Израиль на Амуре

0
1156

 

Пожалуй, самым экзотическим национально-территориальным образованием России остаётся расположенная на Дальнем Востоке у китайских границ Еврейская автономная область.

Казалось бы, еврейский народ, как в ближневосточном своём проявлении, так и в европейском, бесконечно далёк от сибирской тайги с амурскими волнами. Но таёжная область со столицей в Биробиджане и сегодня является вторым в мире официальным государственным образованием еврейского народа, а когда-то, до появления на карте мира Израиля, именно она претендовала на роль первой «социалистической родины» всех евреев.

 

Советские евреи в поисках «Земли обетованной»

Если верить пророку Моисею, бог когда-то обещал, что приведет иудейский народ «в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед», «землю обетованную». Однако и к началу XX столетия божественное обещание оставалось невыполненным — 10 миллионов рассеянных по всей планете евреев не имели своего государства. 

Территория будущего Израиля в 20-е годы XX века находилась под управлением Великобритании, которая еще во время Первой мировой войны декларировала, что «с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа». Но после множества вооружённых столкновений местных арабов и еврейских переселенцев из Европы англичане ограничили доступ евреев в «землю обетованную». 

В это время почти четверть всех евреев мира проживала на территории СССР. Именно два миллиона шестьсот тысяч советских евреев в те годы были самым крупным неславянским этносом на европейской территории Советского Союза. 

Выходцы из «черты оседлости», в силу своего угнетённого положения по законам Российской империи, приняли самое активное участие в революции и последующем установлении советской власти. Достаточно указать, что на момент смерти Ленина из правящего в СССР триумвирата Сталин-Троцкий-Зиновьев двое последних были этническими евреями из одного уезда в той самой «черте оседлости», за пределами которой до 1917 года официально запрещалось проживать лицам иудейского вероисповедания. 

Но если активисты революции сумели занять должности в правящей партии и госаппарате советского государства, то большинство евреев к моменту образования СССР оставались влачить нищенское существование на землях прежней «черты оседлости» — как раз там, где вследствие тогдашнего уровня сельского хозяйства особенно остро ощущалась нехватка плодородной земли с «аграрным перенаселением»; в то же время мировая и гражданская войны существенно подорвали ремесленную экономику еврейской диаспоры. Естественно, что советская власть в таких условиях не могла игнорировать насущные нужды столь большого, заметного и влиятельного тогда меньшинства.

Ещё в 1924 году при правительстве СССР был создан особый орган — «Комитет по земельному устройству трудящихся евреев», или, как тогда любили сокращать, «Комзет». «Комзет» обосновывал необходимость переселения евреев на плодородные земли тем, что среди них мало рабочих и крестьян, зато слишком много «кустарей, мелких торговцев и лиц без определенных занятий». «Совершенно ясно, — писали руководители «Комзета» советскому правительству, — что такая экономическая структура еврейского населения совершенно не приспособлена к Советскому строю с его курсом на госторговлю, кооперацию и концентрацию промышленности и что если не будет принято экстренных мер по переводу еврейского населения на производственный труд, то значительная часть его будет поставлена перед перспективой вымирания и вырождения».

За три следующих года «Комзет» переселил в Крым и на чернозёмы Причерноморья свыше 80 тысяч безземельных евреев из Белоруссии. Особенно активно переселение шло на земли степного севера Крыма. Новоприбывшим выделили свыше 350 тысяч гектаров земли. Израильские историки отмечают, что никогда ранее в истории евреи не получали такой помощи. 

Именно тогда появились первые предложения о создании еврейской автономии в Крыму. 11 апреля 1926 года крупнейшая газета полуострова «Красный Крым», публикуя материалы проходящей в Симферополе «Всекрымской еврейской конференции», публично озвучила планы по созданию здесь еврейской автономии: «Мы стремимся создать сплошную земельную площадь с автономией в перспективе… в целях устройства на земле трех миллионов евреев СССР». 

Однако такое большое переселение в пределах Европейской России натолкнулось на серьезную проблему: все земли, пусть даже мало населённые, имели хозяев или прежних хозяев. Активное еврейское переселение в Крым натолкнулось на сопротивление местных татар.

Хотя степи на севере полуострова в основном пустовали, лидер крымских татар Вели Ибрагимов, глава правительства существовавшей тогда «Крымской Автономной Социалистической Советской Республики», выступил против еврейского переселения: на пустующие земли он рассчитывал вернуть тех татар, которые в XIX столетии массово эмигрировали в Турцию. Аборигены Крыма болезненно восприняли передачу земли пришлому чужому народу, и в 1926−1928 годах между еврейскими переселенцами и крымскими татарами произошла череда конфликтов.  

В апреле 1928 года жители села Айбары Джнакойского района устроили настоящий погром обустраивавшихся рядом еврейский переселенцев под выкрики «Бей жидов, спасай экономию!» По крайней мере так этот погромный «лозунг» отражён в отчёте ОГПУ — советской госбезопасности, включившей этот инцидент в ежемесячный доклад высшему руководству СССР. 

Стало окончательно понятно, что идея большой еврейской автономии в Крыму и вообще где бы то ни было на территории европейской части России чревата подобными этническими конфликтами.

«Обетованная земля» посреди амурской тайги

Еще за полгода до погрома в Айбары «Комитет по земельному устройству трудящихся евреев» обратил внимание на восточную, азиатскую часть страны, куда менее населённую и освоенную. Осенью 1927 года туда отправились исследовательские экспедиции «Комзета», включавшие квалифицированных геологов и почвоведов. Обследовали возможные районы заселения на Алтае, в Сибири и на Дальнем Востоке.

В этих экспедициях участвовало 180 человек, из них 85 учёных. Они завершили работу к началу 1928 года, составив многотомный отчёт. Исследованиями руководил крупнейший тогда в СССР учёный-почвовед Василий Робертович Вильямс, кстати сам сын эмигранта: его отец в XIX веке переселился из США в Российскую империю. До революции Василий Вильямс был профессором и крупным чиновником, но и после 1917 года сохранил высокое положение и научное влияние, добавив к пяти царским орденам советский орден Трудового красного знамени.

Вильямс и при царе был убеждённым сторонником активной «колонизации Дальнего Востока» путём переселения туда жителей европейской части России. Поэтому именно он первым предложил «Комзету» рассмотреть тогда почти не заселённые земли вдоль северного берега Амура — между Хабаровском и Благовещенском. 

В самом начале XX века на этой территории, протянувшейся вдоль Амура примерно на полтысячи вёрст, проживало чуть более 10 тысяч человек. Гражданская война серьёзно «проредила» местных, не поддержавшая «красных» часть амурских казаков ушла в китайскую Маньчжурию. По отдельным данным (переписи населения в то время из-за разрухи, отсутствия госаппарата и средств никто не проводил) в 1923 году в сельской местности будущей Еврейской автономной области оставалось чуть более 600 душ. 

Почти до 1927 года здесь продолжалась вялотекущая гражданская война, из-за китайской границы периодически набегали отряды «белых» повстанцев. Однако за годы НЭПа население быстро восстанавливалось: вернулась часть беженцев, сюда же активно переселялись безземельные корейцы из Приморья. На момент рассмотрения вопроса в «Комзете» тут проживало почти 30 тысяч человек. Но на 36 тысяч квадратных километров, что сопоставимо с европейской Бельгией, это была капля в море. На железнодорожной станции Тихонькая (будущий город Биробиджан) в том 1928 году насчитывалось всего 623 жителя. 

Одним словом, пространства на Амуре показались идеальным местом для переселения безземельных евреев: почти не занятая, потенциально плодородная почва, богатый лес, неплохая для того времени логистика в виде Транссиба и амурских вод. Перспективы этого района окончательно определились в январе 1928 года на очередном заседание «Комзета» в доме на Никольской улице, практически напротив Кремля. 

Как немаловажный факт докладчики «Комзета» отметили, что местное население на Амуре «расселено редко и состоит из людей, которые сравнительно недавно переселились туда и поэтому еще не имеют чувства того, что это их территория». И что еще важнее — местные «никогда не видели евреев», а значит, не заражены антисемитизмом. 

Выбранный район для новой «земли обетованной» поддержали не только в «Комзете», но и на самом верху советской власти. Сторонником амурского переселения сразу стал Михаил Калинин, влиятельный глава Центрального исполнительного комитета СССР, высшего правительственного органа в стране (формально именно Калинин, а не занимавший чисто «партийный» пост Сталин в то время считался главой государства). 

Источник 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here