Как «Вагнер» попал в смертельную ловушку

0
1466

Что на самом деле произошло в сирийской провинции Дейр-эз-Зор и какие выводы могут сделать военные РФ и США.

Разгром сводной группировки примерно в одну механизированную тактическую батальонную группу (ТБГ) из бойцов-контрактников так называемой «ЧВК Вагнера» в ночном бою 7 февраля на левом берегу Евфрата вблизи города Дейр-эз-Зор вроде бы ничего всерьез не поменял в местном и региональном военно-политическом раскладе.

Нефтеперегонный завод, построенный когда-то в мирное время американской компанией Conoco, который вроде был основной целью бойцов «Вагнера», выдвинувшихся вместе с некоторым числом местных сирийских союзников — сторонников президента Башара Асада, остался после боя, больше похожего на одностороннюю бойню, под контролем бойцов «Сирийских демократических сил» (SDF) и их американских советников.

По некоторым сообщениям, на заводе Conoco кроме арабо-курдских бойцов SDF и американцев были и английские спецназовцы.

НПЗ Conoco до начала войны в Сирии

 

Общие потери разные источники оценивают от пары десятков до нескольких сотен человек. Но разгромленную ТБГ никто не преследовал, и линия раздела по Евфрату на «американскую» и «российскую» зоны влияния, которую отряд «Вагнера» пытался 7 февраля сдвинуть «чуть на восток», осталась практически неизменной.

Российско-американские отношения, которые и так уже хуже некуда, бой под Дейр-эз-Зором внешне существенно не ухудшил. Американцы расстреляли с воздуха грозного «Вагнера», а у самих потерь — один легкораненый курдский ополченец.

Похоже, в Пентагоне несколько испугались столь подавляюще неуважительной победы — как бы не было эскалации да большой войны, и пока официально не признаются, что наносили удар по русским, мол, не знаем, кто это был. Их российские коллеги вовсе воды в рот набрали.

Первоначально было объявлено, что в Дейр-эз-Зоре «проасадовские силы» напали на курдов из SDF, без упоминания «ЧВК Вагнера». Но отношения между курдами и режимом Асада тоже не пострадали. Напротив, в Дамаске официальное агентство SANA сообщило 19 февраля, что некие «народные силы» сторонников Асада помогут курдским отрядам народной самообороны — Yekineyen Parastina Gel (YPG) защитить кантон Африн на северо-востоке Сирии от наступления турецких военных вместе с отрядами сирийской оппозиции, которое началось месяц назад.

Турки объявили YPG террористической организацией, но в Дамаске террористами называют как раз протурецкую сирийскую оппозицию, а турецкую операцию в Африне «Оливковая ветвь» объявили агрессией. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 19 февраля срочно позвонил Владимиру Путину и, как сообщили в Анкаре, пригрозил властям Дамаска «последствиями», если те помогут курдам отстоять Африн. В Дамаске срочно дали задний ход и в Африн посылать подмогу пока не стали, но с курдами определенно стремятся договориться и заключить союз. Поскольку SDF и YPG — это по большому счету одно и то же,

сирийскому руководству не было никакого резона давать отмашку на поход «ЧВК Вагнера» отжимать неработающий завод у потенциальных союзников.

Российская сторона представляет дело так, что некие «сирийские ополченцы» действовали 7 февраля по собственной инициативе и «несогласованно с российским командованием».

То, что обычно очень бойкие на пиар российские ведомства так надолго и безнадежно притихли и не обличают жестокие удары противных янки, вызывает подозрение в том, что какое-то согласование все-таки было, и теперь в военном ведомстве решают вечные русские вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?»

И главный — что в итоге доложить Путину и на кого свалить последствия поражения?

Есть неподтвержденная версия, что в районе операции 7 февраля за спиной у «ЧВК Вагнера» были бойцы сил спецопераций ВС РФ, которые, возможно, вовремя отошли и не попали под губительный американский огонь. Есть также сообщения о присутствии в этом районе проиранских сил. Возможно, что истинной целью операции был вовсе не завод сам по себе и не курдские бойцы из SDF, а именно западные советники-спецназовцы на заводе.

Пленение или ликвидация бойцов американского спецназа «сирийскими ополченцами» с непременной демонстрацией трупов нанесла бы мощный удар по американскому престижу в регионе,

что могло бы в конечном счете привести к полному выводу американских сил из Сирии. Это, очевидно, и является частью стратегической линии Москвы.

Американский народ очень не любит, когда его лучшие сыны гибнут непонятно где и непонятно за что. Были прецеденты. 

  • В октябре 1983-го два смертника на грузовике с 5 тоннами тротила взорвали штаб морской пехоты в Бейруте: погибли 241 морпех и 58 французских десантников. Нападение предположительно организовали проиранские силы. А в феврале 1984-го США, Франция, Италия и Великобритания вывели свои войска из Ливана.
  • В октябре 1993-го в бою в Могадишо по ходу неудачной операции американского спецназа погибли 18 американцев и 1 малайзиец. В результате до конца марта 1994-го все американские войска были выведены из Сомали. Конгресс проголосовал единогласно.

Генерал Джеффри Харригян, глава подразделения США, отвечающего за воздушное прикрытие операций в Сирии, Ираке и Афганистане

 

Из брифинга генерала Джеффри Харригяна, начальника ВВС Центрального регионального объединенного командования США (CENTCOM), ответственного за воздушное прикрытие операций в Сирии, Ираке и Афганистане, известно, что за неделю до начала операции 7 февраля началась концентрация сил и средств «ЧВК Вагнера» на плацдарме на Евфрате, где в прошлом сентябре во время освобождения Дейр-эз-Зора от исламистов российские саперы собрали и установили за пару дней малый автодорожный разборный мост (МАРМ) длиной в 210 метров. 6 февраля уровень воды в Евфрате неожиданно поднялся на несколько метров, а скорость течения увеличилась в два раза.

7 февраля мост снесло, и ударная группировка «Вагнера» оказалась отрезана, но все равно начала операцию.

Российские военные полагают, что сброс воды произошел из водохранилища ГЭС Эт-Табка выше по течению, плотину которого контролируют отряды SDF, и что за этим стоят американцы, которые, однако, официально отвергли все обвинения.

По словам генерала Харригяна, коалиция по установленным линиям связи сообщила российскому командованию о том, что SDF и американцы занимают позиции на заводе Conoco где-то в 8 км от плацдарма. Поток воды, смывший МАРМ, мог быть еще одним предупреждением. Но собранная группировка «ЧВК Вагнера», возможно, самая большая за всю сирийскую войну — танки, другая бронетехника, тяжелая артиллерия, минометы, системы залпового огня, пара штурмовых рот, мобильные группы, — была готова и выдвинулась, а американцам наши вроде заявили, что ничего не знают и российских военных там нет.

Наступление ТБГ «Вагнера» начала, когда уже темнело. Очевидно, предполагалось стремительно сблизиться с противником, чтобы американские ВВС не смогли ответить контрударом из-за страха попасть в темноте по своим, когда боевые порядки перемешаны. Возможно, предполагалось, что курды отступят, оказав символическое сопротивление.

Те, кто планировал операцию, проявили дремучую некомпетентность: американские военные уже много лет предпочитают вести общевойсковой бой, как наступательный, так и оборонительный, во тьме, поскольку у них лучшее в мире комплексное ночное оборудование.

Опыт донецкой и сирийской войн сыграл с «ЧВК Вагнера» злую шутку, подставив их, слепых и беспомощных, под американскую молотилку. Не было также полного понимания того, какие возможны последствия массированного удара сплошь высокоточным оружием.

Изначально в воздухе над полем боя были американские ударно-разведывательные беспилотники MQ-9 Reaper и «невидимые» истребители 5-го поколения F-22, которые, похоже, ожидали, не поднимутся ли с базы Хмеймим российские боевые самолеты. Но авиация не прилетела, и после последнего предупреждения по каналам спецсвязи американские военные открыли огонь на поражение.

Наши военные упорно не желают понимать, сколько бы им ни писали разведдоклады в ГРУ (ГУ) Генштаба, что американская система принятия решений и управления боевыми действиями кардинально отличается от нашей. Всем общевойсковым боем с их стороны 7 февраля единоначально управлял командир американского спецназа с завода Conoco, и ничего он с верхними штабами не согласовывал.

Это железный американский (западный) принцип — командир на поле боя знает обстановку лучше, и он ставит задачи всем остальным.

Командир, в частности, четко обозначил свою передовую, развернув своих бойцов и SDF в цепь и вступив в огневой контакт с наступающим противником. Никакого смешения боевых порядков не было, и всем было понятно, где зона свободного огня. Через контролеров (наводчиков) ВВС, которые были в составе отряда, американский командир ставил боевые задачи разнородной группировке ударной авиации и дальнобойной тяжелой артиллерии, которая вела высокоточный огонь.

Расстрел продолжался три часа. Поскольку наступления ждали, и примерное время его начала американцы могли определить заранее, их ударные авиагруппы были уже готовы. И когда наступление началось, истребители-бомбардировщики F-15E Strike Eagle, беспилотники MQ-9 Reaper, самолеты и вертолеты огневой поддержки AC-130 и AH-64 Apaches, бомбардировщики B-52, выведенные из состава стратегической авиации по договору СНВ-3 и переданные в CENTCOM для выполнения тактических задач, — скорее всего уже находились в воздухе.

Основой этой группировки были самолеты поддержки спецопераций AC-130U Spooky, которые оснащены радарной и оптической системами отслеживания целей, многослойной автоматической системой защиты от зенитных ракет всех видов наведения и по левому борту 105-мм гаубицей, а также 40-мм и 25-мм автоматическими пушками. Лет сорок назад штук шесть AC-130А были сбиты во Вьетнаме, но по мере появления все новых модернизаций самолета это больше никому не удавалось. Гаубица M102 позволяет вести высокоточный бортовой огонь за километры от цели, не входя в зону поражения зенитных средств. Поскольку самолет сделан на основе транспортного С-130, то может нести много боеприпасов для долгого непрерывного огня, и на нем стоит мощная стационарная станция радиоэлектронной борьбы (РЭБ). По данным генерал-полковника Леонида Ивашова, все средства управления и связи у ТБГ «Вагнера» были подавлены.

Много пишут о том, что у «Вагнера» не было ПЗРК, но во тьме они практически бесполезны — стрелок-зенитчик должен видеть цель и навести систему, чтобы тепловая ГСМ взяла цель.

База Хмеймим в 500 км к западу от поля боя с ее радарами, самолетами и ЗРК ничем не могла помочь, когда стало ясно, что «Вагнер» попал в смертельную ловушку.

Разные части отряда по-разному пострадали от американского огня, всю технику и тяжелое вооружение выбили в первую очередь, и сейчас непонятно, всех ли раненых вынесли в темноте или кого-то оставили умирать, и все ли были собраны тела, разорванные и сожженные вместе с техникой. Поскольку моста нет, плацдарм, откуда началось наступление, очевидно, прекратил свое существование. Для тщательного осмотра бывшего поля боя надо договариваться с американским командованием, но непонятно, готовы ли к этому российские начальники.

Сообщают, что «танкового» генерал-полковника Сергея Суровикина, которого только в ноябре назначили главкомом ВКС, вроде бы хотят не в очередь вновь срочно отправить командующим в Сирию.

Суровикин там уже командовал с марта по декабрь 2017-го, после чего его сменил генерал-полковник Александр Журавлев, который уже второй раз командует в Сирии и был выдвинут в награду в командующие Восточным военным округом.

Суровикин считается фаворитом Путина и имеет репутацию человека, готового принимать самые беспощадно-решительные меры.

Похоже, ситуацию в Сирии после разгрома под Дейр-эз-Зором оценивают как критическую, и, возможно, в Кремле считают, что Журавлев не справляется.

Разгром без единой потери у противника хорошо подготовленной и вооруженной «вагнеровской» ТБГ — подрывает моральный дух во всех вооруженных силах и ставит под сомнение общую готовность войск и штабов.

Последствия боя 7 февраля могут оказаться намного серьезнее, чем само по себе тактическое поражение на далекой реке в чужой пустыне.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/02/20/75571-razgrom — link

Нефтяники удачи

Все структуры ЧВК, по данным «Фонтанки», связаны с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным. Компания «Евро Полис», подконтрольная ему же, в 2017 году подписала с сирийским правительством меморандум: она обязуется освобождать от террористов ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация)  нефтяные и газовые поля в Сирии, а потом их охранять, получать за это она будет по 25 процентов от дохода с каждого месторождения.

В бой 7 февраля эти бойцы шли как раз за такое месторождение и попали под американскую авиацию. Только освобождать его собирались не от игиловцев.

До сирийской провинции Дейр эз-Зор у всех мировых борцов с терроризмом руки дошли летом 2017 года.

И между этими силами добра началось состязание, в котором победитель должен был получить джекпот: нефтяные и газовые месторождения, которые прежде кормили всю Сирию.

Провинция Дейр эз-Зор разделена на две части, условно западную и восточную, рекой Ефрат. Основная доля нефтяных и газовых полей находится в пустыне на левом — восточном — берегу. До минувшей осени все они были в руках ИГИЛ. Нефть и газ с этих месторождений давали террористам львиную долю их доходов. С одного только «Аль Танак» игиловцы получали до 17 тысяч баррелей нефти в сутки, а с «Аль Омар» — до 13 тысяч. В марте 2015 года американский спецназ ликвидировал «главного нефтяника» ИГИЛ Абу Сайяфа и захватил его документацию. И тогда выяснилось: добывая углеводороды кустарными методами и с огромными издержками, продавая их в два-три раза дешевле, чем на мировом рынке, игиловцы за полгода получили доход в 289,5 миллиона долларов.

Курды «чистили» Дейр эз-Зор с северо-запада и на левом берегу Евфрата оказались первыми. Им досталось с десяток богатых нефтяных и газовых месторождений и заводов. Проасадовские силы, в рядах которых сражались бойцы Вагнера, продвигались с юго-запада и дальше Евфрата не прошли. Им удалось освободить и взять под охрану всего три небольших месторожденьица: «Аль Харата», «Аль Шула» и «Аль Таим». Игиловцы с них выжимали от 600 до 1000 баррелей в сутки. Четверть доходов от всего этого — кот начхал. Особенно обидно, когда знаешь, что в двухстах метрах, за рекой — Клондайк, но он в руках курдов.

В конце сентября курды вытеснили ИГИЛ с очередного месторождения — «Табия». Это газовые поля, с которых перед самой войной, на фоне упавшей добычи, сирийцы получали по два миллиона кубометров ежедневно. А потенциал месторождения — 13 миллионов кубометров газа в сутки. Другое название месторождения — «Коноко»: его открыла и в начале 2000-х годов эксплуатировала американская компания ConocoPhillips. Она же построила современный газоперерабатывающий завод.

Под контролем курдов «Коноко» оказалось 23 сентября. На следующий день проасадовские силы попытались его отбить. Сирийская оппозиция была потрясена вероломством, она обвинила в авианалетах Россию: дескать, в то время как она, оппозиция, бьется с террористами, «российские боевые самолеты обстреляли бойцов Сирийских демократических сил… на крупном газовом месторождении, отвоеванном накануне у боевиков», — написала The Washington Post. Россия в ответ обвинила Соединенные Штаты в «двуличной политике». В общем, захватить месторождение не удалось.

Тем временем российские военные построили через Евфрат 210-метровый понтонный мост. Объясняли так: по нему на восточный берег будут перебрасывать солдат Сирийской арабской армии, бронетехнику и грузы. Зачем перебрасывать правительственные войска в стан оппозиции — это они, видимо, знали. Мост был отличный, обещали, что по нему смогут проходить 8 тысяч бронемашин в сутки. Сирийское правительство сообщало, что с момента его постройки значительно улучшилась гуманитарная обстановка на левом берегу Евфрата. Наверное, имели в виду, что с помощью моста для бронетехники сирийское правительство курдов подкармливало.

Потом были, вероятно, какие-то переговоры между российской стороной и оппозицией. Потому что 19 октября бейрутская газета Almasdar News вдруг сообщила, что курды согласились передать России «газовое месторождение «Коноко» и прилагающуюся к нему штаб-квартиру на востоке провинции Дейр эз-Зор». И что туда, на «Коноко», уже приехали по приглашению курдов «российские наземные войска». А таких войск, как мы помним, у России в Сирии нет. Кто на самом деле приехал в гости на газовые поля — можно только догадываться. Но процесс передачи месторождения этим людям как-то затянулся, и тогда, в октябре, дальше дружеского визита «наземных войск» дело не пошло.

В начале января неожиданно рухнул мост. Уровень воды в Евфрате резко поднялся — и его просто смыло. Газета Минобороны «Красная звезда» обвинила американцев в том, что это они нарочно устроили наводнение, чтобы сломать наш мост. «Резкое изменение водной обстановки произошло из-за преднамеренного открытия шлюзов на плотине ГЭС Эт-Табка, находящейся на территории оппозиционных формирований, подконтрольных «международной коалиции» во главе с США», — сообщило издание. Американцы все отрицали.

20 января Турция начала операцию «Оливковая ветвь» против сирийских курдов, в районе их города Африна. Курды рассчитывали на поддержку со стороны России. Но Россия поставила условие: добровольно передать анклав под контроль президента Асада — и тогда Анкара откажется от своих планов. Курды даже обсуждать это не хотели. Через 9 дней в Сочи начался Конгресс сирийского нацдиалога, и в числе сил оппозиции, приехавших на него, не оказалось курдов. Сами они заявили, что Москва их не пригласила. В общем, стало понятно, что отношения испорчены окончательно. А значит, тем самым «наземным войскам», что ездили в гости на «Коноко», месторождения не видать.

И 7 февраля «наземные войска» решили взять то, что им обещали и не дали. Знало ли их командование о том, что американская авиация пообещала ответить? Кто вообще отдавал им приказы, передал ли им кто-то предупреждение? На данный момент это до сих пор неизвестно, также, как число и имена погибших в этой неудавшейся атаке.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here