В России может пропасть сметана

0
568

 

Производители сметаны жалуются, что вследствие управления «эффективных менеджеров» живших по принципу «А зачем над делать у себя — купим за границей», в стране существует критическая уязвимость связанная с производством банальной сметаны.

Проблемы со сметаной

«Потребители, наверное, даже не до конца понимают, что если вдруг Европа введет санкции на молочные закваски, то сметаны у нас в России не будет. Мы будем не в состоянии ее произвести, потому что зависимость здесь тотальная. Я считаю, что это проблема стратегического уровня», — заявил основатель «АгриВолги» Сергей Бачин.

Речь идет, в первую очередь, о биозаквасках — вызывающих брожение микробиологических составах, которые необходимы для производства кисломолочной продукции и сыроделия.

Сейчас 90% нашего рынка — это импортные закваски. У нас просто отсутствуют биофабрики для их производства. Есть экспериментальная биофабрика в Угличе и маленькие лаборатории, которые пытаются что-то сделать. Но они покрывают не больше 10%, а реально даже меньше от всего объема заквасок, которые требуются.

Вето на поставки никто не накладывал, но с этим связаны риски. Закваска — это микроб, который может быть генетически модифицирован, и в дальнейшем с этим могут быть связаны риски — например, мы вдруг не сможем варить сыр.

Производство молочных заквасок в России «провалилось» в конце 80-х — начале 90-х годов. 

Во времена СССР при каждом молочном и сыродельном заводе была биологическая лаборатория, которая обеспечивала производство необходимыми компонентами. Процесс был довольно сложный: для того, чтобы произвести кисломолочный продукт или сыр, надо было пройти около трех этапов.

Была так называемая производственная закваска средней концентрации, которую нужно было растить. На создание закваски, которую можно поместить уже непосредственно в резервуар с молоком, уходило около трёх дней.

Затем молочная промышленность по всему миру начала переходить на концентрированные составы — так называемые закваски «прямого действия».

С точки зрения экономической эффективности такая закваска, которая вносилась непосредственно в резервуар с молочком, была лучше: ты экономишь три дня работы, и тебе не надо содержать лабораторию с высококвалифицированными сотрудниками.

Но в СССР этот технологический переход оказался пропущен, а молочные и сыродельные заводы уже в современной России строились по западным технологиям, которые не предусматривают производственных заквасок и лабораторий.

Все эти заводы, даже если захотят, не смогут перейти на ту форму производства, которая была 30 лет назад. Это надо создавать опять лаборатории, обучить людей — это не вопрос одного дня, на это потребуется несколько лет.

Для обеспечения российской молочной промышленности отечественными заквасками «Агриволга» планирует построить в Угличе специальную биофабрику. Фабрика должна заработать через два года.

Это серьезное высокотехнологическое предприятие — только первая очередь производства сможет покрыть 25% потребностей рынка в заквасках.

На втором этапе мощность биофабрики планируется увеличить где-то до уровня 50% от потребности российского рынка. Инвестиции в первый этап проекта  оценивается примерно в 3,5 млрд руб.

Сельское хозяйство оказалось более устойчиво к санкционному давлению, чем другие отрасли, потому что для него еще в 2000-х годах появилась программа господдержки, позволявшая получать долгосрочные кредиты и субсидирование процентной ставки по кредитам на строительство новых проектов в АПК.

Благодаря регулированию стоимости капитала была создана отрасль. Но отходить от поддержки ни в коем случае нельзя, нужно заняться ее тонкой настройкой.

Например, перерабатывающих мощностей молокозаводов и сыродельных заводов в России достаточно, но можно субсидировать производство сырого молока или направления, в которых есть высокая зависимость от импорта — например, фабрики по производству ферментов. Нельзя вводить среднюю норму по больнице — субсидируем всех или никого.

Разумеется, даже в случае европейских санкций, РФ сможет завозить необходимую продукцию через другие страны по схемам параллельного/серого импорта + постепенно будет создавать необходимое производство, но тем не менее ситуация все равно нездоровая и ставит задачу развития собственного производства (как например это происходит с производством авиационных двигателей для гражданской авиации), как и в целом ряде других областей.

То есть, заниматься тем, чем десятилетиями занимался СССР живший в условиях перманентных западных санкций и занимавшийся системным развитием собственной производственной базы.

https://www.rbc.ru/business/02/02/2023/63da6b539a7947f9969a57df?from=from_main_2 — link

Проблема с заквасками. Взгляд из Белоруссии

Сметана в России под угрозой. Есть ли у переработчиков молока Минщины проблемы с заквасками?

Сегодня в российских СМИ активно обсуждается вопрос, волнующий как переработчиков молока, так и потребителей молочной продукции, — дефицит биодобавок.

Якобы отсутствие собственных биофабрик по производству заквасок поставило производителей России в полную зависимость от импорта. Ведь даже самые обычные кефир или сметану, что являются буквально стратегическими продуктами для любой семьи, при наличии самого высококачественного сырья невозможно произвести без волшебных бактерий.

Корреспондент «Минской правды» попыталась узнать, столкнулись ли с данной проблемой переработчики «белого золота» центрального региона страны.

За комментарием мы обратились к руководству крупнейшего молочного холдинга, объединяющего 11 производственных площадок — Слуцкий сыродельный комбинат. За один сутки здесь перерабатывают более 3 тыс. тонн молока, получая примерно по 130 тонн сыров и масла, получают около 150 тонн сухого молока. Всего же предприятие выпускает более 100 видов «молочки», причем глубина переработки сырья составляет 100%.

— Сразу отмечу, что ни одна наша производственная площадка ни в 2022 году, ни в наступившем не останавливалась по причине перебоев с поставками каких-либо компонентов и, в частности, заквасочных культур для производства кисломолочных продуктов, сыров, творога, — рассказывает заместитель генерального директора по производству Максим Малиновский. — Что касается непосредственно выше названных компонентов, то мы работаем как с отечественными производителями, выпускаемыми институтом мясомолочной промышленности НАН Беларуси, так и импортными. География их поставок довольно широка — от Голландии до Австралии. Несмотря на вводимые санкции, производители, понимая, насколько для них важны рынки сбыта, видят в нас перспективных и надежных партнеров, ставя интересы бизнеса превыше всего.

Что касается отечественных поставщиков заквасок, то от них, в частности, мы получаем компоненты для производства сметаны, творога, сыров. Поэтому потребители могут быть спокойны: опасения за судьбу любимой всеми сметаны совершенно напрасны.

Конечно, время сейчас непростое и переработчикам приходится внимательно следить за тенденциями на рынке и быстро реагировать на изменяющиеся условия работы. Мы должны быть гибкими, мобильными, чтобы иметь стабильность на производстве. От этого зависит судьба любого предприятия.

Так, в 2022 году многие производители-пищевики ощутили трудности с поставками упаковки. Пришлось искать новых партнеров в Китае, России. Но и этот вопрос быстро сняли с повестки дня. Так что любая проблема решаема, тем более, что рынок предлагает массу замещающих вариантов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here