Как и другие ведомства, минобороны изыскивает способы экономить деньги. Общий подход здесь такой: надо сокращать финансирование статей, напрямую не затрагивающих боеготовность армии и социальную сферу, чтобы продолжить оснащение армии новым современным арсеналом.

В каком объеме запланирован секвестр военного бюджета, какие расходы в любом случае не подвергнутся корректировке, могут ли солдаты и офицеры рассчитывать в кризис на повышение жалования и введение дополнительных выплат? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью «Российской газете» ответила заместитель министра обороны Татьяна Шевцова.

Татьяна Викторовна, что происходит с армейским кошельком во время кризиса — он остался прежних размеров или похудел?

Татьяна Шевцова: Нельзя ставить знак равенства между расходами на нацоборону и средствами на содержание армии. Более 55 процентов бюджета минобороны уходит на финансирование Госпрограммы вооружений. И лишь менее половины — собственно на нужды вооруженных сил: боевую подготовку, обустройство войск, денежное довольствие, социальные выплаты и так далее.

Средства гособоронзаказа мы вкладываем в предприятия оборонки, а они есть практически во всех субъектах РФ. Эти деньги идут в том числе на зарплату многочисленным коллективам ОПК, возвращаются в казну в виде налоговых поступлений. Оборонные расходы обладают мультипликативным синергетическим эффектом. То есть являются стимулятором для развития гражданских отраслей промышленности. Например, для строительства подводных лодок требуются особые сплавы. Их заказывают у металлургии. Нужна для авиации и систем ПВО новейшая радиоэлектроника — обращаются в соответствующую отрасль.

По факту больше половины средств гособоронзаказа возвращается в экономику страны, в субъекты РФ. Вот почему руководство государства говорит, что эту статью бюджета нельзя сокращать. Ведь благодаря ей становится сильней не только армия. По большому счету, это серьезная инвестиционная составляющая в экономику страны.

И тем не менее сокращение в кризис неизбежно.

Татьяна Шевцова: Нетронутым осталось финансирование Госпрограммы вооружений и публичных обязательств: зарплат, денежного довольствия, социальных выплат.

Сокращения затронули не весь бюджет, а лишь некоторые его статьи — строительство, ремонт, содержание. Причем секвестр составил не 10, а 5 процентов, что для нас не критично.

К тому же по поручению министра обороны разработана и реализуется программа «Эффективная армия». Мы оптимизируем свои расходы. Скажем, установили в воинских частях и учреждениях счетчики учета воды, газа, электроэнергии и за счет этого сэкономили 3 миллиарда рублей. Снизили стоимость квадратного метра в строительстве — начали больше возводить объектов. При этом сделали ставку на быстро возводимые конструкции, разработали типовые проекты, удешевили технологии. Переводим котельные на газ, ввели «поголовой» электронный контроль военнослужащих по питанию.

Получается, что экономя на одном, вы сохраняете полное финансирование другого, более важного. 

Татьяна Шевцова: Именно так. Тут есть еще один важный момент. Опять же по поручению министра прорабатываем вопросы формирования бюджета ведомства на основе базовых показателей расходов на оборону. Определяется минимально допустимый объем финансирования, при котором можно реализовывать планы строительства и развития Вооруженных сил. Опускаться ниже этой планки никак нельзя.

Военные деньги на специальных счетах

То есть фактически перевели минобороны на госплан?

Татьяна Шевцова: Иначе нельзя. Потому что у нас все, в том числе и финансирование, взаимоувязано с поступающей в войска техникой. Приходят в часть новые самолеты, значит, к этому времени должны быть подготовлены летчики. Технику не оставишь под открытым небом, поэтому надо построить ангары под ее хранение.

Контрактников в армию нужно набирать? Нужно, это ее главная сила. Когда в таком ракурсе начинаем говорить на площадке правительства или минфина, нас, как правило, слышат.

Более того, рассмотрение обоснований потребности расходов на национальную оборону через призму базовых показателей предполагается осуществлять в Совете безопасности РФ. Мы считаем, что нельзя допускать автоматического сокращения нашего бюджета. Любой секвестр нужно рассматривать через оценку угроз нацбезопасности. Президент согласился с таким подходом.

Прежде чем говорить именно о 5-процентном сокращении бюджета минобороны, мы все досконально просчитали. И вывели минимально необходимый объем финансирования для того, чтобы исполнить все указы президента, выполнить все социальные обязательства, обустроить систему базирования военной техники.

В прошлом году вы перешли на новую систему финансового контроля за прохождением средств, выделяемых предприятиям оборонки. Напомните, в чем суть нововведений.

Татьяна Шевцова: Прежде минобороны в качестве госзаказчика было обязано контролировать целевое использование бюджетных средств, но не имело для этого соответствующих инструментов. С введением новых норм законодательства о государственном оборонном заказе такие рычаги у нас появились. Создана межведомственная система контроля за денежными потоками, идущими на выполнение гособоронзаказа.

Создан целый набор инструментов для профилактики нецелевого использования бюджетных средств. Это позволяет отслеживать каждый переданный оборонной промышленности рубль и контролировать финансовые потоки в целом.

Прежде всего деньги по военным контрактам попадают на предприятия ОПК только через отдельные счета, открытые в уполномоченных банках. Сегодня в этой системе работают 7 надежных кредитных организаций. Они следят за тем, чтобы перечисленные предприятиям авансы не выводились в офшоры, не шли на покупку ценных бумаг, оплату долгов по займам, другие нецелевые расходы.

С помощью дополнительных выплат и надбавок мы обнуляли инфляционные потери денежного довольствия

Несмотря на финансирование каждого контракта по гособоронзаказу через отдельные банковские счета, такие приоритетные платежи, как зарплата и социальные выплаты, налоговые отчисления в бюджетную систему, оплата коммунальных услуг, расчеты с кооперацией и иные необходимые для выполнения гособоронзаказа расходы проводятся уполномоченными банками без каких-либо ограничений.

Кроме того, каждый госконтракт получает уникальный номер, так называемый идентификатор. Он указывается в документах во время прохождения денежных средств по всей производственной цепочке — от головного предприятия до исполнителя последнего уровня кооперации. Иными словами, в любой момент можно отследить путь бюджетных средств, направленных на производство не только заказанного у промышленности танка или самолета, но даже комплектующих изделий и материалов, использованных для их изготовления.

Хочу отметить, что для приобретения мелких партий товаров в законе предусмотрен лимит в 3 миллиона рублей в месяц по каждому контракту для расчетов без использования отдельных счетов. Таким образом, закупка гвоздей, мастерков, банок с краской может быть осуществлена и без открытия отдельных счетов.

В итоге через идентификатор контракта мы как бы окрасили каждый военный казенный рубль.

На выходе уже имеете какой-то результат?

Татьяна Шевцова: Новая система работает достаточно эффективно.

В рамках взаимодействия между всеми участниками контроля (Росфинмониторинг, ФАС России и др.) обеспечено своевременное выявление рисков ненадлежащего исполнения контрактов по гособоронзаказу. Данные, поступившие от уполномоченных банков в единую информационную систему расчетов по гособоронзаказу, свидетельствуют: с 1 сентября 2015 года не было ни одного платежа, не связанного с выполнением военных контрактов.

На стадии банковского контроля предотвращено неправомерное перечисление средств на сумму более5 млрд руб. Это позволяет говорить об эффективности заложенных в закон механизмов.

Вместе с тем мы увидели необходимость внесения в закон некоторых корректировок. «Российская газета» может первой об этом рассказать. Ключевая поправка в документ позволит головному исполнителю возмещать расходы на формирование «опережающего» запаса продукции в ходе исполнения госконтракта из полученных авансов, а не по результатам проведения окончательных расчетов.

Эту поправку мы сами инициировали, сейчас вносим ее как президентскую в Госдуму.

Десять надбавок к жалованью

Вернемся к армии. Точнее, к солдатскому и офицерскому кошельку. Денежное довольствие военнослужащих не поднимали уже четыре года. Не получится так, что служивые опять скатятся в нищету?

Татьяна Шевцова: Такого не случится. Несмотря на то что индексация с 2012 года не проводится, мы с помощью дополнительных выплат и надбавок все это время «обнуляли» инфляционные потери денежного довольствия военнослужащих. Только за последние пару лет ввели около десятка таких надбавок.

Например, военнослужащим, привлекаемым к миротворческим операциям, ежемесячно доплачивают 25 процентов их денежного содержания. Те, кто выполняет задачи в горной местности, дополнительно получают 30 процентов. Награжденные медалью минобороны «За боевые отличия», «За воинскую доблесть» и «За разминирование» — от 10 до 30 процентов. Есть за прыжки с парашютом, за отличную физическую подготовку.

Подход здесь такой: чем добросовестней ты служишь, чем больше трудишься, тем выше твое денежное довольствие.

И сколько сейчас в среднем получает кадровый военнослужащий?

Татьяна Шевцова: Более 62 тысяч рублей в месяц. Для сравнения — в 2012 году, когда мы перешли на новое денежное довольствие, этот показатель составлял менее 58 тысяч. Разница, на первый взгляд, небольшая. Но мы говорим об «усредненных» цифрах. У многих военнослужащих с учетом надбавок набегает довольно приличная сумма.

Надо иметь в виду, что исходным показателем для нас является средняя зарплата в ведущих отраслях экономики. Денежное довольствие в армии не должно быть ниже. Если брать официальную статистику, то в минобороны это требование соблюдается. У нас выше уровень жалованья, чем зарплата в добывающих отраслях, например в металлургии.

В продолжение разговора о денежном довольствии. Одно из первых решений министра было связано с монетизацией. Когда мы по постоянному жилью тоже ушли в деньги, очередь на квартиры сократилась в разы.

Вы имеете в виду выплату жилищной субсидии?

Татьяна Шевцова: На мой взгляд, это было верное, экономически просчитанное и социально обоснованное решение. Помимо того что оно дало очереднику возможность выбора, какую квартиру и где покупать, какой дом себе строить, это еще сняло с минобороны огромное финансовое бремя.

Знаете, сколько так называемых распоряженцев еще три года назад мы не могли уволить без предоставления жилья? Около 49 тысяч. Хотя эти люди фактически не служили, ежегодно приходилось тратить на их денежное довольствие 32 миллиарда рублей. Теперь распоряженцев осталось 5 тысяч, а высвободившиеся деньги направили на жилищные субсидии.

Вторым важным решением стал новый подход к оплате арендного жилья. В служебной квартире нуждались почти 75 тысяч военных семей. Компенсация за поднаем квартиры была жестко фиксированной, и ее размер часто не позволял офицерам и прапорщикам снимать жилье. Это создавало большую социальную напряженность.

Когда в этом году выплаты за аренду удалось резко поднять, количество очередников на «служебки» сократилось почти в десять раз. Вместо того чтобы дожидаться казенной квартиры в гарнизоне, многие предпочли снимать приглянувшееся им жилье.

Но ведь право на получение «служебки» они не потеряли?

Татьяна Шевцова: Нет, конечно.

Инфографика РГ/Мария Пахмутова/Юрий Гаврилов

Контрактник с офицерской получкой

Вопрос по военным пенсионерам. За последние полгода им дважды увеличивали выплаты — в октябре прошлого года и нынешним февралем. В этом году отставников еще порадуете?

Татьяна Шевцова: Это будет ясно во втором полугодии. А в феврале действительно военные пенсии повысились на 4 процента. В среднем размер таких ежемесячных выплат теперь составляет 21 752 рубля. Это почти в 1,7 раза больше среднего размера страховой пенсии по старости.

Кроме того, с 1 февраля на 7 процентов повысились отдельные выплаты ветеранам — участникам и инвалидам Великой Отечественной войны, чернобыльцам, ветеранам боевых действий. А еще повысились ежемесячные выплаты детям погибших при исполнении обязанностей военнослужащих.

Так что здесь ситуация относительно благополучная.

Про ваших гражданских служащих такое же можно сказать?

Татьяна Шевцова: Здесь ситуация несколько иная. Хотя вопросам социальной защиты гражданского персонала Вооруженных сил уделяется повышенное внимание. Для нас главная задача — не допустить снижения достигнутого ранее уровня оплаты труда этих работников. Сейчас их средняя заработная плата в минобороны составляет 27 тысяч рублей.

При этом за счет сбалансированности ресурсного обеспечения организационно-штатных мероприятий принимаются решения о дополнительном материальном стимулировании гражданского персонала наших воинских частей и организаций.

Кроме того, в минобороны организована работа по выполнению указа президента N 597 от 7 мая 2012 г. в части повышения эффективности деятельности учреждений и повышения уровня оплаты труда отдельных категорий работников учреждений науки, образования, культуры и здравоохранения.

Так, в прошлом году зарплата профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений составила 56,8 тыс. рублей в месяц. Врачей — 52,9 тысячи, научных сотрудников — 65,7 тыс. рублей.

Кроме того, с 1 января нынешнего года увеличены должностные оклады низкооплачиваемых категорий гражданского персонала минобороны.

Вообще действующая в нашем ведомстве система финансирования гражданского персонала дает возможность руководителям самостоятельно стимулировать работников за счет экономии годового фонда оплаты труда. Это позволяет обеспечивать достойной зарплатой наиболее квалифицированных специалистов, вносящих существенный вклад в поддержание боеготовности воинских частей и организаций Минобороны России. И создает у людей стимул работать как можно лучше.

Сейчас в армию активно набирают профессиональных солдат. На какое жалованье они вправе рассчитывать?

Татьяна Шевцова: Нынешнее денежное довольствие контрактников — от 20 до 29 тысяч рублей в месяц. Кроме того, на них распространяются все формы дополнительных выплат. Например, за отличные показатели по физической подготовке доплачивают до ста процентов должностного оклада.

Если 10 тысяч рублей надбавки контрактник приплюсует к своим положенным 29 тысячам, получится 39 тысяч. Получит еще надбавку за особые условия службы, скажем, на Севере, набежит уже 40-45 тысяч. То есть сумма, близкая к той, что получает лейтенант. Кроме того, военнослужащие по контракту вправе рассчитывать на бесплатную медпомощь, страховку, они могут стать участниками военной ипотеки.

Солдатам платят за риск

Солдатам-призывникам повысить оклады не думаете?

Татьяна Шевцова: В принципе для них установлена единая выплата — 2 тысячи рублей в месяц. Но мы тоже ввели для этой категории военнослужащих некоторые надбавки. Например, с прошлого года доплачиваем так называемые командирские деньги. Есть доплата за прыжки с парашютом, участие в разминировании и водолазных работах. Все, кто этим занимается, дополнительно получают сто процентов должностного оклада. Такие ежемесячные выплаты проходят с формулировкой «за риск в мирное время».

Вообще, как мне кажется, не все определяется деньгами. Сегодня многие молодые люди хотят служить, и только начинается призыв, только успевай записывать их в различные виды и рода войск. Приоритет, конечно, ВДВ — там от кандидатов в солдаты просто отбоя нет. После Сирии многие рвутся в ВКС. Конечно, все это не может нас не радовать.

Наверное, армейские игры типа танкового биатлона тоже агитируют ребят за службу? Кстати, они дорого обходятся военной казне?

Татьяна Шевцова: Это ведь не просто игры, а боевая подготовка с элементом состязательности. Поэтому и танковый биатлон, и авиадартс, и другие армейские игры у нас проходят по смете расходов на боевую подготовку. Дополнительные средства на их подготовку и проведение не требуются.

Визитная карточка

Татьяна Викторовна Шевцова, заместитель министра обороны РФ.

Родилась в 1969 году в городе Козельске Калужской области в семье военнослужащего. В 1991 году с отличием окончила Ленинградский финансово-экономический институт имени Н. А. Вознесенского.

На государственной службе с 1991 года. Прошла путь от государственного налогового инспектора до заместителя руководителя Федеральной налоговой службы РФ.

В мае 2010 года стала советником министра обороны РФ. 4 августа 2010 года указом президента РФ назначена заместителем министра обороны.

Действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса (5 апреля 2011 г.). Награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденами Почета и Дружбы.

Заслуженный экономист Российской Федерации.

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here