основано на кажущемся преобладании советского вооружения и присутствии сопро­вождающих это оружие консультантов и специалистов. Этот миф поддерживался также историями о массовых артиллерийских атаках и танковых сражениях, имевших место во время войны Ирана и Ира­ка, что делало теорию «клона советской армии» еще более правдо­подобной.

Первым сюрпризом, ожидавшим американские войска, было огромное разнообразие и обилие несоветской техники, имевшейся у иракской армии. Вторым сюрпризом стало то, что большинство иракских войск было оснащено многими типами оружия и авиации, имеющимися у войск коалиции: таким образом, войска по обе сто­роны линии фронта часто использовали одинаковые виды оружия, изготовленные в Бразилии, Великобритании, Китае, Франции, ЮАР, СССР и др.

Результатом этого при ведении как наземных боевых действий, так и воздушных атак стали затруднения с определением вида бое­вой техники и началом атаки. Дополнительные трудности возникли после развертывания перед войсками США в охраняемой зоне огра­ниченного контингента стран арабской коалиции, экипированного так же, как и иракские войска. Возникли также опасения, что по военной технике незнакомого вида будет открываться огонь, даже если она принадлежит не армии Ирака, а силам коалиции. Склады­валась ситуация, ведущая к множеству ошибочных столкновений, и опасения оказались вполне обоснованными.

Иракская армия была к тому времени четвертой по величине в мире. В ее состав входило 955000 человек регулярных войск и 480000 человек в резервном корпусе (хотя эти цифры в разных источниках варьируются). Она обладала огромным опытом ведения боевых действий и была хорошо оснащена. Од­нако эта армия имела и ряд серьезных недостат­ков.

Техника и вооружение

Бронетанковые, механизирован­ные, артиллерийские и воздушные силы Ирака имели в своем распоряжении широкую номенклатуру вооружения. Ираку уда­лось упростить задачу материально-технического обеспечения и своевре­менного снабжения запасными час­тями своих войск, прежде всего, путем концентрации транспортных средств и оружия одного типа в одних и тех же бригадах и подразделениях. Несмотря на это, в армии все же возникал дефи­цит некоторых деталей, в особеннос­ти для микроэлектроники и авиационной радиоэлектроники. Про­мышленный сектор Ирака до начала войны продемонстрировал свою способность не только выпускать необходимые запасные части, но и производить компоненты оружия, вносить улучшения в конструк­цию оружия и даже конструировать новые системы (обычно на ос­нове уже существующих).

Однако в частях иракской армии нередко приходилось ремонти­ровать машины с помощью частей, снятых с других машин. Хотя в иракской армии использовались многие виды модифицированного и разработанного в самой стране оружия, это было скорее исключе­нием, чем правилом.

Хотя большая часть военной техники Ирака была произведена еше в 1960 — 1970-е годы и считалась уступающей западной технике по своим характеристикам, многие командующие коалиционных сил недооценивали ее возможности. Большинство видов техники были модернизированы, и, кроме того, само количество единиц некото­рых видов техники компенсировало ее недостатки, по крайней мере, по некоторым оценкам. По имевшимся у коалиции данным, коман­дование армией на всех уровнях осуществляли опытные кадры, хотя и эти сведения впоследствии оказались несколько преувеличенными.

Бронетанковые войска Ирака, в состав которых входили около 5500 танков, вызывали опасения у любого противника. Большинство танков составляли 3600 советских Т-54/55, оснащенных 100-мм орудиями. В число этих танков входили несколько сотен их китайских копий — танков Тип 59 и 69-1, а также похожая мо­дель – румынский ТР-77. Т-54 и Т-55 были приписаны к некоторым бронетанковым и механизированным бригадам, а также, в неболь­ших количествах, к пехотным дивизиям.

Второй по численности мо­делью был советский Т-62 (их насчитывалось около 1200) с 115-мм орудием. Эти танки входили в состав более половины танковых батальонов бронетанковых и механизированных дивизий. Танки Т-72 (численностью более 500 единиц) со 125-мм орудием были единственной современной моделью основного бо­евого танка, имевшейся в распоряжении иракской армии.

Использовались три варианта этой модели: ранние Т-72Б произ­водства СССР, улучшенная версия Т-72Г производства Польши и Чехо­словакии, и еще более модернизированная модель Т-72М1, известная как «Ассад Бабил» (Вавилонский лев), которая собиралась в Ираке из совет­ских и иракских деталей. Эти танки использовались в бронетанко­вых и механизированных бригадах Республиканской гвардии (РГ).

Кроме того, в армии Ирака имелось незначительное количество танков других моделей, в том числе, МкЗ/ЗР и Мк5/ЗР «Чифтен» (Великобритания) (200—300 таких танков были захвачены у Ирана) и около ста советских ПТ-76. Воз­можно, Ирак использовал также танки «Чифтен», захваченные в Кувейте.

Механизированные и бронетанковые дивизии Ирака были осна­щены разными типами БТР общей численностью около 8000 штук. Большинство из них — старые модели советских гусеничных БТР-50ПК, БТР-60ПВ, БТР-152. Кроме того, использовались чехословацкие ОТ-62Б (аналогичные БТР-50) и ОТ-64С 8×8. В состав подразделений РГ входило около тысячи советских БМП-1 и БМП-2. Также использовались различные модели советских команд­ных бронетранспортеров. Бригада морской пехоты РГ, принимавшая участие в захвате Кувейта, была оснащена бразильскими плавучими БТР ENGESAЕЕ-11 «Юруту».

Кроме этого, в иракской армии была странная смесь других видов БТР, зачастую полученных через тре­тьи руки в ходе ирано-иракской войны. Среди них были китайский гусеничный YW531, венгерский PShZ-IV, француз­ский АМХ-10Р «Панард» МЗ, итальянский «Фиат-Ото Мелара» 6614 4×4 и югославский гусеничный М-60Р. Некото­рые из этих моделей использовались в качестве разведывательных ма­шин, а не БТР. Другие использовались в разведывательных подразделениях дивизий и корпусов, в том числе бразильский ENGESAEE-9, французский AML-90 и AML60-7 «Панард», а также большое количество советских БРДМ-1 и -2.

Практически все эти БТР и разведывательные машины были оснащены разными ком­бинациями пулеметов, хотя на БМП-1 и БМП-2 были установлены 73-мм и 30-мм пушки. Другие легкие бронированные машины были захвачены в Кувейте. Среди них были 130 БТР «Сарацин» (Великобритания) и 230 БТР М113 (США). В Кувейте также были захвачены некоторые из БМП М901 производства США.

Противотанковые батальоны корпусов и дивизий имели в распоряжении колесные машины, оснащенные ПТУР. Наиболее многочисленными были советские БРДМ-1 и БРДМ-2, оснащенные копиями советских ПТУР «Малютка»: АТ-2 (только БРМД-1), АТ-3 или АТ-5. Использовалось также около ста французских VCR/TH, оборудованных ПТУР «ХОТ». Некоторые противотанковые батальоны корпусных и резервных пехотных бата­льонов были снабжены советскими буксируемыми противотанковы­ми орудиями: 85-мм Д-44 и 100-мм М-1955. Пехотные батальоны также имели на вооружении наземные ПТУР, в том числе АТ-3 и АТ-4, а также «Милан», «ХОТ» и советские 73-мм противотанковые гранатометы СПГ-9, безоткатные орудия Б-10 и Б-11.

Среди более чем четырех тысяч артиллерийских орудий Ирака было представлено больше иностранного оружия, чем в других видах войск. На уровне дивизии наиболее многочисленным типом оружия была югославская версия советской 122-мм гаубицы Д-30 и ее иракского аналога «Саддам». Другим видом дивизионной артиллерии были старые советские 85-мм орудия Д-44, 100-мм М1944, 122-мм гаубицы М1938. Большое количество советских 130-мм М-46 использо­вались для подавления артиллерии противника. Корпусная артиллерия также использовала советские 122-мм орудия М-1931/37 и Д-74, 152-миллиметровые гаубицы М-1937 и Д-20, а также 152-мм гаубицы М-1943.

Мно­гие советские 130-мм и 152-мм орудия были модифицированы 155-мм стволами. Ирак вос­производил аналоги высокоэффективных видов оружия ERFB-BB производства ЮАР и стремился стандартизировать этот калибр. Ирак также полу­чил через Иорданию двести австрийских 155-мм гаубиц GHN-45 и сто 155-мм гаубиц G5 произ­водства ЮАР. Использовались также несколько американских 155-мм гаубиц M114 и небольшое количество 105-мм гаубиц западного производства.

Только около 10% артиллерии Ирака составляли самоходные орудия, и все они были на вооружении РГ. В их числе были советские га­убицы: 122-мм 2С1 и 152-мм 2СЗ. Во время ирано-иракской войны Кувейт передал в распоряжение Ирака бата­рею французских 155-мм самоходных пушек MкF3, еше 80 пушек попали в руки иракской армии после вторжения в Кувейт. В распо­ряжении Ирака также было 85 французских самоходных 155-мм пушек GCT. Интересно, что в 1982 г. Саудовская Аравия одолжила Ираку некоторые из своих пушек GCT до тех пор, когда Ирак не получит собственные заказанные им орудия. Ранее Ирак за­хватил неизвестное количество американских 155-мм са­моходных гаубиц М109 в Иране. Знаменитые дальнобойные орудия 155-мм «Маджнун» и 210-мм «Аль Фао», производимые в Ираке, пока находились в стадии испытаний.

Еще 10% артиллерии Ирака состояло из ракет­ных установок залпового огня. Преобладающими типами были советская 40-ствольная 122-мм БМ-21, китайская 12-ствольная 107-мм установка Тип 63 и старая советская модель БМ-13-16, а также бразильская AVIBRAS «Астрос-II» в трех вариа­циях: 127-мм (32-ствольная), 180-мм (16-ствольная) и 300-миллиметровая (4-ствольная).

На вооружении имелось значительное количество минометов, в том числе советские 82-мм M1937 и 120-мм М1943. Наиболее распространенной разновидностью была производимая в Ираке серия 60- , 80- , 82- , 120-и 160-мм ми­нометов, известных под названием «Аль-Джалил» и сконструирован­ная на основе югославских моделей.

Масштаб артиллерийских войск Ирака вызывал тревогу войск коалиции. Иракская артиллерия располагала огромным количеством советских и западных систем управления огнем, радиолокационных и метеороло­гических систем. Особое опасение в связи с уязвимостью штабных и вспомогательных подразделений коалиции вызывали орудия даль­него действия, как и то, что они, по-видимому, были способны по­давлять артиллерию противника. Эти опасения, впрочем, оказались напрасными.

Использовался целый ряд советских ракет класса «земля — воз­дух»: СА-6, СА-7, СА-8, СА-9, СА-13 и СА-14, а также французские ракеты «Роланд» (СА-2 и СА-3 использовались только войсками ПВО). В числе зенитных пушек были советские счет­веренные 23-мм самоходные ЗСУ-23-4, спаренные 23-мм буксируемые ЗУ-23, счетверенные 14,5-милли­метровые ЗПУ-4 и 57-мм буксируемые С-60. Они поддерживались сложной радарной системой предупреждения и сетью обнаружения целей, и хотя эти системы удалось практически полно­стью нейтрализовать, сделать это было нелегко.

В качестве стрелкового оружия армия Ирака использовала советские АКМ и АКМС, штурмовые винтовки, производимые на территории страны (известные под названием «Табук»), а также их восточногерманские и румынские аналоги. В число используемых пулеметов входи­ли советские 7,62-мм ручные пулеметы РПД и РПК, произведенные в Ираке на заводе Аль-Удс, 7,62-мм СГМ и ЗК. 7,62-мм МАГ-58 использовался на некоторых бронированных машинах. Применялись как советские 7,62-мм снайперские винтовки СВД, так и их румын­ские аналоги ФПК. В Ираке также выпускалась лицензированная Югославией версия СВД, «Аль-Кадисия». В число используемых пистолетов входили советский 7,62-мм ТТ-33 и копия ита­льянской 9-мм «Беретты» М1951, которую в Ираке на­зывали «Тарик». Гранатометы РПГ-7 также выпус­кались на местном предприятии Аль-Нассира.

Структура командования

Генеральный штаб вооруженных сил Ирака (ГШВС) состоял из Дирек­тората военного контроля и заместителей глав штабов по оператив­ным вопросам, по боевой подготовке и инструктажу, по вопросам тыла. Последний управлял Генеральным директоратом по кадрам и Генеральным директоратом по снабжению. Генеральный директорат по снабжению отвечал за все функции материально-технического обеспечения, ремонта и поддержки всех видов техники. ГШВС не­посредственно осуществляет командование 1-м, 7-м и 9-м корпуса­ми, 1-м корпусом специального назначения, группировкой войск Республиканской гвардии, войсками ГШВС (включающими в себя большое количество артиллерийских батальонов и батальонов боевой поддержки), резервными дивизиями и бригадами ГШВС и авиа­цией. ВВС, ПВО и ВМФ управлялись собственными штабами, что приводило к трудностям в согласовании управления, особенно замет­но проявившимся во время ирано-иракской войны и событий 1990—1991. Вооруженные силы, вошедшие в Кувейт, находились под кон­тролем передового штаба ГШВС в Басре.

За 8 лет безжалостной войны армия Ирака накопила огромный боевой опыт, и стала способна выполнять сложные боевые операции. Штабы на всех уровнях продемонстрировали свою способность координировать ведение массированного артиллерий­ского обстрела, выполнять сложные маневры и быстро передисло­цировать войска за указанное время на значительное расстояние. Достоинствами иракской армии являлись способность подразделений к быс­трому маневрированию, достаточно эффективная система управления, большое количество вооружений и боевой техники. Однако были и недостатки. Младшие командные чины зачастую не отличалисья инициативностью и уверенностью в себе, опасаясь наказания за неудачу. На выс­шем уровне командования наблюдался недостаток сотрудничества между разными командными структурами. Командование коалиции ожидало увидеть худшее для себя — эффективно организованную и управля­емую, полностью обеспечиваемую всем необходимым иракскую ар­мию, хотя многое свидетельствовало об обратном.

Причиной такого осторожного отношения было то, как иракс­кая армия выступила на заключительном этапе войны с Ираном. За 8 лет войны она выработала оборонительную тактику, осуществляе­мую при поддержке подвижных резервных войск. Значительные опасения у командования коалиции вызывали ее навыки ведения боя в местных условиях в сочетании с возможностью тщательно подгото­виться к обороне. Основным источником опасений был тот профес­сионализм, который иракцы продемонстрировали в ходе 5 наступа­тельных операций кампании «Тавакальна ала Алла» («Мы верим в Бога»), проведенных в апреле — августе 1988 года. Эти операции, выпол­ненные главным образом силами Республиканской гвардии, были крайне успешными, позволили Ираку вернуть все свои территории и полностью разгромить армию Ирана, результатом чего стало окончание войны в пользу Ирака.

Республиканская гвардия

РГ была сформирована в 1980, это была единственная бригада из Тикрита, родного города Саддама. Изначально целью создания гвар­дии было защищать режим, но позже она стала использоваться в ка­честве стратегического резервного подразделения, хотя и редко уча­ствовала в боевых действиях во время ирако-иранской войны. К 1986 году она была значительно расширена и включала в себя 5 хорошо эки­пированных бригад.

К 1986 году Ирак был совершенно измучен войной, хотя надо от­метить, что обе стороны понесли огромные потери. Иран захва­тил Аль Фау, город в устье рек Тигр и Евфрат, и тыловые войска начали требовать от правящей партии Баас более решительных действий.

Чрезвычайный конгресс партии Баас, созванный в июле 1986, поспешно разработал новую стратегию и запустил механизм радикальной перестройки вооруженных сил Ирака. Основной проблемой был недостаток личного состава. Была начата массо­вая мобилизация, включавшая в себя насильную вербовку граж­дан, уклоняющихся от призыва в Народную армию — милицию партии Баас.

Единственным оставшимся источником людских ресурсов были студенты университетов. Было объявлено о том, что университеты не будут работать в новом учебном году. Студенты получили распоряжение посещать летний военный лагерь, где основной ак­цент делался на физическую подготовку и поддержку режи­ма. Студенты послушно записывались в армию, так как о на­чале нового учебного года объявлено так и не было. Следу­ющим шагом правительства было заявление, что теперь добровольцев в Республиканскую гвардию будут принимать из всех регионов Ирака, а не только из района Тикрита.

Был создан стимул для огромной массы студентов. Не желая быть призванными в обычные фронтовые подразделения, тыся­чи образованных, физически подготовленных молодых лю­дей поспешили вступить в элитные войска и наслаждаться благосклонным отношением президента и привилегиями, которые такая служба принесет им после окончания войны. Те, кто не хотел вступать в РГ, в 1987 году были возвращены в лагерь, и многие из них позже изменили свое мнение.

РГ быстро выросла до 25 бригад, возглавляемых верными режи­му офицерами, переведенными из других подразделений, хотя ре­зультатом этого стало снижение профессионального уровня коман­дования. Именно эта новая группировка успешно осуществила боль­шую часть кампании «Тавакальна ала Алла». Члены РГ получали более хорошее питание, высокую оплату, качественное обмундиро­вание и снаряжение по сравнению с остальными подразделениями армии. РГ продолжала расти и ко времени войны в Персидском за­ливе состояла из:

  • 1 -й бронетанковой дивизии «Хаммурапи»;
  • 2-й бронетанковой дивизии «Медина»;
  • 3-й механизированной дивизии «Тавалкана»;
  • 4-й механизированной дивизии «Аль Фау»;
  • 5-й механизированной дивизии «Багдад»;
  • 6-й механизированной дивизии «Навуходоносор»;
  • 7-й механизированной дивизии «Аднан»;
  • 8-й дивизии специального назначения;
  • большого количества подразделений материально-технического обеспечения.

Бронетанковые, механизированные, пехотные бригады, бригады морской пехоты и специального назначения РГ были снабжены тех­никой лучшего качества и в большем количестве, чем остальные ча­сти армии. Именно РГ возглавила вторжение в Кувейт, пройдя 80 миль практически без сопротивления и взяв под контроль столицу менее чем за 12 часов. Она продемонстрировала высокий уровень тактического планирования и координации. Вскоре РГ была отве­дена с передовых позиций в связи с необходимостью преобразовать наступательную армию в оборонительную. Части РГ были передислоцированы по обеим сторонам границы Ирака с Кувейтом и в качестве стратегического резерва вокруг Багдада.

Корпуса

Тактическая организация подразделений во мно­гом отличалась от советской модели. Иракцы поза­имствовали много особенностей организации армии от британской, американской и советской армий и за 8 лет боевых действий модифицировали многие особенности в соответствии с необходимостью, ха­рактеристиками территории и вражеских войск. Неудивительно, что к группировке того или иного уровня в иракской армии прикреплялось больше маневренных подразделений, чем требуется по ми­ровому стандарту.

В состав каждого из восьми корпусов иракской армии входили до 6 или даже больше дивизий и не­сколько отдельных бригад (из них одна или более являлись парашютно-десантными бригадами). Ко­личество и комбинация дивизий зависят от задачи корпуса.

2-й, 3-й и 7-й корпуса были введены в Кувейт и дислоцировались на протя­жении 80 км вдоль границы Ирака с Саудовской Аравией.

9-й корпус был позже сформирован из резервных дивизий и тоже передислоцирован в Кувейт. 1-й, 4-й, 5-й и 6-й корпуса оставались в районе Багдада и вдоль турецкой и сирийской границ.

В состав артиллерийской корпусной бригады входили от четырех до восьми батальонов, оснащенных орудиями дальнего действия, и радиолокационный батальон. Бригады ПВО включали в себя от пяти до восьми разных типов батальонов, вооруженных широким спектром спектром советских пу­шек и ракет, а также техники. В состав корпуса также входили разведывательный, противотанко­вый (два и более), саперный, радиоэлектронный, связной, вспомо­гательный, транспортный, медицинский и мостоукладочный батальоны. Корпус также включал авиационное подразделение из четырех эскадрилий, имеющих на вооружении, в основном, советские и фран­цузские вертолеты.

Дивизии

Шесть бронетанковых и четыре механизированных дивизии состояли из трех или более бронетанковых и ме­ханизированных бригад. Впоследствии из резервных подразделений были сформированы еще две бронетанковых диви­зии, но хуже оснащенных.

В армии Ирака было пятьдесят пехотных дивизий, девять из ко­торых были мобилизованы после вторжения в Кувейт из войск запа­са, составлявших 100000 человек (мужчины старше 30 лет). В Ку­вейте и вдоль границы с Саудовской Аравией были развернуты почти пятьдесят дивизий, поддерживаемых несколькими бронетанко­выми и механизированными бригадами. Шесть бронетанковых и механизированных дивизий располагались в пустыне к западу от Кувейта и к югу от Басры в качестве тактического резерва для заши­ты этого фланга. К дивизии могли прикрепляться до восьми бригад.

Артиллерия дивизии включала в себя обычно 3-4 батальона, ис­пользующих, в основном, 122-мм гаубицы, хотя к ним иногда присоединялись дополнительные батальоны из состава кор­пуса, доводя количество орудий до ста. Техника ПВО была очень разнообразной. Бронетанковые и механизированные дивизии были оснащены несколькими пушками ЗСУ-23-4, буксиру­емыми 37/57-мм пушками, и ракетами класса «зем­ля-воздух» СА-9. В пехотных дивизиях обычно были один-два ба­тальона ПВО, имеющих в распоряжении 14,5-мм пулеметы, 23/37/57-мм орудия. В состав всех дивизий входили разведывательный, противотанковый, саперный, радиоэлектронный, инженерно-меха­нический, связной, вспомогательный, транспортный, медицинский батальоны, а также батальоны военной полиции и противохимичес­кой защиты. В состав пехотных дивизий также входил небольшой бронетанковый батальон.

Бригады

Бронетанковые и механизированные бригады включали в себя четыре боевых батальона, обычно из расчета три к одному, то есть три механизированных и один бронетанковый или наоборот. Бата­льоны РГ были организованы из расчета четыре к одному. В пехот­ную бригаду входили три батальона. Во все типы бригад входили бригадный штаб, связная, вспомогательная, транспортная и штурмовая инженерная роты, а также разведывательный взвод и взвод противо­химической защиты.

В некоторые бригады входила десантная рота, батарея легкой артиллерии и/или минометная батарея. Отдельные бригады в составе корпуса часто усиливались за счет дополнитель­ной артиллерии. Маленькие десантные бригады включали в себя два-три батальона и вспомогательную роту. В Кувейте такие подразделе­ния быстро расформировывались в связи с необходимостью заменять погибших во время бомбовых ударов и дезертиров.

Помимо двадцати пяти десантных бригад, Ирак обладал рядом подразделений специального назначения, большинство которых были приписаны к группировке войск РГ. В их числе были ЧСН, воздушно-десантные, аэромобильные бригады и бригады морской пе­хоты. Во время войны с Ираном Ирак достаточно неохотно и с мень­шим успехом использовал свои ЧСН по сравнению с противником. Десантные подразделения существовали на всех уровнях: это в основном легкие пехотные подразделения (иногда на грузовиках), задачей которых являлась разведка и удары из засад, они также использовались в качестве арьергарда и резерва, для захвата ключевых целей перед наступлением основных сил, высадки в тылу врага. Их вклад в ход войны в Персидском заливе был незначительным.

Батальоны

По британской системе иракские боевые батальоны соответству­ют полкам, но здесь для простоты мы будем называть их батальона­ми. Бронетанковые и механизированные батальоны включали в себя штабную, административную роту и роту материально-техническо­го обеспечения боя. В состав последней входили противотанковый (четыре ПТУР на БРДМ, четыре безоткатных орудия) и минометный (шесть 82-мм минометов) взводы, а так­же разведывательный взвод (шесть разведывательных машин).

В состав каждой механизированной роты механизированного батальона входили штабной (один БТР, два-три грузовика), оружей­ный и три стрелковых взвода. Стрелковые взводы включали в себя штаб и три отделения по 10 человек с одним БТР. Оружейный взвод имел несколько БТР или легких грузовиков, четыре 12,7-мм пулемета, три 60-мм мино­мета и двенадцать РПГ-7 (последние по мере необходимости придавались стрелковым отделениям). Бронетанковые батальоны включали в себя три танковых роты, имеющих в распоряжении по два танка и один БТР в штабном взво­де, и три трехтанковых взвода. В роту РГ входили четыре взвода.

Пехотные батальоны были схожи с механизированными, но в них не было БТР и обычно имелось меньше тяжелого вооружения, особенно в резерв­ных подразделениях. Десантные батальоны по численности и вооружению уступали пехотным. Десантные подразделе­ния на всех уровнях представляли собой легкую пехоту, используемую для защиты тыла и прикрытия основных войск. Они редко использо­вались для проведения спецопераций, даже во время войны с Ираном.

Экспедиционные батальоны обычно отделялись и усиливались за счет элементов бригад и дивизий, образуя боевую группировку. Танковая боевая группировка, например, включала в себя три танковых, противотанковую, противовоздушную и инженерную роты, а также артиллерийскую или минометную батарею. К каждой танковой роте мог быть прикреплен механизированный стрелковый взвод. Даже плохо экипированные пехотные батальоны на оборонительных пе­редовых позициях усиливались за счет дополнительного противотан­кового оружия, кроме того, в резерве бригады всегда была танковая рота, выполняющая роль контратакующей группы.

Начало боевых действий

15 января 1991 года истек срок ультиматума Ираку, объявленного резолюцией ООН 678. Коалиция получила формальный повод для начала боевых действий, поскольку к этому времени иракские войска так и не покинули территорию Кувейта.

Как было описано в первой части статьи, к этому времени воинские контингенты США и их союзников были полностью развернуты.

Последние переговоры перед началом боевых действий прошли 9 января в Женеве между госсекретарем США Джеймсом Бейкером и министром иностранных дел Ирака Тареком Азизом.

Шестичасовые переговоры закончились заявлением Бейкера о том, что «он не видит признаков готовности Ирака пойти на уступки и подчиниться требованиям резолюций ООН».

Интересно, что когда Т. Азиза спросили, будет ли Ирак атаковать Израиль в случае начала операции союзников, иракский министр иностранных дел ответил утвердительно.

И это были не пустые слова: иракские ракетные атаки впоследствии попортили немало крови израильтянам…

К январю 1991 года группировка иракских войск занимала позиции на территории Ирака и Кувейта вдоль границы с Саудовской Аравией и на побережье (для противодействия возможной высадке морского десанта). Иракцами были сооружены укрепленные полосы, включавшие траншеи, укрытия для техники и личного состава, оборонительные валы высотой до 12 м, проволочные заграждения, рвы с нефтью, минные поля (500 тыс. мин различного предназначения) и т.д. Укрепления вдоль саудовско-кувейтской границы были известны как «линия Саддама».

Учитывая численное превосходство Ирака в танках (пусть даже устаревших), командование союзников не решилось сразу начинать наземное наступление.

Характерной чертой операции «Буря в пустыне» стала длительная «бесконтактная» фаза войны. Если в крупных военных операциях Второй мировой войны артиллерийская и авиационная подготовка занимали несколько десятков минут, то в данной операции воздушная кампания длилась 39 дней. Она началась 17 января, и продолжалась до 24 февраля 1991 года, когда было начато наземное наступление сил коалиции.

Командующий объединенной группировкой МНС генерал Норман Шварцкопф

 

 

 

Союзные войска на территории Саудовской Аравии под командованием генерала Н. Шварцкопфа вытянулись вдоль 500-километровой линии, уходящей в пустыню от берега Персидского залива. Левый (западный) фланг занимал XVIII-й воздушно-десантный корпус США в составе 82-й, 101-й воздушно-десантных дивизий, 24-й механизированной дивизии, 6-й французской легкой бронетанковой дивизии, 3-го кавалерийского полка, 12-й и 18-й авиационных бригад под командованием генерал-лейтенанта Гари Люка.

Восточнее его находился VII-й корпус США в составе 1-й пехотной, 1-й кавалерийской, 1-й и 3-й бронетанковых дивизий США, 1-й британской бронетанковой дивзии, 2-го кавалерийского полка и 11-й авиационной бригады США под командованием генерал-лейтенанта Фредерика Франкса. Эти два соединения занимали 2/3 протяженности линии фронта. Оставшуюся (восточную) треть делили между собой три соединения. На правом фланге VII-го корпуса занимала позиции Северная группа объединенных арабских войск под командованием принца Халеда бин Султана. Восточнее находился 1-й экспедиционный корпус Морской пехоты США в составе 1-й и 2-й дивизий морской пехоты, 1-й («Тигриной») бригады, а также 2-й бронетанковой дивизии под комадованием генерал-лейтенанта Уолтера Боммера.

Крайний восточный фланг, у побережья Персидского залива занимала Восточная группа объединенных арабских войск, которая также подчинялась Халеду бин Султану.

Бесконтактная война

Исходя из концепции современной высокотехнологичной войны, основными задачами бесконтантактоной фазы кампании являлись:

Небо во время ночного авианалета

  • завоевание полного господства в воздухе путем выведения из строя вражеских систем ПВО: радаров, пусковых установок, аэродромов;
  • поражение объектов, имеющих стратегическое значение;
  • выведение из строя до 50% личного состава и техники иракской группировки, занимавшей оборонительные позиции вдоль границы с Саудовской Аравией;
  • деморализация уцелевших иракских военнослужащих.

Авиационной группировке союзников Ирак смог противопоставить до 600 самолетов, в числе которых:

  • около 100 истребителей «Мираж» F-1 – основной истребитель ПВО Франции 1970-х – первой половины 1980-х гг.;
  • 40-50 многоцелевых истребителей МиГ-29 – наиболее грозное оружие ВВС Ирака;
  • до 80 истребителей-бомбардировщиков МиГ-23БН (ранняя версия МиГ-27, имевшая практически идентичную «двадцать седьмому» конструкцию);
  • несколько десятков перехватчиков МиГ-25 и истребителей МиГ-23МС и МФ (образца 1973 и 1977 гг.);
  • 80 устаревших китайских истребителей J-6 и J-7 – копий советских МиГ-19;
  • 14 штурмовиков Су-25 и некоторое количество Су-22;
  • фронтовые бомбардировщики Су-24;
  • учебные самолеты L-39, которые можно было использовать в качестве легких штурмовиков;
  • самолеты ДРЛО на базе Ил-76 «Багдад-1» и «Адан-1»;
  • устаревшие машины – Су-7БКЛ, МиГ-17, МиГ-21Ф13, бомбардировщики Ту-16, и некоторые другие модели;
  • наземные системы ПВО, представленные, в основном, ЗРК и ПЗРК советского производства 60-х – 70-х гг. разработки, а также 100 франко-германскими ЗРК «Роланд».

По численности самолетов авиационная группировка союзников превосходила ВВС Ирака в 4-5 раз. По стратегическим бомбардировщикам, космическим средствам разведки и связи, высокоточному оружию превосходство союзников было абсолютным. Самолеты США и их союзников (помимо палубной авиации) базировались на аэродромах в Турции и Саудовской Аравии.

Схема размещения главных военно-воздушных баз в регионе

Как уже упоминалось, все военно-воздушные силы союзников были объединены под общим руководством США.

Командование воздушной кампанией осуществлял генерал-лейтенант Чак Хорнер, заместитель генерала Шварцкопфа.

Первые трое суток воздушной кампании (17 января – 19 января) проводилась воздушная наступательная операция, направленная на завоевание господства в воздухе, вывод из строя ПВО, подрыв системы государственного управления, военного и промышленного потенциала Ирака.

Первый удар авиации союзников был наиболее массированным. Он наносился при интенсивном использовании средств РЭБ.

Силы и средства РЭБ союзников создавали сильные радиопомехи радарам ПВО Ирака уже за несколько дней до начала воздушного наступления, а также в ходе его.

Вертолет AH-64A «Апач» с ракетами AGM-114 «Хэллфайр» и 30-мм автоматической пушкой

В 23.00 16 января девять вертолетов «Апач» и один «Блэкхоук» 101-й воздушно-десантной (штурмовой) дивизии США совершили разведывательный полет вдоль иракско-саудовской границы.

Затем, объединившись с эскадроном поисково-спасательных вертолетов ВВС, они направились в западную часть Ирака, где в 02.10 17 января, используя приборы ночного видения и инфракрасные радары, уничтожили ракетами «Хэллфайр» две иракские станции раннего предупреждения ПВО.

В образовавшуюся брешь незамедлительно ринулось около ста боевых самолетов коалиции, которые начали бомбардировку объектов на территории Ирака.

Силы союзников, наносившие первый удар, состояли из эшелона прорыва ПВО (40 крылатых ракет морского базирования, 200 боевых самолетов) и двух ударных эшелонов (60 КРМБ, 492 самолета).

Запуск ракеты с линкора

Сначала, под прикрытием радиопомех, были произведены запуски ракет с АПЛ «Лос Анджелес» и линкоров, базировавшихся в Персидском заливе и Красном море. Траектории ракет были рассчитаны таким образом, чтобы подходить к целям с разных направлений и на предельно малых высотах.

Используя результаты ракетных ударов, выполняли свои задачи самолеты эшелона прорыва ПВО. Указанная тактика требовала высокой согласованности действий всех сил и средств ВВС и ВМС.

Высокую эффективность авиации союзников в борьбе с вражеской ПВО обеспечило использование большого количества высокоточных ракет «воздух»-«РЛС». В первые же минуты наступления 46 американских самолетов F-4G в «противорадарном» снаряжении нанесли удары по иракским радиолокационным постам специальными противорадарными ракетами HARM.

Совместно с ними действовали британские истребители-бомбардировщики «Торнадо», оснащенные экспериментальными ракетами ALARM. Последние были не до конца испытаны, и боевые действия в Ираке послужили для них финальным испытанием. Есть информация, что в прорыве иракской ПВО также участвовали 30 самолетов-«невидимок» F-117A.

В 02.43 двадцать многоцелевых истребителей F-15 «Страйк игл» вышли на цели — аэродромы на западе Ирака. Незадолго до этого два самолета радиоэлектронной борьбы EF-111 «Рейвен», укрываясь за рельефом местности, сумели подобраться к иракским РЛС, и «ослепить» их помехами, обеспечивая атаку основных сил. Во время атаки завязалась воздушная дуэль между EF-111 и иракским истребителем F-1, в результате которой последний разбился об землю из-за неудачного маневра.

В 03.00 десять самолетов-«невидимок» F-117 в сопровождении нескольких EF-111 произвели бомбардировку Багдада. Им пытались помешать около 3000 зенитных орудий, размещенных на крышах зданий, однако безуспешно. В это же время на Багдад обрушились КРМБ «Томагавк».

Административные здания, телевышки, аэропорты, склады, узлы связи, нефтяные вышки, электростанции и оборонные предприятия выводились из строя массовыми воздушными и ракетными ударами союзников.

Самолет РЭБ EF-111A «Рейвен». Оснащен системой обнаружения излучения радаров APR-38 и противорадарными ракетами AGM-84HARM.

Кроме ракет «Томагавк» применялись другие виды перспективного высокоточного оружия: авиабомбы Мк-117 и БЛУ-109Б, противокорабельные ракеты «Скюна».

Спустя несколько часов после начала воздушной кампании самолет радиоэлектронной разведки P-3 «Орион» обнаружил перемещение большого количества иракских военных судов в сторону территориальных вод Ирана. Было дано целеуказание ударным силам флота союзников, которые в районе острова Бубиян атаковали иракскую флотилию, потопив 11 судов.

В целом, за время воздушной наступательной операции было совершено семь массированных налетов (пять из них – в ночное время, что свидетельствует об очень хорошей подготовке летного состава). В налетах были задействованы самолеты тактической авиации, морской пехоты, палубной авиации.

Самолеты F-117 действовали только ночью. В первые две ночи, опасаясь не до конца подавленной вражеской ПВО, они атаковали в режиме полного радиомолчания, без всякой связи с землей. На долю F-117 в первые сутки операции пришлось лишь 5% боевых вылетов, но при этом они поразили 30% стратегически важных целей.

При организации массированных ударов широко применялись глобальная спутниковая навигационная система «Навстар». Воздушную обстановку над Ираком плотно контролировали самолеты-разведчики RC-135, TR-1 и E-8. Для корректировки огня линкоров применялись небольшие БПЛА «Пионер».

Проведение воздушной наступательной операции стало неожиданностью для иракского военно-политического руководства, которое рассчитывало, опираясь на оборонительные сооружения, вести упорные и жестокие наземные бои. Вместо этого союзники начали планомерное сокрушение иракской военной машины с воздуха.

Уже с первого дня войны союзникам удалось завоевать подавляющее превосходство в воздухе. Правда, иракцам удалось спасти из-под удара большую часть своих истребителей МиГ-29, штурмовиков Су-25, и фронтовых бомбардировщиков Су-24, перебазировав их на территорию Ирана. (Забегая вперед, скажем что помощь новоиспеченного союзника Ираку вышла боком – Иран так никогда и не вернул самолеты, приземлившиеся на его территории).

Этот ангар из усиленного бетона был пробит 900-киллограмовой высокоточной бомбой GBU-10.

Другие самолеты были укрыты в капитальных подземных базах, недосягаемых для бомб союзников. Удары по иракским аэродромам не принесли ожидаемого эффекта. Даже через 10 дней после начала бомбардировок 65% аэродромов Ирака могли функционировать. Однако подавляющее превосходство союзников в разведке и управлении не оставило иракцам шансов скоординированно применить свою авиацию.

Наземные системы обнаружения были полностью подавлены, и иракские летчики могли полагаться лишь на свои бортовые РЛС. Все, на что оказались способны иракские ВВС в данной ситуации – это эпизодические действия мелкими группами, которые не могли существенно повлиять на ход войны.

Воздушная наступательная операция продолжалась до 19 января, и закончилась массированным дневным налетом союзной авиации. В целом, основная цель наступления – завоевание полного господства в воздухе была достигнута. Дальше начался второй этап воздушной кампании – ведение систематических боевых действий, в ходе которого выполнялось 400-900 вылетов ежедневно.

Надо заметить, что даже в условиях полного воздушного господства союзников самолеты советского производства представляли для них головную боль. Первый воздушный бой в небе произошел 17 января, и завершился в пользу иракцев. Американский палубный истребитель-бомбардировщик F/A-18 «Хорнет» наткнулся над Персидским заливом на иракский истребитель-перехватчик МиГ-25П. В бою один на один у «Хорнета» против МиГ-25 не было шансов.

В воздушном бою МиГ-25 и МиГ-29 превосходил только истребитель F-15. Если же таковых рядом не оказывалось, авиация союзников несла потери. Так были потеряны палубный истребитель F-14B (сбит МиГ-29) и истребитель F-16C (сбит ракетой с устаревшего МиГ-23).

Самолеты РЭБ F-4G «Wild Weasel» с противорадарными ракетами AGM-88A HARM

Неожиданно высокие потери понесли британские истребители «Торнадо». Уже в первый день войны, 17 января два самолета этого типа были сбиты огнем зенитных орудий. Еще три были потеряны в ходе налета на авиабазу «Мухаррак» (один разбился сам, один сбит МиГ-29, один уничтожен зенитной ракетой). 22 и 23 января огнем зенитной артиллериии было уничтожено еще по одному «Торнадо».

Итальянцы имели в зоне боевых действий 8 «Торнадо». Уже в первом боевом вылете на Багдад, где были задействованы все указанные самолеты, оказалось, что они не в состоянии выполнить боевую задачу. Один из-за технических проблем повернул обратно, из оставшихся семи самолетов только один смог дозаправиться и продолжить выполнение задачи. При подлете к Багдаду он был сбит МиГ-23.

Однако полный контроль воздушного пространства союзниками и постоянное дежурство в небе нескольких десятков F-15 делали свое дело – иракские самолеты, рискнувшие подняться в воздух, безжалостно сбивались.

17 января была одержана первая воздушная победа союзников: капитан Стив Тейт из 71-й истребительной эскадрильи 1-го тактического авиакрыла ВВС США на своем F-15С ракетой AIM-7M сбил иракский истребитель «Мираж» F-1EQ.

В этот же день группой из трех F-15 ракетами AIM-7M были сбиты три иракских МиГ-29. 18 января двумя F-15 были сбиты еще два «двадцать девятых».

Капитан Стив Тейт в кабине своего F-15C после воздушной победы 17 января 1991 года

24 января, стремясь продемонстрировать свои возможности по нанесению ответных ударов, ВВС Ирака попытались предпринять воздушный налет на крупнейший нефтеперерабатывающий завод в Саудовской Аравии. На это задание вылетели два иракских МиГ-23 и два «Миража» с бомбовой нагрузкой. Однако, они были перехвачены саудовскими F-15. Оба «Миража» были сбиты, МиГам удалось уйти. После этого эпизода иракские ВВС больше не пытались предпринимать атаки наземных целей.

Несколько позже, в районе Багдада два американских F-15 с расстояния 32 км сбили 3 МиГ-23 и «Мираж». Иракские пилоты даже не успели ничего предпринять – они не заметили начала атаки американцев.

Несмотря на жесткий прессинг со стороны союзников, иракцы продолжали предпринимать эпизодические вылеты до 10 февраля.

К 26 января ПВО Ирака казалось американцам подавленным в достаточной степени, чтобы выпустить на арену стратегические бомбардировщики Б-52.

Последние действовали с территории Испаниии и острова Диего-Гарсия в Индийском океане.

Стратегический бомбардировщик B-52 «Стратофортресс». Эти машины действовали с авиабаз далеко за пределами театра военных действий.

Эти тяжелые машины сбрасывали на иракские позиции 400 тонн бомб за сутки но, работая с высоты 4-6 км, сами оказывались уязвимы для огня ствольных зенитных орудий. Несколько «летающих крепостей» получили боевые повреждения, одна рухнула в океан, не дотянув до базы. Трое членов экипажа при этом погибли. Последующие бомбардировки велись с высоты 9 км, хотя от этого их результативность несколько снизилась.

За все время воздушной кампании союзники потеряли, по официальным данным, 41 самолет, из них:

  • B-52 – 1;
  • «Торнадо» — 8;
  • EF-111 – 1;
  • F/A-18 – 2;
  • F-4G – 1;
  • F-15E – 2;
  • F-16 – 5;
  • A-10 – 5;
  • AC-130 – 1;
  • F-14 – 1;
  • A-6 – 4;
  • AV-8B – 5;
  • OH-10 – 2;
  • F-5E – 2.

Также было потеряно 16 вертолетов:

  • AH-1 – 4;
  • AH-64 – 1;
  • OH-58 – 2;
  • UH-60 – 3;
  • UH-1 — 3;
  • CH-46 — 2;
  • SH-60 — 1.

Правда, в это число входят и машины, уничтоженные на земле. По информации Минобороны СССР, потери созников оказались несколько большими: 68 самолетов и 29 вертолетов. В числе сбитых самолетов — «невидимка» F-117, однако сами американцы не признают факт потери машины этого типа.

Иракская авиация потеряла в общей сложности 34 самолета и 7 вертолетов.

Иракский горно-обогатительный завод в Аль-Каиме после бомбардировки. Уничтожение ключевых экономических объектов Ирака было одной из задач воздушной кампании.

Можно по-разному оценивать итоги воздушной кампании в Ираке. Некоторые исследователи говорят о чрезмерных потерях, связанных с неудовлетворительной способностью всех типов западных самолетов, кроме F-15, вести воздушный бой. С другой стороны, сила союзников заключалась не столько в боевых возможностях отдельных самолетов, сколько в правильном выборе стратегии, высокой координации действий огромного количества сил и средств. Именно эти преимущества позволили коалиции достичь основных целей воздушной кампании: в значительной мере расстроить управление иракскими войсками и их снабжение, подорвать моральный дух вражеских солдат, существенно снизить боеспособность иракских наземных частей. 

«Скады» — досадный противник

Чтобы иметь возможность хоть как-то отвечать на хорошо скоординированные воздушные атаки союзников, Ирак задействовал мобильные ракетные комплексы «Скад» (по иракской терминологии «Эль-Хуссейн» и «Эль-Аббас»). Данные системы были разработаны на основе советских ракет Р-11. Радиус их боевого применения составлял 550 км. Увеличение радиуса действия по сравнению с советским прототипом было достигнуто за счет облегчения веса ракеты. Следствием этого стало ослабление ее корпуса (иногда «Скады» даже разваливались во время полета) и ухудшение баланса. Круговое вероятностное отклонение при этом увеличилось до 2 км. Такое КВО не имело бы слишком большого значения для ракет с ядерной или химической боевой частью, но Саддам, располагая химическим оружием, так и не решился на его применение в этой войне. Таким образом, «Скады» с обычной БЧ представляли собой малоэффективное оружие, и являлись скорее средством террора против жителей густонаселенных территорий. Однако, эти на первый взгляд архаичные ракетные комплексы оказались досадным противником для союзников. Их преимуществом являлась высокая мобильность. После пуска ракет подвижные платформы тут же «растворялись» в пустыне, избегая ответного удара авиации. С первых дней применения «Скадов» союзники были вынуждены задействовать против них до 40% своей воздушной мощи, а также значительные силы разведки.

Уже в первые сутки войны по Израилю было выпущено 7 ракет, в результате чего ранено 12 человек в окрестностях Тель-Авива. Политический расчет Хуссейна заключался в том, чтобы спровоцировать Израиль на ответные акции, и придать своей борьбе характер «джихада». Это однозначно посеяло бы раздор в лагере союзников, лишив США поддержки арабских стран. Однако военно-политическое руководство США сумело удержать Израиль от участия в конфликте. Последний только грозил Саддаму возмездием в ответ на все новые ракетные обстрелы, однако активных боевых действий так и не начал. Всего по Израилю было выпущено 40 «Скадов».

Другой целью для обстрелов являлись военные объекты союзников на территории Саудовской Аравии. Здесь «Скадам» лишь однажды удалось добиться успеха. 25 февраля ракета попала в казарму на территории военной базы в городе Дхаран (этот эпизод будет подробнее описан в главе о ходе наземной операции).

Для защиты от «Скадов» США доставили в зону конфликта около 60 противоракетных комплексов «Пэтриот». Каждый комплекс включал радар, силовую установку и восемь пусковых установок с четырьмя ракетами на каждой. Первоначально будучи сконструированным в качестве комплекса ПВО, «Пэтриоты» были модифицированы для борьбы с ракетами практически накануне войны, и не были как следует испытаны.

19 января по просьбе Израиля две батареи «Пэтриотов» были выделены для защиты его территории от «Скадов».

Батарея комплексов «Пэтриот» на позиции

По подсчетам союзников, всего за время войны было выпущено 86 «Скадов», из них 11 – до развертывания «Пэтриотов». Из оставшихся 75 ракет в зону действия «Пэтриотов» попало 47, из них 45 было обстреляно противоракетами.

Существуют различные сведения об результатах применения «Пэтриотов», но в целом можно сделать вывод о низкой эффективности этого оружия. Иногда даже после подрыва противоракеты в непосредственной близости от «Скада» последний продолжал полет. В некоторых западных источниках говорится об эффективности «Пэтриотов» в 50-80 %. В то же время, по данным министерства обороны Израиля, «Пэтриотами» было перехвачено не более 20% иракских ракет. По оценкам контрольной палаты администрации США – всего 9 %.

Для охоты на платформы со «Скадами» были направлены группы спецназа из состава САС и отряда «Дельта». Группы проникали на иракскую территорию на мотоциклах и автомобилях «Скорпион», и вели патрулирование в местах возможного появления «Скадов». Используя дальномеры и приборы ночного видения, коммандос выслеживали ракетные установки, и с высокой точностью указывали их координаты.

Для поражения обнаруженных установок высылались штурмовики. Время выхода последних на цель согласовывалось с точностью до секунды. За 10 секунд до появления самолетов спецназовцы указывали цель лазерным лучом. Коммандос незамедлительно покидали место акции, и выходили в условленную точку для эвакуации вертолетами.

В пограничных районах Ирака спецназовцы проводили и самостоятельные акции, уничтожая выявленные «Скады» огнем ПТУР «Милан» и орудий, смонтированных на автомобилях. Особенно много подобных акций было проведено в районе шоссе Амман-Багдад, за что данная дорога получила прозвище «Бульвар «Скадов».

Погрузка на платформу сбитой ракеты «Скад»

Своими результативными действиями коммандос сильно снизили «поголовье» «Скадов».

Случались и «проколы». 22 января иракские солдаты захватили в плен патруль САС из 8 человек под позывным «Браво-Два-Ноль». Командовал патрулем сержант Энди МакНаб, кстати, в будущем известный британский писатель. Впоследствии спецназовцам удалось бежать, но недалеко – трое были убиты, четверо (в т.ч. МакНаб) вновь пойманы, и только одному спецназовцу, Крису Райану, удалось выйти к своим. Остальные члены группы были освобождены 5 марта после объявления перемирия.

По сведениям союзников, всего за время конфликта было уничтожено около 100 установок «Скад». Однако, по сведениям специальной наблюдательной комиссии ООН (UNSCOM), после войны Ирак располагал не менее чем 12 пусковыми установками и 62 ракетами этой системы.

Организация снабжения в операции «Буря в пустыне»

В высокотехнологичной войне снабжение играет критическую роль при ведении боевых действий. Любые сбои в подвозе боеприпасов, ГСМ, запчастей, воды и других необходимых для снабжения войск материалов неминуемо приводят к срыву тщательно рассчитаных по времени операций, а значит, и всего стратегического замысла.

Хотя Саудовская Аравия, на территории которой происходило развертывание многонациональных сил, и не была отсталой страной, она физически не могла обеспечить потребности сотен тысяч прибывших солдат. Однако, король Фахд согласился оплатить все расходы, связанные с содержанием размещенных на территории его государства иностранных войск.

Первый взнос в сумме 760 млн. долларов США был сделан им 30 октября 1990 года. 

Схема тылового снабжения группировки МНС

На конец декабря 1990 года финансовый вклад Саудовской Аравии в содержание коалиционных войск составил 2,5 млрд. долларов.

Когда войска XVIII-го воздушно-десантного корпуса начали прибывать на театр военных действий, сколько-нибудь упорядоченного снабжения не существовало. Небольшие подразделения поддержки, первоначально развернутые с XVIII-м ВДК, не могли обеспечить массовое снабжение войск водой, продовольствием, боеприпасами и прочими необходимыми ресурсами.

В связи с этим, командующий Третьей армией США генерал Йэосок начал быструю перестройку существующей системы снабжения в соответствии с потребностями войск. Для решения этой задачи был привлечен эксперт в вопросах логистики и снабжения войск генерал-майор Уильям Пэгонис. Йоэсок был впечатлен достижениями этого офицера при организации снабжения в операции REFORGER – развертыванию группировки войск НАТО в Западной Германии, проводившейся несколькими годами ранее в целях защиты от возможной агрессии со стороны Варшавского Договора.

Генерал Дж. Йэосок

7 августа Пэгонис, сопровождаемый четырьмя офицерами снабжения, был уже на пути в Саудовскую Аравию. По дороге офицеры вели разработку плана снабжения. Основными моментами, которые следовало учесть при его разработке, были: прием ресурсов, материально-техническое обеспечение войск во время их наступления, обеспечение каждого солдата всем необходимым. Приземлившись в Рияде 8 августа, они направились по шоссе в г. Дхаран, где в то время базировались части 82-й ВДД США.

Прибыв в расположение десантников, Пэгонис застал неутешительную картину. Не имея централизованного снабжения, войска расходовали остатки изначально взятых с собой ресурсов. Солдатам просто негде было разместиться, сотни из них спали на голой земле вокруг здания штаб-квартиры военно-тренировочной миссии США в Саудовской Аравии. Трое офицеров миссии отчаянно пытались организовать размещение десантников, которые начали массово прибывать с 9 августа.

Миссия не имела достаточно собственного транспорта, поэтому были привлечены саудовские автобусы и грузовики. Этим транспортом была организована перевозка прибывших военнослужащих на пустующую базу саудовских ПВО в 25 километрах от аэропорта. Не имея ни ресурсов, ни оборудования, ни персонала, эти трое сделали все, что было в их силах. Пэгонис позже вспоминал об этих офицерах: «Они выглядели, как зомби…не спали сутками».

Впоследствии было доставлено достаточное количество палаток и коек, и вопрос с размещением личного состава был решен. Кроме того, американское командование договорилось о размещении 23000 военнослужащих в комфортабельном многоэтажном жилом комплексе Аль-Хубар в районе Дхарана, предназначенном для западных специалистов. И хотя в комнатах размещалось по 8-10 военнослужащих, условия их жизни не шли ни в какое сравнение с обитанием в палатках и самолетных ангарах. Здесь подразделения ожидали свои технику и снаряжение, перед тем, как убыть в районы сосредоточения.

Генерал У. Пэгонис

Первоначально Пэгонис и его подчиненные разместились в здании тренировочной миссии, заняв две комнаты, которые они иронично окрестили «Отелем «Калифорния». В первые три дня они практически не отдыхали. В течение нескольких дней одним из подчиненных Пэгониса, полковником Ирландом, была персонально подобрана команда из 22-х человек, однако это была капля в море. На первых порах Пэгонис и его помощники задействовали в работе подразделения снабжения прибывающих войск. На этот счет Пэгонис имел свое собственное мнение, характеризующее его, как сильного управленца (кто служил, тот оценит): «Любого из тех, кто носит военную форму, мы должны привлечь к работе на нас».

Большую помощь в снабжении войск всем необходимым оказало прибытие 17 августа четырех военных транспортов с передовой базы снабжения Диего-Гарсия. Они доставили продукты питания, палатки, медицинское оборудование, оборудование для очистки воды, полевые заправочные станции и многое другое. Пэгонис вспоминал: «Мы ничего бы не смогли сделать, если бы не эти четыре корабля».

Ситуация со снабжением улучшилась с прибытием 11 августа в распоряжение Пэгониса 7-й транспортной группы. В конце августа группа Пэгониса получила статус Командования тыловой поддержки (с 16 декабря—22-е командование на ТВД).

К этому времени в ее состав входило 2290 человек (не считая временно прикомандированного персонала).

Одна из основных машин снабжения бронетанковых подразделений — тяжелый тактический грузовик HEMTT M984

Прибытие большого количества резервистов позволило наладить полноценную работу по разгрузке транспортов и доставке в войска всего необходимого. До конца сентября силами командования было обеспечено всем необходимым 100 тыс. человек, вновь прибывших на ТВД, и разгружено 39 транспортных судов. Взяв ситуацию со снабжением под контроль, Пэгонис и его штаб могли больше времени уделять стратегическому планированию.

Командование тыловой поддержки взяло на себя снабжение всех вооруженных сил на ТВД, включая ВВС, ВМС и части морской пехоты. Войска коалиции получили единый орган, отвечающий за ее снабжение провиантом, водой, топливом, организацию морских и наземных перевозок, развертывание баз снабжения.

Чтобы лучше представить себе масштабы работы, выполняемой командованием, приведем некоторые цифры, характеризующие среднесуточную потребность в снабжении группировки коалиционных войск на ТВД в период с конца августа по начало октября 1990 года :

  • пресная вода – 57 млн. л в день;
  • лед – 95 тонн в день;
  • питание – 270 рационов в день (при численности развернутых сил 135000 чел.);
  • бензин – 687 тыс. л;
  • дизтопливо – 456 тыс.л;
  • авиационный керосин – 198 тыс. л;
  • постельное белье – 40 тыс. комплектов;
  • вывоз отходов – 145 тонн.

В октябре 1990 года командование развернуло в зоне боевых действий две передовые базы снабжения под кодовыми названиями «Бастон» и «Поласки», где располагались медицинские и ремонтно-технические подразделения, запасы топлива и боеприпасов. Это позволило разгрузить порты, упорядочнить потоки грузов и проводить дальнейшее наращивание сил XVIII воздушно-десантного корпуса. Базы были огромными – периметр каждой составлял до 125 км.

Бензовоз заправляет технику 3-й бронетанковой дивизии.

Склады боеприпасов включали сотни ангаров, разделенных на группы. Расположения тыловых подразделений и госпиталей для защиты от обстрелов были окружены высокими земляными холмами.

В ноябре управление снабжением исключтельно из Дхарана стало затруднительным, и генерал Пэгонис принял решение о развертывании Северного центра логистических операций на военной базе Кинг-Халид. В конце ноября были развернуты еще три тыловых базы для снабжения VII-го корпуса: «Альфа», «Браво» и «Дельта».

В примерно в это же время Командование тыловой поддержки приступило к разработке комплексного плана снабжения. Главной задачей было обеспечить войска всем необходимым с началом боевых действий, в условиях постоянного передвижения частей. С этой целью Пэгонис со своим штабом разработал план, включавший пять этапов.

Фаза «Альфа» предусматривала перемещение отрядов снабжения и складов при выдвижении VII-го корпуса в районы развертывания.

В фазе «Бета» должно было обеспечиваться снабжение при выдвижении XVIII-го и VII-го корпусов при выходе на исходные боевые позиции

Фаза «Чарли» предполагала снабжение частей в ходе наступления на территории Кувейта и Ирака. Все виды снабжения регулировалась «правилом 90 миль» — доставка ресурсов на 90 миль в глубину Ирака с последующей их передачей тыловым подразделениям корпусного уровня. С началом наступления в глубине иракской территории планировалось развернуть дополнительные тыловые базы «Оскар» и «Неллинген».

Подвижная мастерская для ремонта и обслуживания бронетехники в полевых условиях: ремонтная машина M578 и гусеничный грузовик М548

Последние две фазы фокусировались на послевоенном этапе. Фаза «Дельта» должна была обеспечить гуманитарные усилия военных в Кувейте после его освобождения. Фаза «Эхо» предусматривала снабжение войск в ходе их убытия с театра военных действий. 1-2 января с целью практической отработки всех пунктов плана были проведены учения тыловых подразделений.

Саудовская Аравия, как крупная нефтедобывающая страна, располагала развитой дорожной сетью, рассчитанной на движение тяжелых машин и платформ с оборудованием. Поэтому саудовские дороги хорошо подошли для перевозок большого количества военных грузов. Непосредственное снабжение войск происходило по двум дорогам, проходившим параллельно линии размещения союзных частей. Первая, получившая кодовое наименование «Ауди», представляла собой очень хорошую многополосную дорогу, тянувшуюся от Дхарана на северо-восток. Эта дорога переходила в другую, двухполосную, получившую название «Додж». Снабжение из тыла подвозилось по нескольким дорогам. Превосходная многополосная дорога из Рияда в Дхаран называлась «Тойота». На северо-восток из Рияда вела дорога «Султан». Она пересекалась с «Доджем» в районе г. Хафар-аль-Батин. Эта дорога была многополосная, но в последней трети перед Хафар-аль-Батином сужалась до двух полос.

Расстояния, на которые доставлялись грузы, были значительными: от Дхарана до базы Кинг-Халид лежал путь в 530 км, а от Рияда – 840 км. Чтобы облегчить работу персонала колонн, вдоль пути следования конвоев были развернуты специальные центры поддержки, в которых в любое время суток можно было отдохнуть, поесть, произвести заправку и мелкий ремонт техники.

Парадоксально, но в американских источниках указывается, что значительной проблемой для координации действий войск снабжения являлось недостаточное количество радиостанций. Так, 7-я транспортная группа для управления отрядами общей численностью 9100 человек располагала всего тремя радиостанциями. Один из ее автомобильных батальонов не имел ни единой радиостанции. То же самое наблюдалось в 32-й транспортной группе.

В этой ситуации 22-е командование нашло замену отстутствующим средствам связи, активно задействовав гражданские телефонные сети Саудовской Аравии, пейджеры и спутниковые телефоны.

Временная казарма для солдат 24-й дивизии, прибывших на территорию Саудовской Аравии

Кроме подразделений снабжения составе 22-го командования были подготовлены специальные команды для эвакуации с поля боя поврежденной техники. Их личный состав и техника с началом боевых действий должны были выдвинуться на передовую и действовать совместно с боевыми частями. Подготовка эвакуационных подразделений осуществлялась 7-м армейским учебным центром. Генерал Пэгонис считал боевую подготовку вверенных ему подразделений чрезвычайно важной, и лично контролировал процесс учебы. Всего к началу боевых действий было подготовлено 116 эвакуационных команд для танков, 108 – для БМП «Бредли», 57 – для артиллерийских орудий, 27 – для легких машин. Однако, в связи с тем, что наземная война оказалась короткой, и боевые потери – незначительными, возможности данных подразделений оказались использованными в незначительной степени.

Высокая боеготовность частей союзников в ходе операции «Буря в пустыне» в значительной мере стала следствием повседневной кропотливой работы подразделений снабжения. Американские войска, дислоцированные в зоне Персидского залива, были обеспечены лучше и располагали более современным снаряжением, чем их коллеги, оставшиеся нести службу в США. 

Битва за Хафджи

Проигрыш в воздушной войне тяжелейшим образом сказался на стратегическом положении Ирака. Авиация союзников получила возможность планомерно и практически безнаказанно сокрушать иракские военные и промышленные объекты. Война, в которой противник наносил удары, сам оставаясь вне досягаемости, сильно подрывала моральный дух иракцев. В этой ситуации Саддаму Хуссейну нужно было предпринять хоть какие-то шаги для того, чтобы игра не велась «в одни ворота». Тем временем войска коалиции не спешили входить в прямое наземное столкновение с иракскими частями, поэтому иракцам не оставалось ничего другого, как самим предпринять наступление, хотя правильней было бы назвать это мероприятие вылазкой.

Наступать было решено в районе города Хафджи на правом фланге коалиционных войск. Город находился на побережье Персидского залива, и являлся ключевым пунктом для контроля над шоссе, соединявшим Саудовскую Аравию и Кувейт-Сити.

Севернее города, вдоль границы с «южным выступом» Кувейта, через каждые 20 км коалицией было развернуто восемь наблюдательных постов. Нумерация постов шла с запада на восток, соответственно, пост, наиболее приближенный к побережью, носил номер 8. Посты 4, 5 и 6 были заняты разведывательными отрядами 1-й дивизии Морской пехоты США (группировка «Шепард»). 2-й легкий бронепехотный батальон 3-го полка Морской пехоты США занимал позиции между наблюдательным постом 1 и нефтяными полями Аль-Вафра.

Основную силу союзников в районе Хафджи составляли части восточной группы коалиционных арабских войск, организованных в группировки «Омар», «Отман» и «Абу-Бакр». Непосредственно город находился в зоне ответственности группировки «Абу-Бакр» в составе 2-й бригады Национальной гвардии Саудовской Аравии (5000 человек) и 5-го механизированного батальона Катара, вооруженного французской боевой техникой. С северо-запада город прикрывал 5-й батальон 2-й бригады, занявший позиции неподалеку от наблюдательного поста 7. Основные арабские силы занимали оборону в 20 км южнее Хафджи.

Вдоль саудовско-кувейтской границы, в районе города Аль-Вафра располагались иракские войска численостью около 60000 человек. Непосредственное наступление должны были осуществлять 3-й корпус (командующий — генерал-майор Салах Абуд Махмуд, который командовал также всем наступлением) в составе 3-й бронетанковой и 5-й механизированной дивизий, 1-я механизированная дивизия 4-го корпуса (командир – генерал-майор Айид Хаэль Заки), а также подразделения спецназа. Все части, участвующие в наступлении, были хорошо вооружены. 3-я бронетанковая дивизия имела на вооружении танки Т-72, и являлась единственной армейской дивизией, располагавшей машинами данного типа (все остальные Т-72 состояли на вооружении Руспубликанской гвардии). Кроме Т-72, на вооружении бронетанковой и механизированных дивизий имелись Т-62 и Т-55 (некоторые были оборудованы усовершенствованной броней, выдерживавшей попадания ПТУР «Милан»), боевые машины БМП-1, БРДМ-2, а также различные типы артиллерийских орудий.

Кроме того, на данном участке фронта занимали оборонительные позиции пять хуже вооруженных пехотных дивизий, которые не должны были принимать непосредственного участия в наступлении.

По плану наступления, 3-я бронетанковая дивизия должна была заблокировать подход подкреплений союзников к Хафджи с запада, пока 5-я механизированная дивизия брала город. 1-я механизированная дивизия в это время должна была прикрывать правый фланг 3-й бронетанковой дивизии. После взятия Хафджи 1-й механизированной и 3-й бронетанковой дивизиям предстояло отступить на территорию Кувейта, а 5-й механизированной дивизии занять оборону в городе, и постараться нанести максимальные потери контратакующим частям коалиции. По возможности, следовало захватить пленных, чтобы потом использовать их для психологического давления на Запад.

27 января Саддам Хуссейн встретился с командующими 3-го и 4-го корпусов, и генерал-майор Салах Махмуд заверил его, что Хафджи будет взят не позднее, чем 30 января. По дороге назад кортеж Хуссейна подвергся атаке с воздуха, но иракскому лидеру удалось остаться невредимым.

28 января разведка коалиции начала получать многочисленные сигналы о готовящемся наступлении иракских войск. Два поднявшихся в воздух самолета ДРЛО E-8A зафиксировали крупные перемещения иракских сил на участке фронта напротив Хафджи. То же самое было выявлено наблюдательными постами 2, 7 и 8, и находившиеся там корректировщики огня вызывали артиллерийские и авиационные удары по боевым порядкам иракских войск на протяжении всего дня 28 января. Готовящееся наземное наступление иракцев стало неожиданностью для руководства Центркома, которое до этого было озабочено, главным образом, ходом своей воздушной кампании.

29 января не менее 2000 солдат 6-й иракской бронетанковой бригады на нескольких сотнях боевых машин пересекли границу Саудовской Аравии в районе нефтяных полей Аль-Вафра, и устремились на юг, к позициям американской морской пехоты. Первое столкновение с американцами произошло около наблюдательного поста 4, который находился рядом со зданием полицейского участка. В это время уже стемнело. В 20.00 морпехи на наблюдательном посту с помощью приборов ночного видения обнаружили приближение большого количества техники. Они попытались доложить об этом в штаб батальона, но по неизвестной причине пропала связь. Ее удалось наладить только к 20.30. Американцы открыли огонь по приближающейся иракской технике, но он оказался малоэффективен, зато вызвал дружный ответ иракцев. Морпехи, покинув пост, начали отступать в сторону основных сил батальона.

В это время подоспела рота морской пехоты со взводом боевых машин LAV-25 и LAV-25AT, чтобы прикрыть отступление. То, что произошло дальше, едва ли может быть названо славным эпизодом истории Корпуса морской пехоты. Одна из боевых машин LAV-25AT выпустила ПТУР, намереваясь поразить иракский танк, но вместо этого попала в дружественную боевую машину, шедшую в нескольких сотнях метров впереди. Несмотря на эту потерю, американские БМП продолжали двигаться вперед, и вскоре открыли огонь по иракским танкам из своих 25-мм автоматических пушек. Последние не способны были пробить броню иракских танков, однако вызвали некоторое замешательство их экипажей.

Вскоре над полем боя появилось несколько американских самолетов воздушной поддержки А-10, предназначенных специально для точного поражения наземных целей. Одна из выпущенных ими ракет AGM-65 “Maverick” попала в LAV-25 морпехов, убив весь экипаж за исключением водителя. После такого «результативного» боя рота отступила. Ее уцелевшие LAV-25 вскоре были переданы другому подразделению.

6-я бронетанковая бригада очистила от американцев 4-й наблюдательный пост, но вынуждена была отступить обратно к границе под ударами коалиционной авиации. По официальным данным, американцы потеряли 11 человек убитыми, все они погибли от «дружественного огня».

В то же самое время, пока шел бой на наблюдательном посту 4, 5-я иракская механизированная дивизия начала наступление в районе 1-го поста. Рота 2-го легкого бронепехотного батальона, занимавшая позиции в этом районе, доложила о приближении колонны численностью в 60-100 БМП. Была также замечена следующая колонна, состоявшая из, по крайней мере, 29 танков. Были немедленно вызваны самолеты воздушной поддержки А-10 и штурмовики «Харриер», которые отбили атаку, заставив иракскую технику повернуть обратно к границе. В эту ночь союзная авиация отбила еще одну атаку возле наблюдательного поста 2. Самолеты коалиции продолжали наносить удары по иракским войскам на протяжении всей ночи и следующего утра.

Еще одна иракская колонна начала наступление непосредственно на Хафджи. Первым на ее пути оказался 5-й батальон 2-й бригады саудовской Национальной гвардии. Батальон еще не успел развернуться в боевые порядки, как попал под мощный обстрел иракцев, и был вынужден отступить. Дорога на Хафджи оказалась открыта. Несмотря на сопротивление отдельных коалиционных подразделений и попытки американских самолетов огневой поддержки АС-130 помешать наступлению, иракские войска упрямо шли вперед, и к 00.30 30 января установили контроль над Хафджи.

Город был взят настолько быстро что две разведгруппы морской пехоты США общей численностью 60 человек не успели его покинуть, и оказались «захлопнутыми в ловушке». Морпехи занимали двухэтажные здания в южной части города. Увидев иракские подразделения, они начали корректировать огонь артиллерии, побудив тем самым иракцев начать прочесывание городской застройки. Однако, смертельная игра в «кошки-мышки» в итоге закончилась для американцев благополучно — разведчики сумели уцелеть до прихода дружественных сил.

Главнокомандующий войсками Арабской лиги Халед бин Султан был обеспокоен потерей Хафджи. Первоначально он обратился к генералу Шварцкопфу с предложением нанести массированные авиаудары по городу, но в конечном итоге было решено выбить иракцев из Хафджи при помощи наземных войск.

Эта миссия была поручена 7-му батальону 2-й бригады саудовской Национальной гвардии, усиленному двумя катарскими танковыми ротами и американским спецназом. Из-за недостатка собственной артиллерии арабские части пользовались огневой поддержкой 11-го полка морской пехоты США. Штурм города начался к вечеру 30 января. Ему предшествовала 15-минутная артподготовка. Тем временем 5-й батальон 2-й бригады блокировал Хафджи с севера, препятствуя подходу дополнительных иракских войск.

Штурм и освобождение Хафджи союзными соединениями

Первая атака на город была отбита сильны огнем иракцев. Был уничтожен саудовский бронетранспортер V-150. В ночь с 30 на 31 января американская транспортная колонна, заблудившись, въехала в Хафджи, и была расстреляна. Водителю одного из грузовиков удалось бежать, двое американцев, ехавших на другой машине, были ранены и захвачены в плен. С целью их спасения, в город была направлена разведгруппа морской пехоты США численностью 30 человек. Однако ей не удалось обнаружить американских военных.

В эту же ночь над Хафджи зенитным огнем был сбит американский самолет огневой поддержки АС-130. Весь экипаж самолета погиб.

Новый штурм города был предпринят утром 31 января. Иракским огнем были уничтожены два V-150, однако 8-й батальон 2-й бригады сумел войти в город около 10.00. В это же время 5-й батальон остановил иракскую танковую колонну, которя пыталась пробиться в город. Было уничтожено 13 иракских танков и БМП, захвачено в плен 113 иракских солдат. 5-й батальон потерял двоих человек убитыми и двоих ранеными.

В течение дня 31 января 7-й и 8-й саудовские батальоны очистили от иракских войск южную часть Хафджи, после чего около 18.30 7-й батальон вышел из боя, чтобы отдохнуть и пополнить боезапас, в то время, как 8-й батальон продолжал зачищать территорию города. Значительную поддержку атакующим оказывала авиация. Тем не менее, саудовские войска потеряли 18 человек убитыми и 50 ранеными, а также 7 бронетранспортеров V-150. Иракцы попытались перебросить подкрепления в Хафджи морским путем, но самолеты коалиции потопили значительную часть десантных судов.

На следующий день саудовские и катарские отряды возобновили боевые действия по очистке Хафджи от противника. В городе продолжали оставаться две иракские роты с двумя десятками боевых машин, которым не удалось вырваться из города на протяжении ночи. Пока 8-й батальон зачищал южную часть города, 7-й действовал в северном секторе. Иракское сопротивление носило спорадический характер, многие солдаты сдались в плен. В итоге, 1 февраля Хафджи был полностью освобожден от иракских войск.

В результате битвы коалиционные силы потеряли 43 человека убитыми и 52 ранеными. Американские потери составили 25 военнослужащих убитыми (11 – в результате «дружественного огня» и 14 – в сбитом АС-130) и 2 ранеными. Было уничтожено 2 катарских танка AMX-30 и от 7 до 10 саудовских боевых машин V-150.

Ирак официально оценил свои потери в 71 убитыми, 148 ранеными и 702 пропавшими без вести. Американские источники сообщили о 80-90 уничтоженных иракских боевых машинах и 300 убитых.

Иракская пропаганда раструбила о битве за Хафджи как о победе Ирака. Действительно, иракские механизированные дивизии показали свою способность бороться с войсками коалиции. С другой стороны, в результате сражения эти соединения понесли тяжелые потери, и были вынуждены отступить.

Битва за Хафджи продемонстрировала способность американских ВВС отражать массированные наступления бронированных колонн даже без помощи наземных сил. Как сказал один из бывалых иракских офицеров, американская авиация за полчаса боевых действий в районе Хафджи нанесла его бригаде больший урон, чем иранцы за восемь лет войны. С другой стороны, досадные эпизоды с «дружественным огнем» стали той «ложкой дегтя», которая дала повод для сомнений в профессионализме американских военных.

Подготовка к решающей битве

Длительная воздушная кампания дала войскам коалиции возможность провести основательную подготовку к будущему наступлению. VII корпус, которые прибыл на ТВД позже, вынужден готовиться по более сжатой программе. Она включала тестирование техники и снаряжения, в особенности, новых образцов, тренировки войск по преодолению полос обороны и решению других боевых задач в условиях пустыни, отработку взаимодействия на дивизионном, бригадном и батальонном уровнях. 1-я пехотная дивизия США, которая должна была стать острием наступления, отрабатывала прорыв линии фронта совместно с 1-й британской бронетанковой дивизией.

В отличие от VII-го корпуса, XVIII-й воздушно-десантный корпус имел больше времени, чтобы подготовиться к наступлению. Он тренировался во взаимодействии с 6-й французской легкой бронетанковой дивизией.

Несколько южнее, в военном городе Кинг-Халид, подразделения 22-го командования экипировались и учились быстро перемещаться вслед за наступающими войсками, чтобы, когда придет время, обеспечить их всем необходимым.

Тем временем, на границе начались боевые действия, которые пока что носили характер мелких стычек. Американские кавалерийские патрули перемещались в пограничной зоне, прикрывая развертывание коалиционных сил.

Американский разведывательный патруль на джипах HMMWV

В основном, им приходилось действовать на ровной, как стол поверхности, кое-где пересекаемой сухими руслами рек, так называемыми «вади». Противник был недалеко. Разведчики могли слышать звуки бомбардировок и по ночам наблюдать вспышки – это коалиционная авиация наносила удары по переднему краю иракских войск.

22 января 1991 года на границе секторов ответственности XVIII-го и VII-го корпусов произошла перестрелка между взводом 3-го американского бронекавалерийского полка и дозором иракской пограничной полиции. Американцы потеряли двоих бойцов ранеными, у иракцев двое были убиты и шестеро захвачены в плен. После этого множество патрулей 6-й французской ЛБД, 82-й и 101-й американских ВДД на автомобилях и бронетранспортерах прочесали данный район, особенное внимание уделяя «вади». Им удалось нейтрализовать еще нескольких иракских разведчиков, но, несмотря на это, случаи боевых контактов в пограничной полосе продолжались и впредь.

Союзное командование нуждалось в сведениях о том, что происходит севернее саудовской границы. Необходимо было определить проходимость местности для бронетехники, наблюдать за активностью иракских войск, вести охоту за «Скадами». Для этого высылались дальние патрули и состава сил спецназначения США, Британии и саудовских парашютистов. В некоторых случаях спецназовцам удавалось добиться успеха, но зачастую операции заканчивались провалами, главным образом, из-за плохой предварительной разведки. Известен, например, случай, когда группа спецназначения высадилась прямо посреди расположения иракской бронетанковой дивизии.

Важную роль в подготовке к наступлению играли психологические операции. Радио и телевидение стран-участниц коалиции постоянно говорило о братстве между арабами, международной изоляции Ирака, воздушной мощи США. Эффективной была тактика, когда на определенное подразделение иракской армии сбрасывались листовки с сообщением о том, что в течение 24 часов оно будет разбомблено, и, таким образом, до уничтожения есть еще время сдаться.

Танкисты 1-й кавалерийской дивизии готовят к боевым действиям вновь прибывшие танки M1A1. Прежде чем отправить танк в бой, на него необходимо было установить много дополнительного оборудования.

Примечательно участие в специальных операциях 4-го эскадрона 17-го кавалерийского полка. Не будучи подразделением специальных операций, оно фактически выполняло функции спецназа. Действуя с борта фрегата «МакХолас» ВМС США, 18 января оно очистило от иракцев восемь нефтяных платформ в акватории Персидского залива, которые стали первой освобожденной кувейтской территорией.

На пятую неделю воздушной кампании VII-й корпус начал выдвижение на боевые позиции. К 17 февраля его силы около саудовской границы насчитывали 1500 танков, 1500 БМП и 600 единиц артиллерии.

Всю следующую неделю VII-й и XVIII-й корпуса продолжали приготовления к наступлению. Боевые действия в это время сводились к патрулированию вдоль границы и контрбатарейной борьбе. Из-за большой дистанции между американскими и иракскими батареями американцы выбрали тактику «стреляй и беги». Перемещаясь вдоль границы на безопасной дистанции американские артиллеристы выбирали момент, когда иракцы не могли установить их местонахождение, после чего сближались с иракскими объектами, делали несколько результативных залпов, и быстро покидали данный район. Особенно убийственен был огонь многоствольных установок MLRS. Был случай, когда иракская дивизия в результате обстрела тремястами реактивными снарядами из MLRS при поддержке двух батальонов 203-мм гаубиц потеряла 97 из 100 своих орудий.

На западном фланге войска XVIII-го воздушно-десантного корпуса проводили глубокие воздушные рейды в тыл противника, уничтожая бронетехнику, артиллерию, бункера и наблюдательные посты. Иракская оборона здесь в целом была настолько слаба, что отряд из двух десятков вертолетов мог без особых проблем пересечь иракскую границу даже в дневное время. В одном из таких рейдов 20 февраля противотанковыми ракетами «ТОУ» с вертолетов было уничтожено 15 ДОТов, в которых занимало оборону иракское подразделение. После этого при помощи громкоговорителя, установленного на вертолете, удалось склонить к сдаче в плен оставшихся в живых 476 иракских солдат.

В конечном итоге, сочетание воздушных ударов, артиллерийских обстрелов и вертолетных рейдов принесло результат. По сведения американской разведки, к началу активной фазы наземной операции иракские вооруженные силы потеряли 53% своей артиллерии и 42% танков, находившехся в зоне боевых действий. Иракские передовые и резервные наземные части утратили до 50% своей боевой мощи. В то же время американское командование получило, по крайней мере, еще один повод для оптимизма. Дело в том, что разведка доложила о крайней слабости иракской обороны западнее Кувейта. Несмотря на то, что с ноября Ирак нарастил свою военную мощь в зоне конфликта с 27 до 43 дивизий, большинство из этих сил находилось на территории Кувейта. VII-му корпусу противостояли только семь слабых иракских дивизий, XVIII-й корпус вообще имел перед собой три пехотных дивизии.

15-20 февраля военно-политическое руководство Ирака заявило о своей готовности отступить из Кувейта в обмен на выполнение ряда условий союзниками, в частности, их войска должны были тоже отступить от границы; кроме того, Ирак потребовал возмещения расходов, понесенных им в ходе войны. Администрация Джорджа Буша сочла эти условия неприемлемыми, как и совместное советско-иракское предложение о выводе иракских войск из Кувейта в течение 21 дня, и предупредила Ирак и скором начале наземного наступления, если Ирак не выведет свои войска из Кувейта немедленно и безоговорочно.

Понимая, что наступление союзников начнется со дня на день, иракские войска начали поджигать нефтяные поля на территории Кувейта. Этим они пытались нанести максимальный экономический ущерб противнику, а также в какой-то мере замаскировать свои оборонительные позиции от союзной авиации.

23 февраля командующий армией Центрального командования генерал Дж. Йоэсок, провел рекогносцировку местности, по которой прийдется наступать его войскам. Тем временем вдоль границы уже начались боевые столкновения. Первая пехотная дивизия, столкнувшись с иракским танковым подразделением, уничтожила 20 машин. 2 эскадрона 2-го кавалерийского полка проникли примерно на 16 км вглубь Ирака, прикрывая инженерное подразделение, которое расчищало проход для наступления основной массы техники. VIII-й корпус выдвинул на иракскую территорию свои разведывательно-диверсионные подразделения. Артиллерийские обстрелы и рейды вертолетов продолжались на протяжении всего дня 23 февраля. Наконец, в 01.00 24 февраля последовал приказ Центрального командования о начале наземной наступательной операции.

«Буря в пустыне»: 100 часов войны

Организация обороны иракской армии

Несмотря на крайне скоротечный ход боевых действий во время операции «Буря в пустыне» было бы неправильным говорить о том, что иракцы не готовились к обороне. Наоборот, оборона иракских войск была организована достаточно продуманно и методично. Следует отметить изобретательность иракцев при маскировке войск и боевой техники. Одним из методов была рассредоточение неповрежденной техники, которой при помощи горящих покрышек придавался вид подбитой, среди реально уничтоженной. Также использовались макеты техники. Все это затрудняло идентификацию целей пилотами союзников, и заставляло их расходовать ракеты и бомбы впустую. В инженерном отношении иракцы тоже достаточно серьезно потрудились. Было отрыто 220 км траншей и 30 км противотанковых рвов, оборудованы хорошо защищенные командные пункты, создано множество минных полей. Не было недостатка и в войсках.

Укрепления «Линии Саддама»: ряды металлических столбов, проволочные заграждения и рвы с нефтью.

К началу боевых действий Южная группировка ВС Ирака насчитывала 458 тысяч человек, 4160 танков, 2600 артиллерийских систем и РСЗО.

Оборона Южной группировки строилась в два эшелона: первый – 2, 3 и 7-й армейские корпуса, второй – 4-й АК, резерв – 8 дивизий РГ Ирака.

Как правило, оборона иракских дивизий состояла из полосы обеспечения и четырех оборонительных позиций. Полоса обеспечения глубиной 2,5-17,5 км включала развитую систему инженерных заграждений (минные поля, проволочные заграждения, противотанковые рвы, рвы с нефтью), а также огневые точки выдвинутых вперед отдельных пехотных и танковых подразделений. Оборонительные позиции дивизии состояли из трех эшелонов: первый – две пехотные бригады на первой оборонительной позиции глубиной 3,5-4,5 км, состоящей из 3-4 траншей; второй – пехотная и механизированная бригады на второй и третьей позициях, состоящих из 1-2 траншей; резерв – бронетанковая бригада на четвертой оборонительной позиции. Оборона строилась из ротных опорных пунктов, объединенных в батальонные районы обороны, и связанных между собой ходами сообщения. Бронетанковая техника зачастую вкапывалась в землю.

Дивизиям придавались артиллерийские подразделения, которые располагались на удалении 3,5-20 км от переднего края. При прорыве противником полосы обеспечения и оборонительных позиций дивизии артиллерия должна была наносить основное огневое поражение наступающим.

Несмотря на кажущуюся прочность, в иракскую оборону с самого начала был заложен фатальный просчет. С учетом опыта войны с Ираном, иракцы рассчитывали на оборону, состоящую из многих полос инженерных заграждений и траншей с войсками. Однако, против высокоподвижных механизированных соединений союзников стратегия пассивной, пусть даже жесткой обороны, была проигрышной с самого начала. Действия коалиционных сил, основанные на обходах сильно укрепленных позиций, сделали оборонительные мероприятия иракцев малоэффективными.

Сразу стоит оговориться, что достоверные данные о потерях сторон в ходе наземного наступления в открытых источниках отстутствуют.

Исходное положение соединений коалиции перед 100-часовым наступлением.

Также мало информации о ходе и результатах конкретных сражений, и о том, насколько иракским частям в них удавалось «потрепать» войска коалиции. Есть официальные цифры, которые дают США и их союзники, но они могут быть занижены. Однако, впоследствии самими же американцами был опубликован ряд исследований, где, в числе прочего, описываются эпизоды с боевыми потерями в личном составе и технике. Думаем, американцы не стали бы приписывать себе лишние потери, значит, все описанное скорее всего, имело место. В то же время данные союзников о боевых потерях иракцев представляются завышенными. К примеру, были нередки случаи, когда в силу различных обстоятельств иракские танковые экипажи покидали свои боевые машины, и сами выводили их из строя, чтобы те не достались врагу.

Но американцы записывали себе «в актив» уничтожение такой техники. Мало того, во время второй иракской кампании 2003 года оказалось, что Саддам располагает большим количеством боевой техники, чем ожидалось, исходя из ранее заявленных союзниками иракских потерь во время «Бури в пустыне». Поэтому к официальной версии этой войны как к полному триумфу союзников с исключительно малыми потерями следует относиться критически. Однако, сам факт капитуляции Саддама всего через четыре дня после начала наземной операции говорит о том, что подавляющая часть боев на тактическом уровне все-таки была выиграна союзниками.

24 февраля

Наступление союзных войск началось на левом фланге, с позиций XVIII-го воздушно-десантного корпуса. В 01.00 разведчики 6-й французской ЛБД выдвинулись на территорию Ирака западнее позиций корпуса. Тремя часами позже основные силы французов, усиленные 2-й бригадой 82-й ВДД, перешли границу и устремились к небольшому городу Салман в 140 км от границы. Он представлял собой достаточно важный транспортный узел, поскольку находился на пересечении дорог, кроме того, в городе имелся аэропорт.

Схема продвижения союзников 24 февраля

Продвигаясь в темноте под мелким дождем, американо-французские силы не встретили ни малейшего сопротивления со стороны иракских войск, но под Салманом их ожидал сюрприз – десятитысячная иракская 45-я пехотная дивизия. Впрочем, это соединение было уже достаточно измотано за время «бесконтактной» войны. Против иракских ДОТов и вкопанной в землю бронетехники генерал Жанвье выслал вооруженные ракетами вертолеты «Газель». В результате недолгой битвы иракская дивизия была разгромлена, 2500 военнослужащих сдались в плен. Взятый под контроль союзных войск район недавнего сражения получил кодовое наименование ROCHAMBEAU. После этого французы заняли Салман без сопротивления, и остановились, ожидая иракской контратаки, которая так и не последовала. Безопасность левого фланга союзников была обеспечена. Контролируемый французами район города Салман был условно обозначен как WHITE.

Тем временем 1-я и 3-я бригады 82-й ВДД взяли под контроль двухполосное шоссе на юге Ирака, открыв путь для переброски в северном направлении колонн боевой техники и снабжения.

Атака основных сил XVIII-го ВДК под командованием генерала Дж. Х. Б. Пэя Третьего была запланирована на 05.00, но она была отложена из-за погодных условий. Густой туман мешал действиям авиации, делая невозможным проведение миссий ближней огневой поддержки наступающих наземных сил. Наконец, в 07.05 по сигналу Пэя в воздух поднялись 40 вертолетов «Чинук» и 60 «Блэк Хоуков» 18-й авиабригады с личным составом 1-й бригады 101-й ВДД на борту. Их сопровождали ударные «Апачи» и «Кобры». Вторгнувшись на 180 км вглубь Ирака, бригада заняла район COBRA северо-западнее зоны WHITE. Это был самый крупный вертолетный десант в военной истории. Уже к обеду 24-го февраля в районе COBRA были развернуты передовые пункты снабжения, куда тяжелые транспортные вертолеты «Чинук» доставляли боеприпасы, горючее, оборудование для заправки техники и необходимые материалы для сооружения долговременной базы. В то же время от саудовской границы 700 быстроходных грузовиков снабжения с топливом и боеприпасами выдвинулись к реке Евфрат. Произведя дозаправку техники в зоне COBRA, подразделения 101-й ВДД стремительно двинулись на север. К вечеру они уже углубились на 270 км в территорию Ирака и перерезали шоссе № 8 – одну из нескольких дорог, соединяющих иракские части в Кувейте с Багдадом.

Передовые американские подразделения наступали даже быстрее, чем ожидалось, и это вызвало определенные проблемы. Боясь ослабить наступательный порыв своих войск, генерал Люк дал командирам частей полную свободу движения. В результате получилось, что танки, которые неслись по пустыне со скоростью 80 км/ч выходили из радиуса действия своей артиллерии, которая могла перемещаться со скоростью всего 50 км/ч, и к тому же была вынуждена делать остановки для ведения огня.

Колонна танков 3-й бригады 1-й бронетанковой дивизии США в ходе наступления на Кувейт.

Чтобы хоть как-то исправить положение, артиллерия была разделена на 2 группы, одна из которых вела огонь, в то время, как другая на максимальной скорости ехала вперед. Впрочем, в данном случае американцы не были «наказаны» за нарушение тактических канонов – главным образом, из-за крайне слабого сопротивления иракских войск.

24-я механизированная дивизия XVIII-го ВДК под командованием генерала МакКэфри получила задачу блокировать долину Евфрата с целью воспрепятствовать бегству на территорию Ирака войск, дислоцированных в северной части Кувейта. Затем ей предстояло начать наступление на восток во взаимодействии с тяжелыми дивизиями VII-го корпуса. 24-я была самой крупной из когда-либо сформированных американских дивизий со времен I-й Мировой войны. В составе 34-х ее батальонов насчитывалось 25000 человек личного состава, 241 танк «Абрамс» и 221 БМП «Брэдли», 6500 колесных и 1300 гусеничных транспортных средств, 94 вертолета, 72 ствольных и 9 реактивных артиллерийских систем. Такое количество боевой техники позволяло сокрушить оборону нескольких дивизий иракской Национальной гвардии.

Дивизия начала наступление в 15.00 всеми тремя своими бригадами – 1-й, 2-й и 197-й. Тактически батальоны дивизии действовали не в составе своих бригад, а четырьмя большими отрядами, каждый из которых двигался, построив технику в каре размерами 6-8 км по фронту и 25-35 км в глубину. Периметр образовывали танки и БМП, внутри находились штабы и подразделения снабжения. Каждая из таких боевых формаций прикрывалась кавалерийским подразделениями, контролировавшими пространство шириной 9-16 км по фронту. Сопротивление иракцев было минимальным. Дивизия продвигалась со скоростью 45-50 км/ч.

Большое преимущество американским войскам давала хорошая техническая оснащенность подразделений современными средствами навигации. На бедной ориентирами пустынной местности дивизия корректировала направление своего наступления при помощи систем спутниковой навигации и дальней радиолокационной разведки. Небольшие подразделения оснащались системами GPS. Все командиры и водители боевых машин имели очки ночного видения. В результате с наступлением ночи американские подразделения смогли не блуждать в темноте, или стоять на месте, дожидаясь наступления утра, а уверенно двигались в нужном направлении. Перемещение в темноте больших масс войск порождало у американцев опасение потерь от огня своих же подразделений, который, как показала ситуация под Хафджи, был даже опаснее, чем огонь противника (англосаксы дали этому явлению специальный термин «дружественный огонь» или “fratricide”). Здесь янки пошли обычным для себя путем – внедрили новую технологию. Специальные «фонари Бадда» (по имени их создателя Генри Бадда), излучавшие в инфракрасном спектре, и заметные через приборы ночного видения с расстояния 2 км были закреплены на антенны более чем 10000 единиц техники, чтобы пилоты и операторы вооружения могли легко отличать свою технику от вражеской. К полночи МакКэфри остановил дивизию на линии, расположенной на 120 км в глубине иракской территории.

Самая ответственная задача была возложена на VII-й корпус. Этому соединению предстояло сокрушить оборону элитных дивизий Республиканской гвардии Ирака. Поэтому копус представлял собой скорее мини-армию и насчитывал 142 тыс. человек, 1587 танков, 1502 БМП «Бредли» и бронетранспортеров, 669 артустановок и 223 боевых вертолета. Вся эта масса войск и техники потребляла чудовищное количество ресурсов. Ежедневно ей требовалось 12 тыс. тонн горючего и 6 тыс. тонн боеприпасов. Остается только отдать должное американской тыловой поддержке, которая смогла обеспечить функционирование этой армады.

VII-му корпусу предстояло продвинуться на север, вглубь Ирака, а затем повернуть на восток, захлопывая «кувейтский мешок» с иракскими войсками внутри. Первоначально генерал Шварцкопф планировал ввод 7-го корпуса в бой лишь 25-го февраля, но из-за неожиданно быстрого продвижения вперед XVIII-го ВДК наступление пришлось ускорить.

Первой саудовско-иракскую границу пересекла 1-я кавалерийская дивизия генерала Тилелли. Вскоре она столкнулась с иракской 27-й пехотной дивизией, которую быстро разбила. После этого началось наступление основных сил корпуса. 1-я кавалерийская дивизия осталась в тылу наступающих, обнаруживая и нейтрализуя уцелевшие иракские подразделения. В 05.38 1-я пехотная дивизия начала атаку иракских оборонительных позиций. В отличие от крайне слабой обороны на северо-востоке здесь американцев встретили проволочные заграждения и минные поля, за которыми находились многокилометровые траншеи, полные иракских солдат.

Англосаксы при виде иракской обороны, впрочем, не смутились, а в очередной раз продемонстрировали свою жестокую изобретательнойсть.

Прорвав инженерные заграждения, и на ходу ведя ураганный огонь, американская бронетехника устремилась к позициям иракцев. Часть танков была оснащена навесными ковшами, также в атакующих порядках находились боевые бульдозеры.

Американский скоростной боевой бульдозер M9.

Концентрация техники на участках прорыва и плотность огня ее были таковы, что иракские расчеты противотанковых средств просто не могли высунуться из траншей. «Оседлав» иракские позиции, инженерная техника повернула на 90 градусов и, под прикрытием плотного огня БМП «Бредли» двинулась вдоль траншей, загребая их вместе с иракскими солдатами. Так, без потерь со стороны американцев были полностью зарыты траншеи длиной 16 км, а все их защитники заживо погребены или взяты в плен. В иракских минных полях были проделаны 24 безопасных коридора, через которые должна была пройти 1-я британская бронетанковая дивизия.

В это же время на левом фланге 2-й кавалерийский полк вывел 1-ю и 3-ю американские бронетанковые дивизии на иракскую территорию.Оба указанных соединения начали быстрое наступление на города Аль Бисайю, центр снабжения и логистики, расположенный на 150 км в глубине Ирака. Дивизии наступали в плотных боевых порядках 25 км по фронту и 50 км в глубину. Их бригады располагались как бы на вершинах гигантских треугольников, обращенных остриями вперед. Между двумя фланговыми бригадами находились подразделения артиллерии и снабжения.

Изрядно потрепанные ударами с воздуха иракские части оказывали слабое сопротивления. В первый час наступления американцам удалось подбить 2 Т-55 и 5 БМП, несколько позже были разгромлены 7 небольших иракских постов. Всего в этот день VII-м корпусом было взято 1300 пленных.

Взрыв боекомплекта на иракском Т-62 после поражения его американским танком.

Тем не менее, генерал Франкс решил, что в ходе наступления 1-я и 3-я бронетанковые дивизии чрезмерно удалились от 1-й пехотной, и это может может негативно сказаться на боевом взаимодействии соединений корпуса. На 30 км в глубине Ирака наступление VII-го корпуса было временно приостановлено.

На приморском направлении боевые действия начались в 01.00 бомбардировкой побережья Кувейта линкором «Миссури». Иракское командование приняло артобстрел с моря как подготовку к высадке морского десанта, и было вынуждено держать на прибрежных позициях значительные силы для отражения возможного нападения. Впрочем, десант так и не последовал. Американцы посчитали, что штурм укрепленных позиций с моря обойдется им слишком дорого.

В 04.00 соединения Корпуса морской пехоты США, дислоцированные на берегу: армейская «Тигриная» бригада, 2-я бронетанковая дивизия, 1-я и 2-я дивизии морской пехоты начали наступление. Им была поставлена задача взять под свой контроль главную цель – Кувейт-Сити, который находился в 80 км к северо-западу. Однако серьезные оборонительные полосы и плотная концентрация иракских войск не дали морпехам продвигаться столь же быстро, как коалиционным силам на левом фланге и центре. Морская пехота не имела на вооружении танков «Абрамс», а только устаревшие М60А3.

Их действия поддерживала «Тигриная» бригада, оснащенная «Абрамсами» М1А1, которые обладали достаточной огневой мощью для борьбы с любой бронетехникой противника. Первоначально американцев встретили линия рвов и два минных поля. Танки М60А3 с навесными ковшами быстро засыпали рвы, но преодоление минных заграждений заняло значительное время. Для этого были использованы танки М60А3 с минными тралами, которые проделали шесть проходов в минных полях между нефтяными месторождениями Аль Вафра и Умм Кадур. Только в 16.15 «Абрамсы» «Тигриной» бригады прошли через минные поля.

В целом, действия морпехов в этот день были достаточно успешными. Им удалось продвинуться на 32 км вглубь Кувейта. При этом 2-й дивизией была захвачена техника 9-го иракского танкового батальона – 35 Т-55. 1-я дивизия провела успешный бой за авиабазу Аль-Джабер, в ходе которого был уничтожен 21 иракский танк.

25 февраля

Ранним утром 25 февраля соединения XVIII-го ВДК продолжили свое продвижение вглубь Ирака. 82-я ВДД двигалась за 6-й французской ЛБД. Первой их целью был район под условным названием WHITE. Как только указанный район был занят, 3-я бригада 101-й ВДД была переброшена вглубь вражеской территории, десантировавшись на южном берегу реки Евфрат, западнее города Ан Насиния с целью установления контроля над долиной реки.

Схема продвижения союзников 25 февраля

В то же время, еще до наступления рассвета, 197-я бригада 24-й дивизии атаковала зону BROWN. Организованное сопротивление иракских подразделений было сломлено сильной артподготовкой, так что американцам вместо врагов пришлось иметь дело c деморализованными военнопленными. Уже к 07.00 сектор BROWN был зачищен. Шестью часами позже 2-я бригада зачистила район GREY на правом фланге. В 14.50, не останавливаясь на достигнутом, 1-я и 2-я бригады продолжили движение на восток, вглубь территории Ирака, и в 14.50 очистили от противника район RED. Таким образом, к концу дня XVIII-му ВДК ценой незначительных потерь (по официальной версии — двое убитых и двое пропавших без вести) удалось сломить сопротивление 26-й и 35-й пехотных иракских дивизий, и занять все намеченные районы.

Тем временем командующий VII-м корпусом генерал Франкс столкнулся с двумя серьезными проблемами. Первая заключалась в том, что 1-й британской бронетанковой дивизии по состоянию на 25-е февраля так и не удалось полностью выйти на иракскую территорию через проходы в минных полях, проделанные 1-й пехотной дивизией США. А ведь именно ей предстояло стать главной ударной силой в борьбе с танковыми частями Республиканской гвардии Ирака. В то время, как 1-я и 3-я американские бронетанковые дивизии находились значительно западнее, 1-я пехотная и 1-я кавалерийская дивизии оказались уязвимы перед массированным танковым контрударом.

Еще более тревожная ситуация возникла на правом фланге корпуса. Правительства некоторых арабских стран, опасаясь сложностей в послевоенных отношениях с соседями, начали испытывать сомнения в том, стоит ли вводить свои войска на территорию Ирака, или ограничиться непосредственным освобождением Кувейта. Таким образом весь план наступления, разработанный американским командованием, оказался под угрозой срыва. Чтобы подстраховаться на случай саботажа со стороны арабских стран, генерал Шварцкопф оставил 1-ю кавалерийскую дивизию в качестве резерва на правом фланге VII-го корпуса. Опасения американцев оказались не напрасными – египетский и сирийский контингенты медлили с входом в Ирак, вследствие чего в линии фронта коалиционных войск правее VII-го копуса образовалась огромная брешь. Однако ее закрыла 1-я кавалерийская дивизия, усиленная 2-м бронекавалерийским полком.

Несмотря на трудности, VII-й корпус продолжал наступление. Артиллерия, тактические ракетные батареи, самолеты ближней огневой поддержки и боевые вертолеты наносили интенсивные упреждающие удары на пути следования наступающих войск, и повторяли их в случае малейшего ответного огня иракцев. В то же время подразделения психологической войны обращались к уцелевшим иракцам с призывами сдаваться в плен.

Техника 1-й бронетанковой дивизии США проходит мимо горящих остатков иракского танка.

Психологическая обработка в сочетании с убийственным огнем достаточно эффективно ломала сопротивление иракских частей. Только однажды после призыва о сдаче в плен иракцы предприняли контратаку, однако на дистанции 2 км были встречены огнем 1-й американской бронетанковой дивизии. За 10 минут было уничтожено 40-50 иракских танков и бронетранспортеров.

Наконец, ближе к полудню арабские войска из состава тактического командования «Север», ранее замершие в нерешительности, все-таки двинулись вперед, и смогли в должной мере прикрыть правый фланг VII-го корпуса, чтобы обеспечить его дальнейшее наступление.

После полудня американская 1-я пехотная дивизия расширила проходы в минных полях. Кроме того, ее бойцами были захвачены командующий 26-й иракской пехотной дивизией со своим штабом и два командных поста иракских бригад. Тем временем 1-я британская 1-я бронетанковая дивизия наконец-то прошла через минные поля и приготовилась атаковать позиции 52-й иракской танковой дивизии.

Тем временем десантные корабли с тремя бригадами морской пехоты приблизились к побережью Кувейта, демонстрируя готовность начать высадку. 24-26 февраля 5-я ЭбрМП высадилась на территории Саудовской Аравии в 45 км южнее кувейтской границы, и заняла позиции в резерве Восточной группировки войск Арабской лиги. Это убедило иракское командование в том, что главный удар коалиционных сил будет наноситься вдоль побережья, в том числе при поддержке морского десанта. Иракцы не решились перебросить на другое направление четыре дивизии, ожидавших высадки десанта, которая так и не произошла.

25 февраля соединения морской пехоты США приблизились к Кувейт-Сити. Вскоре после полуночи иракцы предприняли первую в секторе ответственности морской пехоты танковую контратку. Удар пришелся на позиции 6-го полка 2-й экспедиционной дивизии МП. Сочетая удары ближней воздушной огневой поддержки, огонь танков, артиллерии и ПТУР, морпехи отбили контратаку.

Американские морпехи на подступах к Кувейт-Сити. Во время короткой остановки бойцы покинули машины и смотрят на клубы дыма от горящих нефтяных скважин.

Тем временем «Тигриная» бригада обошла иракцев с левого фланга и к утру зачистила комплекс бункеров, где укрывались иракские войска. После обеда «Тигриной» бригадой при поддержке 2-го батальона морской пехоты была было предпринято наступление на еще один важный укрепленный район — комплекс хранилищ сельскохозяйственной продукции, превращенный иракскими войсками в крепость и прозванный американцами «Лотком со льдом» (“Ice cube tray”) из-за сходства с указанным предметом при наблюдении с воздуха. «Лоток со льдом» располагался на возвышенности и представлял собой значительную площадь, застроенную бетонными ангарами и заборами. Его занимали иракские 3-я танковая и 1-я пехотная дивизии, которые оказали жестокое сопротивление. Сражение происходило в условиях практически нулевой видимости из-за дыма от горящих нефтяных полей. Весь бой длился около 8-9 часов, и закончился после 22.00 очисткой его территории от иракцев. Информация о потерях американцев в этом бою отстутствует, однако логично предположить, что быстрый штурм большой по площади бетонной застройки, и неизбежно связанный с этим ближний бой, никак не могли обойтись определенных потерь с американской стороны, по крайней мере, в живой силе.

В результате боевых действий 25 февраля союзниками были достигнуты все поставленные цели. Однако было бы большим преувеличением говорить о том, что у коалиции в этот день все прошло гладко. Во-первых, иракцы продолжали жечь кувейтские нефтяные скважины. По состоянию на 25 февраля их горело примерно 200, и союзники пока никак не могли помешать этому процессу.

Во-вторых, уцелевшие пусковые установки «Скадов» продолжали колесить по пустыне, нанося удары по территории Израиля и Саудовской Аравии. При всей неточности «Скадов» в этот день иракцам улыбнулась удача. Одна из ракет попала в казарму, расположенную на территории военной базы Дахран, Саудовская Аравия. На момент попадания в казарме находилось более 200 американских военнослужащих — резервистов из штата Пенсильвания. Это был персонал тылового подразделения, не принимавший непосредственного участия в боевых действиях, однако по иронии судьбы именно тыловики-резервисты, находившиеся вдали от линии фронта, понесли самые большие за всю войну одномоментые потери. По официальным данным, американцы отделались 28 убитыми и 97 ранеными. Однако, возникают обоснованные сомнения в обьективности этих данных. Выходит, что 100 человек из находившихся на тот момент в казарме, от попадания боеголовки весом в одну тонну вообще не пострадали, в то время как само здание превратилась в груду горящих развалин! Исходя из логики и здравого смысла можно предположить другое: от попадания «Скада» погибли все, кто находился в казарме, а американская пропаганда «скромно» занизила количество убитых приблизительно в 10 раз.

26 февраля

26 февраля оказалось насыщено крупными сражениями, которые определили исход всей операции. В этот день войска генерала Шварцкопфа начали осуществлять маневр, получивший название «Радуйся, Мария!» — бросок на северо-восток с дальнейшим резким поворотом в восточном направлении, который в конечном итоге привел к «захлопыванию ловушки» для иракских соединений, которые находились на территории оккупированного Кувейта.

Схема продвижения союзников 26 февраля

Утром 26 февраля соединения XVIII-го воздушно-десантного корпуса повернули на северо-восток и вышли в долину Евфрата. На острие атаки находилась 24-я механизированная дивизия. 101-я, 82-я ВДД и 6-я ЛБД прикрывали фланги.

Сильнейшая песчаная буря подняла в воздух такие облака пыли, что даже днем было практически темно. Облака пыли забивали фильтры двигателей техники и стали серьезными испытанием для тепловизионного оборудования.

В 14.00 24-я дивизия атаковала иракские авиабазы Джабан и Талил. В данном районе американцам пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением иракцев. 47-я и 49-я пехотные дивизии, дивизия Республиканской гвардии «Навухудоноссор» и 26-я бригада коммандос заняли оборонительные позиции в скалах. 1-я бригада 24-й дивизии находилась под обстрелом иракских танков и артилерии в течение четырех часов. В конце-концов технологическое превосходство и выучка американцев взяли верх. Все позиции иракской артиллерии в скальных укрытиях были выявлены при помощи РЛС, и затем на них обрушился в несколько раз более интенсивный ответный огонь.

В конце-концов шесть иракских артиллерийских батарей были полностью уничтожены. В условиях чрезвычайно плохой видимости тепловизионные прицелы давали американским танкистам большое преимущество. Они вели точный огонь по танкам противника с дистанции до 4 км, в то время, как иракские экипажи даже не могли видеть врага. На стороне американцев, как всегда, был убийственный огонь самолетов ближней воздушной огневой поддержки и «Апачей». За несколько часов иракские соединения были выбиты из своих укрытий и разгромлены.

Следующая крупная битва в этот день произошла на рассвете в районе городка Аль-Бисайя. Этот небольшой город, состоявший всего из четырех-пяти десятков зданий, находился на пересечении важных дорог и был превращен иракскими войсками в укрепленный пункт. В 1,5 км к югу от города находились траншеи, усиленные ДОТами и пулеметными гнездами. Гарнизон Аль-Бисайи составлял иракский батальон, усиленный 12 танками Т-55 и Т-62, а также 12 бронированными машинами. Вся бронетехника была вкопана в глубине оборонительных позиций по периметру города.

Штурм города был поручен 2-й «Железной» бригаде 1-й бронетанковой дивизии VII-го корпуса. Атака началась в 6.30. Приблизившись к городу, американцы открыли минометный огонь по переднему краю иракских позиций. После этого часть иракских военнослужащих сдалась в плен, и была отконвоирована разведвзводом в глубину американских позиций.

РСЗО M987 MLRS

Сопротивление оставшихся иракцев не было сильным. При приближении американцев на левом фланге был открыт слабый огонь из траншей, однако, когда танки подошли к ним вплотную, иракские солдаты сразу же сдались. Подразделения «Железной» бригады прошли через город, поочередно уничтожив все иракские танки, причем часть из них уже была покинута. Не утруждая себя зачисткой зданий, в 8.50 американские подразделения образовали вокруг города «квадрат смерти», в центр которого был вызван огонь РСЗО MLRS. В этом сражении были уничтожены 12 иракских танков, 2 БРДМ и 1 БМП, 16 различных машин захвачено. У американцев потерь не было.

Несколькими часами позже к северо-востоку от Аль-Бисайи, и к 25 км к западу от кувейтской границы в безжизненной пустыне произошло крупнейшее танковое сражение в этой войне, получившая название «Битва 73 истинг» — по обозначению условной линии координат на GPS-картах, за отсутствием иных ориентиров. Здесь 25 февраля заняла позиции лучшее соединение Саддама – дивизия республиканской гвардии «Тавакална» в составе 18-й, 9-й и 29-й бригад. На левом фланге дивизии заняли оборону 18-я механизированная бригада РГ и 37-я бронетанковая бригада. Южнее их находилась 12-я танковая дивизия. Позади указанных соединений была расположена вторая линия обороны — дивизии РГ Ирака «Медина» и «Хаммурапи», а также 10-я танковая дивизия.

Иракцы не успели как следует оборудовать оборонительные позиции. Минные поля и проволочные заграждения были установлены лишь частично. Между тем к ним уже стремительно приближался авангард VII-го корпуса: 1-я американская бронетанковая дивизия, 3-я бронетанковая дивизия, 1-я пехотная дивизия. Впереди их двигался 2-й бронекавалерийский полк под командованием полковника Холдера, выполнявший функции разведки. В условиях песчаной бури видимость составляла всего 300 м, однако тепловизионные приборы увеличивали ее до километра. В 7.00 полк наткнулся на иракский патруль из десяти Т-72 и БМП, и запросил воздушную поддержку. Однако из-за песчаной бури вертолеты, приданные полку, не смогли подняться в воздух. Кавалеристы уклонились от боя, и продолжили движение вперед, стараясь обходить встречавшиеся на пути мелкие подразделения иракцев.

В 15.30 2-й эскадрон 2-го полка наткнулся на левый фланг укрепленных позиций 18-й механизированной бригады иракцев в русле высохшей реки «вади», и с ходу уничтожил три Т-72. В целом, атака 2-го БКП застала иракцев врасплох. Их техника преимущественно была рассредоточена в укрытиях, с выключенными двигателями, экипажи находились снаружи. В ходе жестокого скоротечного боя, буквально за несколько десятков минут всеми тремя эскадронами полка было уничтожено в общей сложности 50 иракских танков и 67 единиц БМП и другой техники. Однако битва только начиналась. К месту сражения выдвигались новые Т-72. После 18.00 волны иракских танков при поддержке пехоты и бронетранспортеров несколько раз врывались в русло «вади», однако все атаки были отбиты кавалеристами.

Последним сильно помогали огонь артиллерии, боевые вертолеты и ближняя воздушная огневая поддержка, которые не давали атакующим приблизиться вплотную. В результате иракских атак 2-й БКП потерял 1 БМП «Бредли» и наводчика из ее экипажа убитым от огня 73-мм пушки иракской БМП. Впрочем, для такого боя данные потери можно считать незначительными. Впоследствии полковник Холдер был награжден командованием за грамотное руководство подчиненной ему частью в этом бою.

Между 22.00 и 22.30 на поле боя наступил относительное затишье, во время которого кавалеристы пропустили через свои позиции подоспевшую 1-ю пехотную дивизию. Теперь иракцам противостоял гораздо более серьезный враг – 6 батальонов танков и БМП и 6 батальонов САУ. Тем не менее, они приготовились к бою. 1-й танковый батальон, попытавшийся провести разведку боем, в результате ответного огня иракцев потерял два танка «Абрамс» (что поначалу не признавалось американским командованием), и вынужден был отойти.

Тем временем 3-я бригада 1-й пехотной дивизии атаковала южный фланг дивизии «Тавакална». В иракских укрепленных полосах были проделаны проходы, в которые устремилась американская техника. При этом в тылу у американцев оставались Т-55 37-й бригады, ранее не обнаруженные в тепловизоры по причине выключенных двигателей, а также расчеты РПГ. Образовался «слоеный пирог» из американских и иракских подразделений. Иракцы, маневрируя в темноте, пытались поразить в корму американские боевые машины. Те, в свою очередь, отвечали огнем из развернутых назад башен. В это каше американцам вновь пришлось испытать на себе самый страшный тип огня – «дружественный». «Отбивая» воображаемую атаку иракцев с тыла впереди идущие танки уничтожили пять своих «Абрамсов» и четыре БМП «Бредли».

Все это привело к тому, что несморя на приказ генерала Шварцкопфа продолжать наступление, командующий 1-й пехотной дивизией полковник Вайсман отвел свои батальоны назад. По позициям дивизии «Тавакална» был нанесен массированный артиллерийский удар. Наступление в секторе 1-й пехотной дивизии было приостановлено.

Тем временем дивизия «Тавакална» была атакована и в центре своей боевой линии. Здесь были сосредоточены, предположительно, 9 иракских батальонов: 3 механизированных батальона 29-й механизированной бригады, 3 танковых и 1 механизированный батальон 9-й танковой бригады, 1 батальон 46-й механизированной и 1 батальон Т-62 10-й танковой дивизии. Оборона в этом секторе была очень плотной. На пространстве в 270 кв. км было сосредоточено 160 танков, 117 БМП, сотни других боевых машин, 10 артиллерийских батарей и 35 тысяч человек личного состава. Генерал-майор Фанк, командующий 3-й бронетанковой дивизией, осознавал мощь иракской обороны, как и тот факт, что в секторе его ответственности противник не имеет уязимых флангов. Американцы начали бой на дальней дистанции, применяя ПТУР «ТОУ», противотанковые снаряды “Copperhead” и артиллерийские боеприпасы DPICM (каждый такой боеприпас является контейнером для большого количества небольших боевых частей, которые множеством мелких разрывов «выкашивают» значительную площадь), и нанесли большой урон 9-й бригаде. Уцелевшие иракцы, тем не менее, продолжали сражаться, не пуская американцев вперед. Их продвижение в этом секторе было задержано на 12 часов.

В 19.20 на левом (северном) фланге 3-й бронетанковой дивизии произошло столкновение разведгруппы 4-32 с танком Т-72, на броне которого находился десант. Танк был уничтожен, однако на помощь пехоте подоспел взвод Т-72. В 21.00 группа 4-32 вышла из боя, потеряв одну разведывательную машину «Бредли» и двух человек убитыми от «дружественного огня».

Отдельный кавалерийский эскадрон 4/7 дивизионного подчинения на южном фланге дивизии столкнулся с подразделением вкопанных в землю танков. После часового боя, не принесшего положительного результата, американцы начали отход. В суматохе американский танк по ошибке уничтожил «Бредли» эскадрона 4/7, убив наводчика. Еще одна «Бредли» была подбита с позиций 2-й бронетанковой дивизии США. Потери от «дружественного огня» вызвали замешательство разведчиков. Воспользовавшись неразберихой, иракцы обрушили на эскадрон интенсивный огонь, повредив девять из тринадцати боевых машин в дополнение к двум пострадавшим от «дружественного огня». В результате этой стычки было убито двое и ранено двенадцать американских военнослужащих.

Несмотря на подавляющее огневое превосходство американцев, им так и не удалось значительно продвинуться вперед. Тогда генерал Фанк вызвал массированный артиллерийский огонь на позиции иракцев.

Уничтоженный иракский Т-59 — китайская копия Т-55.

По квадрату площадью 9 кв. км, где находилась основная часть иракских оборонительных позиций, работали с закрытых позиций пять артиллерийских батальонов. После этого иракская оборона подверглась налету ударных вертолетов.

Около 22.00 подразделения 2-й бронетанковой бригады начали преодоление оборонительных позиций 29-й дивизии. Завязался запутанный ночной бой, в котором лучше оснащенные американцы имели преимущество. Они поражали своих противников раньше, чем те могли определить, откуда ведется огонь. Иракские пехотинцы выскакивали из своих укрытий, стремясь приблизиться вплотную к американской технике, но до того, как им это удавалось, скашивались пулеметным огнем. Несколько танковых контратак, предпринятых иракцами, успеха не имели. В течение последующих четырех часов первый эшелон обороны 29-й механизированной бригады перестал существовать. Тогда генерал Фанк выдвинул вперед 3-ю бронетанковую бригаду, которая утром 27 февраля атаковала тыл дивизии «Тавакална».

В то время, как командование «Тавакалны» сосредоточило основные усилия на удержании левого фланга и центра, ее правый (северный) фланг подвергся атаке 1-й американской бронетанковой дивизии под командованием генерал-майора Рона Гриффита. Основной задачей Гриффита была атака дивизии РГ «Медина», которая занимала позиции в тридцати километрах восточнее (позади) дивизии «Тавакална». Однако один из батальонов иракской 29-й бригады находился на пути у подразделения 1-й бронетанковой дивизии – 3-й бригады под командованием полковника Занини.

Последний постарался сконцентрировать на иракских позициях максимально возможную огневую мощь, задействовав артиллерию, боевые вертолеты и прямой огонь мотопехоты, при этом сведя к минимуму неразбериху в своих рядах. Тем временем танковый батальон Task Force 1-37 Armor в составе 45 «Абрамсов» M1A1 в темноте начал движение к иракским позициям со скоростью 10 км/ч. На расстоянии 1 км за ними двигались БМП «Бредли», которые прикрывали танки от нападения сзади.

Иракские гвардейцы оказали ожесточенное сопротивление. Многие иракские танки находились на позициях с выключенными двигателями, стремясь до поры до времени укрыться от американских тепловизионных прицелов. Впрочем нередко их все равно «вычисляли» по необычным белым пятнам – голова командира танка, высунутая из люка, на фоне холодного ночного воздуха была заметна сквозь тепловизор. Расчет иракцев строился на том, чтобы, пропустив мимо себя американскую технику, поражать ее затем в борта и корму. Иракская пехота 3-5 секундными бросками сближалась с американскими танками, чтобы поразить их на короткой дистанции. Горящая техника и взрывы снизили эффективность американских тепловизоров. В этой ситуации иракцам удалось уничтожить четыре «Абрамса» и ранить шестерых американцев.

Тем не менее, у батальона иракской 29-й бригады не было шансов. Противостоявший ему танковый батальон 1-37 Armor считался лучшим в американской армии по артиллерийской выучке. Благодаря хорошей подготовке, броне «Абрамсов» и определенной доле везения американам в этом бою удалось избежать потерь убитыми. Зато техника двух иракских танковых рот (24 Т-72) и мотострелковой роты (14 БМП) была сожжена, а само иракское подразделение практически утратило боеспособность.

Одновременно с атаками по фронту, американцы наносили артиллерийские и авиационные удары в глубину позиций противника. Атаке подверглись подразделения второй линии обороны, артиллерийские батареи, подразделения связи и снабжения. Было уничтожено 2 артиллерийских батареи и 12 единиц техники тыловых подразделений.

Атаки вертолетов продолжались и в то время, когда 1-я пехотная дивизия США проходила сквозь позиции 2-го бронекавалерийского полка. В 21.00 26 февраля боевые вертолеты нанесли удар в глубине обороны 18-й механизированной и 9-й бронетанковой дивизий, помешав иракской артиллерии вести огонь в тот момент, когда подразделения 1-й пехотной дивизии преодолевали иракские линии заграждений.

Аналогичным образом американцы действовали и утром 27 февраля в зоне ответственности 3-й бронетанковой бригады. Постоянные глубокие удары по боевым и обеспечивающим подразделениям не давали иракцам перегруппироваться, пополнить запасы, при этом полностью дезорганизовав систему управления. У командования дивизии «Тавакална» уже не оставалось ни резервов для контратак, ни сильных позиций, чтобы замедлить наступление американцев. Гвардейцы не могли предпринять ничего кроме того, чтобы сражаться и умереть. Большинство из них так и поступило.

27 февраля

Утром 27 февраля дивизия РГ Ирака «Тавакална» прекратила свое существование. Она была полностью разгромлена сосредоточенным ударом шести американских бригад и бронекавалерийского полка, фланговыми ударами двух бригад, а также глубокими вертолетными и артиллерийскими атаками. «Тавакална», без сомнения, была элитой иракских вооруженных сил, и в последнем бою ее солдаты проявили исключительную отвагу и стойкость. Однако этого оказалось мало в борьбе против великолепно обученных, оснащенных и мотивированных американских войск, действующих в рамках современной доктрины наземно-воздушного боя. Несмотря на то, что дивизия «Таваклана» имела лучшее в иракских вооруженных силах оснащение, его возможности не были использованы в полной мере из-за недостаточной выучки иракских военных.

Схема продвижения союзников 27 февраля.

Экипажи иракских боевых машин не могли ни вовремя обнаружить противника, ни с достаточной точностью поражать цели в условиях быстротечного боя. Кроме того, американское командование было слишком компетентым для того, чтобы позволить противнику предпринять активные действия. В ходе битвы командование «Тавакалны» не смогло ни осуществить маневрирование подразделениями, ни использовать резервы, ни сколько-нибудь эффективно применить артиллерию. Все, что оставалось иракцам – осуществлять пассивную, хотя и стойкую оборону до тех пор, пока огромные потери в технике и личном составе не сделали дальнейшее сопротивление невозможным. Тем не менее, гибель «Тавакалны» не была напрасной – своим героическим сопротивлением она дала другим иракским соединениям время для отступления из «кувейтской ловушки» в Басру.

С разгромом «Тавакалны» командующий 7-м корпусом генерал Франкс смог сосредоточить все подчиненные ему силы: 1-ю бронетанковую, 1-ю бронекавалерийскую, 3-ю бронетанковую, 1-ю пехотную дивизии США, 2-й бронекавалерийский полк, 1-ю британскую бронетанковую дивизию против остальных дивизий РГ Ирака, расположенных восточнее.

1-я американская бронетанковая дивизия вступила в боевое столкновение с дивизией РГ Ирака «Медина», уничтожив 61 иракский танк, 34 БМП и несколько артиллерийских батарей противника.

1-я пехотная дивизия разгромила 12-ю и 10-ю иракские бронетанковые дивизии. 1-я британская бронетанковая дивизия проделала то же самое с 52-й бронетанковой и тремя пехотными дивизиями противника. Правда, в этот день она потеряла 2 БМП и 9 человек убитыми от «дружественного огня» самолетов ближней воздушной поддержки А-10.

В то же время дивизия РГ Ирака «Хаммурапи» с целью предотвращения разгрома американцами была спешно отведена на север, и пересекла реку Евфрат.

Фактически, 27 февраля иракцы думали не столько о сопротивлении, сколько о том, как ускользнуть от гигантского «невода» в виде соединений VII-го корпуса.

Уже ночью с 26 на 27 февраля началось паническое бегство иракских частей с территории Кувейта.

Иракская техника, разбомбленная на окраине Кувейт-Сити.

Основная масса транспорта с иракскими войсками передвигалась по шоссе Кувейт-сити – Басра, и была обнаружена разведывательными самолетами E-8. Вслед за этим авиация союзников начала наносить удары по шоссе, вследствие чего сама дорога, и ее обочины вскоре оказались покрыты разбитой техникой. Когда эта картинка попала на ТВ, журналисты окрестили трассу Кувейт-сити – Басра «шоссе смерти». Правда, трупов там было видно очень немного. Скорее всего, иракские солдаты успевали разбегаться по пустыне еще до авиаударов.

Шоссе Кувейт-Сити – Басра была взята под полный контроль войсками VII-го корпуса к 18.00 27 февраля. Продвижение корпуса на восток с нанесением авиационных и артиллерийских ударов по выявленным подразделениям противника продолжалось до 08.00 28 февраля.

В целом, за 80 часов непрерывного движения и боев VII-й корпус разгромил 12 иракских дивизий, уничтожив при этом около 1300 танков противника, 1200 БТР и БМП, 285 артиллерийских и 100 зенитных систем, взял в плен 22 тыс. пленных. Собственные потери корпуса (с результатами «дружественного огня») составили 11 «Абрамсов», 19 БМП, 1 вертолет «Апач» и 22 человека убитыми.

В 05.50 соединения объединенной группы арабских войск «Север» во взаимодействии с «Тигриной» бригадой начали операцию по непосредственному освобождению Кувейт-Сити. Осознавая, что положение его армии стало критическим, 27 февраля Саддам Хуссейн отдал приказ об отступлении с территории Кувейта. Некоторые части на территории Кувейт-сити получили его с запозданием, и продолжали сопротивление весь день. Тем не менее, войска коалиции заняли аэропорт Али Аль Салем, Королевский дворец и взяли большое количество пленных.

Конец войны

С 08.00 28 февраля вступил в силу приказ президента США Дж. Буша о прекращении огня. К этому моменту иракские сухопутные войска, противостоявшие силам коалиции, были в значительной степени дезорганизованы, многие соединения разгромлены или близки к разгрому. Из 43 иракских дивизий, изначально присутствовавших на ТВД, осталось только 7 способных к обороне.

2 марта Совет Безопасности ООН принял резолюцию 686, согласно которой Ирак был обязан:

  • отказаться от любых действий, направленных на аннексию Кувейта;
  • признать свою ответственность за ущерб, нанесенный Кувейту;
  • немедленно освободить всех военнопленных;
  • предоставить информацию о расположении иракских минных полей;
  • назначить представителей для обсуждения условий прекращения боевых действий.

Все части союзников были остановлены на определенной линии, дальше которой передвигаться не имели права. Иракские боевые машины получили возможность беспрепятственно отступать при условиии, что их орудия развернуты в сторону движения. Тем не менее, есть информация, что некоторые американские части продолжали боевые действия уже после официального прекращения огня.

В 2000 году радио «Свобода» озвучило результаты расследования, проведенного известным журналистом Симером Хершем.

Сдающиеся в плен иракские солдаты.

По информации Херша, 24-я пехотная дивизия под руководством генерала МакКэфри в нарушение директив командования продвинулась за линию перемирия, в долину р. Евфрат, где атаковала дивизию РГ Ирака «Хаммурапи».

Этот эпизод получил название «Битва у Румайлы». Было уничтожено более 100 иракских танков. Также в числе уничтоженных машин якобы оказался автобус с мирными жителями. В конечном итоге, эта история осталась покрыта мраком. Внутреннее расследование Пентагона не нашло ничего предосудительного в действиях Мак Кэфри, а до судебного расследования дело не дошло. В то же время командование не слишком оценило заслуги МакКэфри, как этого можно было бы ожидать. Вскоре после «Бури в пустыне» он был уволен из армии, и переведен на гражданскую службу.

3 марта в г. Савфан состоялись переговоры, в которых приняли участие командующий многонациональными силами генерал Н. Шварцкопф, командующий силами Арабской Лиги принц Халед бин Султан, а с иракской стороны – генерал Султан Хашем Ахмед.

Ирак принял резолюцию ООН без каких-либо оговорок. Война была окончена, оставив стороны с ворохом проблем. Союзникам предстояло возвратить домой многотысячные воинские контингенты. Этот процесс затянулся до сентября 1991 года, и не всем военнослужащим многонациональных сил было суждено дожить до этого радостного момента. К примеру, только из-за инцидентов с неразорвавшимися артиллерийскими боеприпасами погибло 25 американских военных (по данным доклада Главной Счетной палаты Конгрессу США от 6 августа 1993 года).

Кувейт остался с разоренной экономикой и катастрофической экологической ситуацией. Уходя, иракцы подожгли нефтяные месторождения, и выпустили нефть в Персидский залив. Шлейф от пожаров растянулся на 1600 км, Персидский залив оказался покрыт нефтяной пленкой, губительной для всего живого, над Катаром прошли нефтяные дожди. На устранение последствий войны уйдут многие годы.

На севере Ирака подняли восстание курды, на юге — шииты. Оба восстания были подавлены иракскими войсками, освободившимися после окончания военных действий.

Вооруженные силы Ирака получили жестокий удар, от которого уже никогда не оправились. Точные цифры потерь определить вряд ли возможно, поскольку строгий учет личного состава и техники практически не велся. Вначале американцы озвучили цифру в 100 тыс. убитыми, но она явно завышена. Их союзники по коалиции британцы приводят цифру в 30 тыс., и по-видимому, они не далеки от истины. Большинство отечественных и зарубежных источников называет приблизительное количество потерь убитыми — от 20 до 35 тыс. и ранеными – 100 тыс. Иракские потери в боевой технике американцы оценили следующим образом: 3847 танков (по советским данным – около 3000, или 55% от общей численности), около 1400 БТР и БМП (50% от общей численности), около 3000 артиллерийских орудий (70%). После прекращения огня американцы взяли в плен около 60000 деморализованных иракских солдат.

В сравнении с приведенными цифрами потери стран антииракской коалиции выглядят незначительными.

Согласно официальной американской статистике, непосредественно в боях США потеряли 147 человек. Еще 12 пропали без вести, и предположительно мертвы. Однако в скромной графе «Прочие смерти» значится 223 человека – больше, чем погибло в боях! Из них 126 – военнослужащие сухопутных войск, 15 – ВВС, 44 – КМП, 50 – ВМС. По-видимому, это погибшие в результате болезней, несчастных случаев, подрывов на минах, а также те, обстоятельства чьей смерти остались невыясненными. Таким образом, безвозвратные потери американцев на ТВД в период с 7 августа 1990 по 14 сентября 1991 составили 382 человека (с пропавшими без вести). Ранеными США потеряли 467 человек (имеются в виду выжившие, от ран умерло всего четверо, и они входят в статистику погибших).

Потери американцев в боевой технике составили 25 БМП «Бредли» и 1 самоходное орудие. Потери новейших танков М1А1 «Абрамс» поначалу не признавались американским командованием, однако, позже официально была признана потеря 9 танков. Анализ описанных выше боевых эпизодов показывает, что, в боях было уничтожено не менее 11 танков этого типа (из них 5 – «дружественным огнем»).

Последствия пожара на базе Кэмп-Доха

Стоит сказать, что цифры эти неоднозначны. По утверждению Ю.Спасибухова (журнал «Танкомастер», специальный выпуск, посвященный «Абрамсу»), во время «Бури в пустыне» американцы потеряли не менее 50 танков. Здесь же он фактически противоречит сам себе, ссылаясь на утверждения советского военного атташе в Ираке о том, что только в ходе одного танкового сражения в районе авиабазы Саман было подбито 68 американских танков.

Последнее явно смахивает на выдумку, учитывая, что битва с такими потерями американцев в бронетехнике неминуемо должна была носить эпический размах, а значит найти свое отражение в военно-исторической литературе, кино, публикациях в сети интернет, как, например, Битва 73 истинг. Специалисты могли бы провести исследования о том, как иракцам при техническом превосходстве противника удалось намолотить столько американских танков. Но ничего этого нет. А вот цифра в 50 «Абрамсов», потерянных за всю войну, может оказаться близкой к действительности. Могли быть небоевые потери: подрывы на минах, пожары, несчастные случаи. И они были — как, например, на фото последствий пожара, приведшего к детонации артиллерийских боеприпасов, на военной базе Кэмп-Доха июле1991 года. В результате данного происшествия было уничтожено более 100 боевых машин, среди них были и танки М1A1 – это факт, который признают сами американцы.

Потери остальных стран коалиции (погибшими) составили:

  • Сенегал – 92 (в результатае авиакатастрофы);
  • Великобритания – 47;
  • Саудовская Аравия – 18;
  • ОАЭ – 6;
  • Франция – 2;
  • Египет – 2;
  • Сирия – 2;
  • Кувейт – 1 (из числа военных в составе многонациональных сил).

Анализ боевых действий

Подавляющую часть военной мощи коалиции на суше, море и в воздухе составили контингенты США и Великобритании, они же проделали практически всю боевую работу во время операций «Щит пустыни» и «Буря в пустыне». Поэтому, анализируя боевые действия, мы будем говорить преимущественно об американских и британских войсках.

С момента окончания войны во Вьетнаме США провели колоссальную работу по созданию армии нового типа, и боевые действия в Персидском заливе стали первым для нее крупным испытанием. В то же время Ирак, вооруженный советской техникой (правда, преимущественно устаревшей) и пытавшийся использовать советскую военную доктрину, оказался достаточно быстро разбит.

Поражение иракской армии в «бесконтактной» фазе войны вопросов не вызывает – здесь все объясняется технологическим превосходством Запада. А вот наземная операция, которая, казалось бы, должна была сопровождаться крупными потерями со стороны коалиции и затяжными боями, прошла на удивление гладко. Западные аналитики объясняют это сильными сторонами «новой армии» США в сравнении с крупной, но устаревшей военной машиной Ирака. Рассмотрим главные из них.

Во-первых, это исключительная подвижность легких и бронетанковых соединений – дивизий и корпусов. За 4 дня боев дивизии XVIII-го ВДК преодолели около 430 км. Тяжелый VII-й корпус прошел около 250 км. Это оказалось возможным благодаря исключительно хорошо налаженным управлению и снабжению. Иракское командование ориентировалось на опыт войны с Ираном, где преобладали позиционные, ориентированные на оборону боевые действия. Медлительные иракские соединения не могли угнаться за темпом союзников и, не успевая даже толком подготовиться к обороне, поочередно оказывались под «катком» наступающих тяжелых дивизий противника. В этом заключалось стратегическое преимущество союзников.

Во-вторых, подавляющее превосходство американцев в приборах ночного видения. К 1991 году США имели не просто самые современные разработки в этой сфере – они смогли массово внедрить в войска компактные приборы ночного видения (монокулярные очки AN/PVS-7 для экипажей боевых машин, бинокулярные очки AN/AVS-6 для пилотов вертолетов, прицелы AN/PVS-4 для пехотинцев, тепловые прицелы на боевых машинах – последние даже сквозь песчаный шторм «видели» тепло от боевой техники или человеческих тел на расстоянии до 3,5 км) и разработать методику ведения боевых действий с учетом применения данных устройств. В сочетании с лазерными дальномерами тепловые прицелы позволяли американским танкам, БМП и вертолетам открывать точный огонь по врагу еще до того, как он узнавал об их присутствии. Американцы успешно поражали цели ночью, во время бури или проливного дождя.

Благодаря этому американские подразделения на тактическом уровне получили огромное преимущество над противником – преимущество зрячего над слепым. Иракцы, находясь на родной территории, поражались в таких условиях, с таких направлений и дистанций, где они не могли ожидать ничего подобного. Кроме того, теперь американские соединения могли наступать круглосуточно, причем в одном и том же темпе днем и ночью.

Кроме приборов ночного видения, американские войска были оснащены компактными многофункциональными навигационными устройствами «Тримпэк» и «Магеллан». Оба устройства позволяли с высокой точностью определять положения на местности, рассчитывать углы для артиллерийской стрельбы, определять зоны для поражения авиаударами. Они повысили управляемость войск и устранили проблемы, связанные с ошибками при чтении карт.

В-третьих, наступление наземных войск сопровождалось плотной воздушной поддержкой. Одну из главных ролей при этом сыграл ударный вертолет AH-64 «Апач». Этот многофункциональный авиационный комплекс, вооруженный установками залпового огня и тактическими ракетами, прославился как эффективный убийца танков, артиллерийских батарей и окопавшейся пехоты. Оснащенный системой “Firefinder”, он быстро находил местоположение огневых средств противника, и поражал их ракетами.

В-четвертых американские командиры всех уровней – от генерала и до сержанта – проявили превосходство над иракскими коллегами. Конечно, смелость и самопожертвование в некоторых случаях были проявлены и с иракской стороны, но по инициативе и способности принимать верные решения американцы были вне конкуренции. В результате американские конвои успешно проходили в темноте по опасным маршрутам, чтобы вовремя доставить предметы снабжения наступающим частям, крупные группы иракской техники попадали под удары, когда были не вполне к этому готовы и т.д.

Кампания выявила ряд слабых мест американской и британской армий.

Во-первых, пресловутый «дружественный огонь».

Во-вторых, командиры подразделений зачастую оставались без связи из-за слабости американских радиостанций.

В-третьих, и это наиболее интересно, тыловые подразделения все-таки не поспевали за наступающими частями. А это значит, что продлись война еще немного – и союзники не смогли бы продолжать боевые действия в том же темпе. Так, уже утром 27 февраля большинство танков 1-й и 3-й бронетанковых дивизий остались без горючего! Окажись у иракцев еще немного запаса прочности, и генералу Шварцкопфу пришлось бы остановить наступление по крайней мере, до подхода тыловых частей.

Несмотря на все спорные моменты, война в Персидском заливе стала тримфом военной машины США. Она ознаменовала новый расклад сил в мире и по сути, подтолкнула к краху враждебный США советский режим. Победа западных образцов оружия над советскими, хотя и несколько устаревших типов, продемонстрировала, кто выиграл гонку вооружений.

Выяснилось, что призывная армия, вооруженная полчищами советских танков, оказалось не в состоянии конкурировать с американскими вооруженными силами нового типа, отличительными чертами которой стали:

1) Возможность в кратчайшие сроки сосредотачивать практически в любой точке земного шара военно-морскую группировку, превосходящую флот любого из государств.

2) Возможность в кратчайшие сроки перебрасывать на удаленные ТВД крупные группировки сухопутных войск и авиации, и снабжать их всем необходимым.

3) Возможность производить беспрецедентные по масштабу и длительности наступательные операции «бесконтактного» типа со скоординированным использованием большого количества средств РЭБ, самолетов, вертолетов, тактических ракет и боевых кораблей.

4) Повышение эффективности боевых подразделений за счет внедрения новейших средств, наблюдения, разведки, управления и связи. Данные технологии позволили объединить все силы и средства в максимально эффективную систему, обеспечив боевые подразделения адекватной информацией, в то время как иракское командование потеряло контроль за ситуацией. В итоге действия иракских вооруженных сил нельзя было назвать системными; иракские дивизии просто разбивались по очереди превосходящими силами противника.

5) Высочайшая подвижность и маневренность бронетанковых и механизированных соединений. Исключительная способность соединений и частей оказываться «в нужное время в нужном месте». Обратная сторона этих качеств – скурпулезный подход к системам управления и снабжения. Кроме того, такая методика ведения войны предполагает особую командирскую «школу». Командиры должны уметь действовать наступательно, проявляя разумную инициативу и самостоятельность.

6) «Инженерно-научный» подход к строительству вооруженных сил. Многие специалисты, в том числе в России, утверждают, что именно боевой опыт делает армию сильной, видимо, подразумевая под таковым локальные конфликты в Афганистане, Чечне и столкновение с грузинскими вооруженными силами в Южной Осетии. Однако, война в Персидском заливе показывает, что боевой опыт только тогда ценен, когда его рассматривают через призму совершенствования имеющихся и поиска новых способов вооруженной борьбы. Армия и флот могут сколько угодно участвовать в «миротворческих миссиях» и полицейских операциях, могут даже разгромить меньших по размеру «коллег», но при остаточном подходе к строительству вооруженных сил, это мало чем поможет им при столкновении с американскими тяжелыми дивизиями и авианосными ударными группами. Американцы всегда готовятся не к прошедшей войне, а к будущей.

Учитывая финансовые, технологические и научные возможности США, вряд ли какое-либо государство современного мира способно противостоять «носителям демократии». Вероятно, здесь могут оказаться действенными только асимметричные шаги. Например, если бы во время 100-часового наступления союзников вся пустыня оказалась наводнена иракскими патрулями, которые бы перехватывали колонны снабжения, лишив соединения союзников необходимых для наступления ресурсов...

На практике, в последние 20 лет задачу отпора коалиции армий стран Запада более или менее успешно решали только партизанские формирования…

http://www.modernarmy.ru/ — link


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here